Все записи
МОЙ ВЫБОР 10:19  /  28.06.20

543просмотра

Проверка на прочность

+T -
Поделиться:

 

Теперь уже можно не сомневаться: волна митингов и беспорядков, поднявшаяся после гибели великомученика Флойда в захолустном Миннеаполисе, испытывает на прочность устои государственной власти во многих странах западного мира, от США и до Австралии. Это уже не первая такая волна за последние 50 лет - в 68-69 годах прошлого века волна протестов и беспорядков потрясла весь западный мир, её отголоски дошли и до соцлагеря, приведя к потрясениям в Чехословакии и Польше (Пражская весна и падение режима Гомулки в Варшаве). Основы западного мира тогда устояли, в многих местах прошли реформы, а некоторые лидеры протестов - Дани Кон-Бендит во Франции, Йошке Фишер в Германии, Джереми Корбин в Англии, Том Хэйден в США - стали солидными парламентариями и даже министрами. Следующая конвульсия недовольства и протестов ударила именно по социалистическим странам в 1989-91 годах, они посыпались, как костяшки домино, в предельно короткие сроки. Только Китай сумел сохранить свой государственный строй, ценой серьёзного закручивания гаек и немалой крови (закрытые для внешнего мира Куба и КНДР устояли, хоть и на голодном пайке). События тех лет показали, что запас прочности государственного и экономического устройства стран соцлагеря был к тому времени на исходе.

Новый виток потрясений начался после финансового кризиса 2008-го года, его пиком стало движение Occupy в США, Великобритании и Израиле ("протест на бульваре Ротшильда"), и Болотная в России. У такой резкой реакции части общества на финансовый кризис были объективные причины: сильное снижение уровня жизни для немалой части населения вкупе с продолжающейся без запинки красивой жизнью банкиров и дружащих с ними политиков. Вместе с тем, многие активисты этой волны были уже опытными радикалами или бывшими коммунистами, которые с начала 90-ых, после краха мирового соцлагеря, были в хронической депрессии - и вдруг им показалось, что они на пороге новой революции. В первые недели после старта Occupy Wall Street многим во властных структурах Запада было не по себе, но потом были проведены кое-какие реформы и всё вроде успокоилось. На самом деле, та волна не прошла бесследно: в Америке стал у всех на слуху чудаковатый еврейский социалист из Вермонта Берни Сандерс, решивший начать донкихотовскую атаку на институции Демократической партии, а из пучин американского reality-TV стал неумолимо всплывать великий и ужасный Дональд Трамп. В столице еврофинансов Лондоне старые маргиналы Корбин, Макдоннел и "Красный Кен" Ливингстон стали претворять в жизнь свой план по захвату руководства Лейбористской партией, которую оставил на произвол судьбы любимец миллиардеров и среднеазиатских президентов Тони Блэйр. Параллельно c этим во Франции и Германии пошла в разнос устоявшаяся политическая структура, набрали сил левые радикалы Меленшона из "Непокорной Франции" и "Национального Фронта" Мари ле-Пен, а в ФРГ резко выросла популярность правых националистов из AfD и левых радикалов из Die Linke, всё это за счёт умеренных социалистов и классических правых. Похожий процесс шёл и в южных Италии и Испании, только с ещё большей фрагментацией и взлётом водевильных персонажей всех мастей. В маленьком, но сплочённом внешней угрозой Израиле на помощь местному движению протеста пришли активисты пропалестинских антиглобалистов, ободрённые новым курсом президента Обамы. Израильское государство справилoсь с протестами без особых проблем, правительство провело ряд популярных реформ, а молодые вожаки протестных формирований рванули в парламентскую политику, часть их прибилось к новой протестной партии, возглавленной популярным телеведущим Яиром Лапидом - который разочаровал многих последователей, примкнув после выборов к очередному правительству Нетанияху. В России массовые протесты в Москве не нарушили прочности власти, даже наоборот - после возвращения Путина на пост президента российское государство стало ещё сильнее и стабильнее, а оппозиция начала увядать и мельчать на глазах.

Новая международная волна протестов поднялась вроде бы на пустом месте, то ли дело раньше - в 1968-ом убили Мартина Лютер Кинга и вьетнамская война достигла своего апогея, а 2008-ой год породил экономический кризис и нарастающую волну недовольства в широких кругах населения. В наши дни, конечно, разбушевалась эпидемия COVID-19, как дополнительный раздражитель для людей во всём мире, миллионы сидели дома или бесцельно бродили по паркам. Но ведь Флойд - не пастор Кинг и не Малколм Экс, а регулярной гибелью чернокожих американцев во время их интеракций с дружелюбной американской полицией трудно кого-либо удивить. Немаловажным фактором в растущей волне протестов в Америке и Великобритании стало ощущение тупика и бесполезности парламентского подхода, по ощущениям левых радикалов. В Лондоне левые активисты почувствовали себя в безвыходном положении, после разгрома старого большевика Корбина архи-капиталистом из Итона-Оксфорда Борисом Джонсоном несколько месяцев назад, а сменивший Корбина на посту лидера лейбористов Кейр Стармер быстро провёл жёсткую чистку в рядах своего ЦК, выкинув из него бывших коммунистов и попутчиков. В Америке сторонники Сандерса как раз начали валиться в пропасть депрессии, вызванной разгромом своего кумира ставленником истеблишмента Джо Байденом. Иx страдания были усугублены тем, что в январе Сандерс уже казался почти безальтернативным победителем предварительных выборов у демократов, но всего лишь через пару месяцев его шансы испарились, причём навсегда, если принимать во внимание его уже весьма преклонный возраст. Искра протестов в Миннеаполисе стала огоньком надежды для радикалов, антиглобалистов и анархистов всех мастейь от Сан-Франциско и до Канберры. Новые протесты охватили многие десятки городов в США, речь идёт уже не о реформах в полиции или борьбе с дискриминацией - активисты Black Lives Matter валят статуи не только генералов мятежного Юга, но и командира армии севера Гранта и даже Джорджа нашего Вашингтона. Они требуют осуждения и демонтажа всей западной цивилизации - и во многих местах не встречают реального сопротивления со стороны запуганных политиков и полицейских начальников. В Сиэттле, Сан-Франциско и Портлэнде активисты BLM захватили целые кварталы и крушат любые попавшиеся статуи подозрительных белых людей - не пожалели и беднягу Сервантеса в Golden Gate Park. Валят статуи и в Англии, полиция не смогла защитить от графитти монументы Черчилля и Линкольна напротив парламента. В Бельгии, Голландии и Франции тоже беспорядки, местные власти прячутся за углом и надеются, что обойдётся . . . Есть и редкие обратные примеры: в Австралии полиция не дала свалить памятник капитану Куку. Даже в далёком от Миннесоты Израиле местные анархисты и активисты арабских партий пытались организовать беспорядки под хэштегом #PalestinianLivesMatter, но израильская полиция и силы безопасности подавили эти поползновения в зародыше.

События неординарного 2020-го года стали проверкой прочности системы государственного устройства в целом ряде стран запада, пока что самая печальная картина наблюдается в некогда могучих Соединённых Штатах Америки - губернаторы и мэры от Демократической партии подлизываются к протестующим, обиженная полиция во многих местах разбежалась по домам или засела в кафе с пончиками, а крутой президент Трамп каждый день публикует новые страшные угрозы в своём Твиттере, но на практике только приказал расчистить для себя тропинку к собору Св. Иоанна недалеко от Белого дома, чтобы попозировать там с Библией. Президент, как кажется, надеется, что беспредел протестующих подвинет многих средних американцев голосовать за него в ноябре, и пытается привязать вожаков Демократов к бушующим радикалам. Ближайшие недели покажут, смогут ли госструктуры США и других западных стран навести порядок и выдержать испытание на прочность, или точечные очаги анархии продолжат разрастаться с нарастающей интенсивностью.