Отпускной бум в самом разгаре – я и сама только что вернулась с каникул, вот и вспомнилась одна стародавняя история: случилась она ровно в эти же августовские дни, но целую жизнь назад – садитесь поудобнее, буду вас развлекать!..

Итак, в феврале далекого 1991-го года, будучи юной девой, собралась я за границу: в первый раз и сразу - на о. Цейлон. Сумасбродная эта идея родилась случайно: как-то ехала я в электричке, а рядом со мной сидел мужик и читал затасканную рекламную газетенку. От нечего делать и я туда уставилась, и вдруг, среди массы всяко-разных объявлений, выцепила взглядом одно: на август месяц набирается группа в путешествие по Шри-Ланке. Уж не знаю, чем мне глянулось это набранное мелким шрифтом, совсем никакущее объявленьице, но я загадала: если мужик сойдет раньше и оставит на сидении газетку, то я еду! Так оно вышло: дядька встрепенулся, подскочил… бросил газету и устремился прочь. Я тут же ее ухватила и принялась мечтать. Мой тогдашний бойфренд Стасик как раз намыл свой первый капиталец (в лихие 90-е чем только не занимались!), так что осталось дело за малым: уговорить его потратить денежки на путешествие. У меня получилось!.. А уж Стас, в свою очередь, подбил на это дело партнера по своим шамер-махер, Вовчика. Никто из нас за границей еще не был. Помню, оформление тура заняло чуть ли не полгода - заиметь загранпаспорт оказалось делом весьма тягомотным: граждане бывшего СССР только-только получили возможность беспрепятственно выезжать за рубеж, а уж поездка в такое экзотическое далёко была сродни полёту на Луну.

Чем меньше времени оставалось до отъезда, тем больше мы волновались!.. Тур стоил хренову тучу денег, и всем занималась какая-то мутная турфирма - в том числе покупкой причитающихся каждому легальному туристу двухсот долларов по льготному госкурсу (остальную валюту Стасик взял на черном рынке и совсем за другие деньги). Наконец, из офиса позвонили и велели прибыть 4-го августа к восьми вечера на площадь перед кинотеатром «Россия»: там, на ул. Горького, нас должен был подобрать микроавтобус с руководителем группы и тремя другими участниками сей авантюры – везти в Шереметьево.

И вот стоим мы со Стасом и Вовчиком посередь праздношатающейся толпы… хихикаем, камуфлируя за этими нервными смешками душевный трепет: а ну как за нами никто не приедет? Могли ведь и кинуть – тогда это было сплошь да рядом. Видим, неподалеку от нас мнутся ещё трое - мужики конкретно за сорок и молодая женщина: как и мы, одеты в дорогу, с большими фирменными чемоданами. Вдруг у тротуара остановился видавший виды «пазик» с условной надписью на лобовом стекле: «Лихоборы». Вылез пузатый водитель и зычно крикнул в толпу: «Кому на Шри-Ланку?!». Я с мальчишками и примеченная нами троица рванули к нему: действительно оказались попутчиками! Коллег по путешествию звали Иосиф (здоровенный красномордый детина с сомбреро на шнурке), Яков (маленький и коренастый – говорун и в каждой бочке затычка) и с ними дева их, Мария: Иосифу – сестра, а Яше – жена; как выяснилось, все они были еще и партнеры по бизнесу - владели нехилым таким кирпичным заводиком.

Забрались в автобус, поинтересовались, где же старший группы: ведь у него всё – паспорта, билеты, документы, деньги на отель и экскурсии и пр. Водитель, сплюнув в окно, ответил, что, поскольку «старшой» живет в Химках, ему нет резона тащиться в Центр – мы подберем его по пути… сделаем небольшой крюк.

Почалили в аэропорт. Смеркалось, а в те времена освещение на дорогах было очень скудное. После Химок свернули на обочину, у какого-то знака… кругом темно. Ну, думаю, всё - щас грохнут, валюту отымут… Вдруг в переднюю дверь постучали. Водитель открыл, за ней послышалась какая-то возня. Прижавшись носом к стеклу, я увидела, что на обочине стоят три крепко выпивших мужика. Ну как стоят: двое еле на ногах держатся, а третий буквально повис на них - его-то нам в салон и сгрузили… это и был «старшой». «Жека, друг! Давай там… не подведи! Отдохни за всех за нас!», - напутствовали его провожающие и вслед за телом закинули в автобус туго набитую борсетку, наплечную сумку и рюкзак.

В аэропорту мы разделили обязанности: Иосиф с Вовкой тащили на себе Жеку, Яков со Стасиком – его и свои вещи, а мы с Машей отвечали за самый ценный груз - борсетку с кэшем и документами. Это была песня – как Жека проходил паспортный контроль! Наш «старшой» явно был в ударе: со словами «прошу считать меня космонавтом» и раскинув руки (видимо, изображая памятник Ю.Гагарину на одноимённой площади в Москве), пошёл на взлёт через рамку металлоискателя… но не вписался – грохнулся! Слава Богу, у нас был Иосиф: громадной медвежьей дланью сгреб Жеку в охапку и потащил за собой. В самолете «старшой», наконец, угомонился: его усадили в самый хвост – там он и заснул мертвым сном. Очнулся уже в Коломбо, и его изумлению не было предела: «И где это я?!». Обнаружив и себя, и вещи в целости и сохранности, кланялся в ноги и обещал проставиться по полной. Позже он так и сделал… правда, за наш же счет: скрыл факт, что турфирма вернула деньги за часть отменённых в связи с наводнением экскурсий. Вот на эти шиши Жека нас и благодарил… мы узнали об этом случайно, за три дня до отъезда. Ну что - подвергли его остракизму, но денег, ясен пень, не вернули: всё было пропито.

Не буду утомлять вас описанием достопримечательностей Шри-Ланки: многие были если не там, то в Южной Азии точно. Надо ли говорить, как мы наслаждались путешествием! Базировались километрах в 50-ти от Коломбо: отель стоял на самом берегу океана, в конце большой деревни. Понятное дело, и аутентичные, исключительно комфортабельные бунгало, и экзотическая кухня в ресторане, и целых два бассейна – для нас всё было внове! С первого же дня мы занялись всем тем, за что так не любят «руссо туристо»: днем с воплями прыгали в океанических волнах, зарывали друг друга в песок (особливо выделяя гениталии) и без устали глушили холодный пивасик. А вечером разговлялись чем-нибудь покрепче, пели Розенбаума, купались голышом в бассейне и резались в домино.

Дело, правда, осложнилось тем, что где-то на третий день Иосифу вздумалось воспылать ко мне чувствами, о чем он тут же сообщил не только нашей компании, но, будучи подшофе, стал делиться муками неразделенной любви со всеми, кто готов был его слушать. Список желающих быстро иссяк – персоналу некогда, постояльцев в отеле мало (низкий сезон), и только одинокий старый итальянец согласился играть роль жилетки. Ну как согласился: подвыпивший Йося без приглашения подсаживался к нему и, пуская скупую мужскую слезу, изливал душу. Английский несчастного влюбленного оставлял желать много лучшего, зато изобретательность была на уровне, а за недостатком лексикона он время от времени обращался к сестре… а уж та над ним издевалась в свое удовольствие! Посему Йосин монолог звучал примерно так:

- Ю ноу, брат, у меня с другом кирпичный завод - завод, андестэнд?.. Фэктори, короче. Кирпичная… Что, не знаешь слова «кирпич»? Ну, красный такой… как моя рожа, короче. Май фэйс из рэд, и кирпич тоже – рэд, андестэнд? Мы производим мэни-мэни рэд фэйсиз… то есть красных кирпичей! И ещё делаем консалтинг другим фэкториз… короче, получайтинг много-много денег – вери мач мани, андестэнд? Но мани, брат, это нафиг не нужно… если нет любви. Ноу лав, андестэнд? Поэтому май фэйс из плачинг нау... Эй, официант! Принеси-ка мне, плиз… Чёрт, гив ми, плиз… Машка! Машка, забыл: как будет салфетка (напкин)? Блэнкит? О’кей, официант, гив ми биг блэнкит (большое одеяло) – я плачинг и мне нужно рожа вытиралтинг…  Биг рожа- биг блэнкит!

Как раз через Йосика мы и познакомились с Анандом – наконец, подходим к самой сути истории. Бродя по окрестностям в поиске свежих «жилеток», Йосик познакомился с одним ювелиром. На самом деле, их на Шри-Ланке больше, чем туристов, но этот показался особенно симпатичным: тамилец лет 30-ти – душевный, приветливый, с громадными влажными карими глазами и щедрой белозубой улыбкой. Мы так сдружились, что чуть ли не каждый день Ананд закрывал свою ювелирную лавку - с тем, чтоб мотаться с нами по экскурсиям, которые сам же и организовывал. Понятное дело, его расположение не исключало расчета, что перед отъездом мы что-нибудь у него да прикупим… но с легкой руки Ананда мы побывали в самых нетуристических местах Коломбо (ночном клубе, публичном доме…  опиумной курильне), а уж сапфиры в его лавке так заманчиво сверкали, что мы не циклились. В результате в последний день пребывания в Шри-Ланке мы с Машкой обнаружили себя у ювелирного прилавка нашего тамильца – примеряли все что можно и нельзя. Это сейчас у меня вкус стал простой – мне нравится все самое лучшее, а тогда до подобного рафинада надо было еще дорасти. Известное дело, я выбрала колечко покрупнее и поблестящей – аж на полтыщи долларов. Кликнула Стасика… он взбледнул, но не растерялся: оказалось, пока вся их мужская компания нервно курила в ожидании нашего с Машкой финансового приговора, они с Йосей договорились о складчине: мол, какой бы презент я ни выбрала, платят пополам – на память о большой и чистой…. Ну и кто из них еврей после этого?!

В итоге с Иосифом мы расстались вполне безболезненно: во время перелёта в Москву он так напился, что даже не заметил, что между нами всё кончено, так и не начавшись. Что ж, хоть перстенёк остался!

Вернулись мы в ночь на 19-е августа – совсем в другую страну. Жила я в то время на Минке, и утром сквозь сон слышала, как подминают под себя асфальт танки Таманской дивизии – ну да это совсем другая история.

Конечно, мы договорились о встрече с нашими новыми друзьями, но поначалу за всеми этими политическими перипетиями было недосуг. А я тем временем повсюду козыряла своей сапфировой обновкой, покуда один знакомый продавец ювелирного магазина не засомневался в чистоте моего кабошона. Я было дело возмутилась – собиралась ведь внукам в наследство оставить!.. Но на гемологическую экспертизу съездить не поленилась. До сих пор помню этот шок… Оглушённая заключением специалиста, я, сидючи на скамейке в измайловском парке, на нервяке съела аж пять эскимо: мой трёхкаратник оказался не то чтобы фальшивкой, но техническим сапфиром, и была ему грош цена, тем более, что камень был даже не целым, а склейкой из трёх частей. Позвонила, понятное дело, Машке – она-то купила в разы чего покруче: и себе, и маме, и сестре… а мой Ромео (то бишь Йося) и жене прикупил, и невестке… Там сумма всех покупок исчислялась тысячами долларов. По моей наводке и Маша проверила свои цацки – всё оказалось таким же барахлом.

Короче, собрались мы, наконец, на Яшиной даче – вся честная компания, и давай горе заливать. «А чего его заливать, - вдруг раздумчиво сказал Вовчик (кстати, единственный умник – ничего у Ананда не взял). Тут не заливать – тут морду бить надо… Айда на Цейлон – харю ювелиру чистить!». И если вы думаете, что дело словами и кончилось, то это совсем не так. В итоге три глубоко оскорбленных мужика – Иосиф, Яков и Стас (между прочим, Вовчик воду замутил, а сам снова слился) - купили по туру, причем Стасу стоимость поездки в разы превышала понесённый убыток, но жажда отмщения и мужская солидарность взяли верх. И вот в ноябре, в самый сезон дождей, наши реальные пацаны поперлись в Шри-Ланку – учить тамильца жизни, ну, и деньги свои возвращать, разумеется.  

…Остается только представить выражение лица нашего ювелира, когда трое русских появились на пороге его лавки и многозначительно закрыли за собой дверь! Правда, выбивание денег оказалось делом весьма хлопотным… Во-первых, «реальными» наши мальчики были чисто гипотетически; во-вторых, такой суммы у тамильца просто не было: скорее всего, деньги пошли на поддержку «Тигров освобождения Тамил Илама» - как раз в то время разгорелась вторая иламская война.  Чтобы тамилец не сбежал, пришлось все время охранять и его, и лавку. Роль дежурить в лавке досталась Иосифу, а Стасик с Яковом в четыре глаза следили за Анандом, сопровождая его повсюду. Так продолжалось все 12 дней тура… путешествие подходило к концу, а деньги всё не наскребались, и тогда тамилец предложил вернуть долг золотым слитком. Подвох вроде как исключался: сделка проходила через банк - слиток был клейменным и даже с документами, правда… один на всех. Делать нечего – пришлось брать. С ним парни и вернулись в Москву… правда, я его так и не увидела. Стасик мой ничтоже сумняшеся доверился Иосифу с Яшей: мол, их доля основная, а  Стасовых денег - всего-то 250 долларов. В общем, решили, что ребята распилят слиток согласно купленным билетам, а там уж… А там действительно реальные пацаны сочли Стасика не стоящим внимания и поступили по принципу «кому я был должен, всем простил». Мы со Стасом ждали-ждали, и вот однажды я позвонила Машке на домашний, а домработница сказала, что они с мужем уехали на ПМЖ в США – они и Машкин брат с семьей, Иосиф.

…Сели мы уже втроем – Стас, Вовчик и я: ребята пили водку, я – «Бейлис», тогда это было очень модно. Судили-рядили, возмущаясь вероломством наших товарищей, как вдруг Вовчик после пятой рюмки набычился и со страстью в голосе изрёк: «Да что тут думать – морду бить надо! Айда в Штаты…», - и тут же осёкся, поймав мой уничижительный взгляд. На том наша цейлонская эпопея закончилась: кому-то достался золотой слиток, а кому-то – занятная история. Такая вот жизнь…