Все записи
МОЙ ВЫБОР 11:48  /  5.08.14

3230просмотров

Рецензия на фильм "Муха" Дэвида Кроненберга. Патология, наука и секс глазами одного из самых "ненормальных" режиссеров 20 века.

+T -
Поделиться:

Фильм 1986 года. Взял Оскар за лучший грим.

Главного героя Джеффа Голдблюма гримировали по 5 часов. Для 1986 года впечатляюще и угрожающе.

Можно продолжать про грим, но я хочу сказать в защиту исключительной патологичности этого кино и драматургии, которая не стала "любовницей" грима, а самостоятельно прошлась по телу и нервам, оставляя рубцы.

Ученый в недрах лаборатории создал телепорт, расщепляющий предметы на частицы в одном месте и воссоздающий их в другом. Эксперименты над неорганикой дают превосходные результаты. А вот органика не поддается.

Натурализм кадров загубленного бабуина, с которым Дэвид Кроненберг показывает неудачную попытку телепортации, с первых минут фильма заигрывает со зрителем “приятель, будет еще жарче”. Эти кадры как билет-пропуск на настоящий кинопоказ.

Кроненберг один из самых "ненормальных" режиссеров, начавший с ненормальности физиологической и продолживший ненормальностью психологической, эмоциональной. Посмотреть хотя бы его фильмографию.

Он работает с тонкой гранью между сексуальностью платонической, воздерживаемой и животной, межвидовой, беспредельной.

Роль объекта желания играет молодая Джина Дэвис. Аппетитная, с ямочками и детскими пухлыми губами. Стопроцентное попадание кастинга с главными героями еще больше разъедает скептицизм, с которым начинаешь просмотр: "ну глянем, что за пластилин накрутили эти неандертальцы кино-1986".

Ученый раз за разом пробует воссоздать живую материю, и у него это получается очень скоро. За это время он сближается с героиней Джины Дэвис Вероникой, которая волей журналистского случая становится участницей интимных подробностей происходящего в лаборатории.

Фатальная беда приходит в жизнь уже теперь двух влюбленных в виде маленькой назойливой мухи, которая сует свой хоботок, куда не просят. В решительный момент эксперимента ученого над собой, она залетает в один из контейнеров для телепортации, и программа, созданная ученым, совершает над этими двумя бедными генетический акт соития или слияния.

Уфф. Накрутил Кроненберг. Аж в жар бросает. Бросит туда же и главных героев, с которыми начинает происходить череда событий, превращающая кино в триллер и акт режиссерского эксгибиоционизма, построенного на скрытых извращеннеческих фантазиях режиссера, и как мне кажется, всей съемочной группы.

Фильм к концу мог спокойно скатиться в удручающую схематичную страшную сказку с месивом из слизи, крови и насилия и пр.

И тут стоит поаплодировать мистеру Кроненбергу. На тонкой материи любви, самопознания и отречения он сохраняет мухе-ученому внутреннее лицо, мужскую красоту воли, хоть и с глазами насекомого.

Концовка и этот взгляд безнадежности сильно врезается в память и выводит фильм из разряда кустарных экспериментов со спецэффектами в кино с историей и честной драматургией.

Если вы готовы уйти глубоко в свои не всегда легкие и общепризнанные фантазии, готовы поиграть с Кроненбергом в странный секс, а под сексом он понимает мысли, намеки, подозрения, смятение. Тогда это кино и вас соединит с этой мухой, и вы кожей почувствуете, каково это, стать чем-то иным, чем человек и насекомое.

Комментировать Всего 6 комментариев
"ну глянем, что за пластилин накрутили эти неондертальцы кино-1986"

"Неондертальцы"? Кто это? Люди, произошедшие от неона?

Кстати, а откуда эта странная мысль о неандертальцах кино-1986? Что за пренебрежение? Время создания на художественную ценность фильмов никогда не влияло.

Эту реплику поддерживают: Саша Копов

Это фон, который я часто вижу в мнениях моих  знакомых и друзей, получающих лучшие спецэффекты в кино последнего поколения. Кино, не способное дать бодрую анимацию и технологии, им быстро наскучивает.  

Тяжёлый случай. Хорошо, что у меня нет таких знакомых. Вот кто неандертальцы-то.

Ваша мысль - "время создания на художественную ценность фильмов никогда не влияло" - мне очень близка.