Все записи
16:46  /  21.01.21

5644просмотра

Почему люди не любят, не хотят и не умеют просить?

+T -
Поделиться:

Что бы в моей жизни ни происходило, во все времена меня преследует один и тот же затык, то бишь черта характера. Я даже немножко ею горжусь, хотя подозреваю, что достоинство это мнимое и на самом деле усложняет мне жизнь. Долгое время я не решалась обсудить этот вопрос даже с самыми близкими, но как-то раз во время дружеского застолья зашел разговор на сопряженную тему. Выяснилось, что я не одинока: почти все мои знакомые страдают тем же недугом. Когда мы признались в своем общем страхе, проговорили его, стало легче: согласитесь, это важный шаг на пути решения любой проблемы. Так что же это за затык такой, который наверняка обнаружится у многих из вас?

Начну издалека. Лет десять назад внезапно и очень горько закончилась одна моя нежная дружба — предательством. Мало того: коварство близкой подруги еще и влетело мне в копеечку. В первые дни было очень тяжело: от душевной боли меня прям скрутило — в туалет по стеночке ходила. И тут приятельница позвала туда, где я никогда не была — в горы, в Гималаи... в Непал. С тех пор почти каждый год я либо хожу в высокогорные треки, либо пускаюсь в паломничество по буддийским святыням, либо лечу в Индию на аюрведический детокс — выполаскивать душу и тело. Таки есть две вещи на свете, которые меня успокаивают и исцеляют: горы и Восток.

 

В одну из таких поездок я отправилась в Королевство Бутан (году эдак в 2013-м). Позволю себе короткий экскурс в политическую географию: Бутан — крошечное государство, зажатое между Индией и Китайским Тибетом на юго-восточном склоне Гималаев. Страна сколь древняя, столь и закрытая: первые туристы здесь появились в 1974 году, а до этого посетить Бутан можно было лишь по личному приглашению короля. Да и сейчас в качестве индивидуального путешественника в страну не попадешь — только через лицензированного туроператора и заплатив сумму, установленную государством: не менее 250 долларов за день пребывания. Спешу упредить ваше разочарованное «ого!»: сюда входит размещение в гостинице, питание, услуги гида, водителя и шерп, а также ежедневная госпошлина в 65 зеленых — на мой взгляд, вполне терпимо.

 

Политический строй в Бутане — конституционная монархия: во главе демократической партии стоит король, власть передается по наследству — такой вот оксюморон. Здесь нет преступности, нищих и голода, а показатель ВВП заменен на валовое национальное счастье. Эта важнейшая государственная задача — обеспечение населения счастьем — прописана в конституции, и за ее выполнением следит целое министерство. Поддержание традиций, духовное здоровье и сохранение природы — краеугольные камни счастья по-бутански. Здесь запрещено: курить (туристам за ввоз сигарет приходится платить громадную пошлину); использовать пестициды и другие химикаты; строить дома, не соответствующие этническому стилю; носить любую одежду, кроме национальной (имеется в виду гражданам). Также запрещены рыбная ловля, охота и причинение любого вреда флоре и фауне, а интернет, телевидение и мобильная связь есть только в крупных городах — власти зорко блюдут самобытность своей страны. На первый взгляд, ограничения чрезмерны — какое уж тут счастье! Однако, присмотревшись к местным (тем же шерпам, сопровождавшим нас в Гималаях), действительно веришь в то, что так оно и есть: Большой Брат — государство — заботится о них, и бутанцы радуются жизни, как дети. 

 

Бутан — один из важнейших столпов буддизма в мире. Эта религия имеет множество школ, т. е. толкований, и с подачи Падмасамбхамы (реинкарнация Будды Шакьямуни) здесь преобладает школа Ньингма. Падмасамбхама (он же гуру Ринпоче) перенесся в Бутан в VIII веке верхом на тигрице, а в XVII рядом с пещерой, где он медитировал, прямо в скалах на высоте 3120 метров был воздвигнут (скорее, вырублен) монастырь Такцанг-лакханг — «Гнездо тигрицы», одно из священнейших буддийских мест и повсеместно известный символ этой страны. Целью нашего путешествия было погружение в культуру Бутана и паломничество по горным монастырям: из Паро, где есть международный аэропорт (между прочим, входящий в десятку самых опасных в мире), наша маленькая группа должна была совершить переход в столицу — Тхимпху. Вы спросите, почему я так подробно останавливаюсь на всех этих деталях? Отвечаю: они имеют непосредственное отношение к исследуемой проблеме и уж точно отражают значимость того, что там со мной произошло.

 

В день прилета, за ужином, мы обсудили с гидом программу путешествия, в том числе, завтрашний подъем к «Гнезду тигрицы» — тренировочный марш-бросок перед выходом в горы. Нужно сказать, гид в Бутане — профессия престижная: гиды представляют лицо страны, каждый получает университетское образование и говорит как минимум на трех международных языках. Вот и наш толмач оказался весьма эрудированным и приятным во всех отношениях человеком. Уж не знаю, как мне пришла в голову эта крамольная мысль, но после десерта я отвела его в сторонку и спросила, есть ли шанс получить личную аудиенцию у ламы монастыря — мол, я слышала, такие прецеденты случаются. Гид к просьбе отнесся серьезно: «Вам действительно очень нужно?». Пришлось посвятить его в перипетии своей жизни: сначала — становление бизнеса (работа, работа, работа). Любовь... громадная, но выгоревшая дотла. Затем брак: вроде по любви, а в результате едва меня не разрушивший. Болезнь. Параллельно — профессиональный успех, блестящая карьера дизайнера... тяжелый развод и, наконец, свобода. Месяц назад неожиданно познакомилась с мужчиной, и так меня к нему потянуло!.. Вроде бы чувства взаимны, и все же что-то останавливает — боюсь новой боли. Да и с бизнесом незадача — я будто на распутье, не знаю, куда курс взять. Короче, полный раздрай — экзистенциальный кризис.

 

Гид улыбнулся: «Так что важнее: бизнес или мужчина?». Я почти не задумывалась: «Сейчас любовь, с ней я со всем справлюсь. И вот еще что: у нас пока ничего не было... в смысле, секса: я хотела как бы очиститься здесь, в Бутане». Гид оживился и взглянул на меня с новым интересом. Оно и понятно: в Бутане официальной религией является тантрический буддизм, и сексуальная близость в тантризме — один из способов достижения просветления. Таким образом, признание в воздержании его весьма впечатлило. «Ничего не обещаю, но сделаю все, что смогу», — сказал он. 

 

Наутро мы выдвинулись к «Гнезду тигрицы». На мой взгляд, живописать красоты гималайских пейзажей — дело неблагодарное: величие здешней природы столь же непостижимо, сколь животворяще. Нигде я не чувствовала такую близость к Богу и такое единение с Ним, как здесь. Правда, в тот раз испытать подобные чувства не удалось: на пути к монастырю было довольно много паломников, и, если буддисты шли тихо, приветствуя встречных улыбчивым «Намасте!», то «наши» (то бишь бледнолицые всех мастей) вели себя весьма непосредственно. Однако чем ближе к монастырю, тем гуще становилось тишина. Казалось, время и пространство сплелись в единый клубок, и лишь разноцветье тысяч молитвенных флажков возвращало к реальности: трепеща на ветру, они разряжали священное молчание. 

 

У самого входа в монастырь мы сдали все гаджеты (в дзонге фотографировать запрещено), сняли обувь и вошли. Изнутри монастырь показался почти игрушечным: земляные дворики, низкие постройки... вырубленные в скалах лестницы, шаткие деревянные мостки. В одном из дворов я застыла, буквально физически ощутив на себе чей-то взгляд. Обернувшись, увидела, что с балкона второго этажа на меня в упор смотрит монах в типичном красно-оранжевом сангати, обнажавшем правое плечо. Было трудно сказать, сколько ему лет, и это весьма характерно для буддистов: может, под сорок, а может, все шестьдесят. Он был начисто выбрит, кожа на лице и обнаженных руках — тонкая и гладкая, маленькие кисти — как нарисованные. Стоило мне на секунду отвести глаза, и монах исчез, как и не было! И тотчас же снизу в дверном проеме показался наш проводник: «Иди, иди сюда, — замахал он мне. — Лама согласился тебя принять!». Я нырнула в темень каменного пролета, поднялась наверх, вошла в просторную комнату с низкими потолками. Мебели почти не было — так, кое-где разбросаны утлые подушки и коврики... на стенах — древние танки (изображения типа наших икон). У окна, чуть в стороне от прямого света, сидел тот самый монах: это и был лама Такцанг-лакханга.

 

Проводник жестом пригласил меня сесть на пол, напротив ламы; сам примостился сбоку, заговорил на своем языке. Лама молча слушал, ни разу не взглянув ни на меня, ни на гида. Лишь однажды, при какой-то фразе моего толмача он приподнял брови и что-то переспросил. Гид обратился ко мне по-английски: «У тебя и вправду не было секса с этим мужчиной?». «Так и есть», — подтвердила я. Лама кивнул, снова углубился в себя, и проводник завершил рассказ. Наконец, лама поднял свой взор прямо на меня... Никогда прежде я не видела таких глаз!

 

Есть одна буддийская мантра, которую я очень люблю — «Чидананда»:

        Chidananda Rupah Shivoham Shivoham

        Mano Buddhi Ahankara Chitta Ninaham

        Nacha Shrotra Jihve Na Cha Ghrana Netre...

       Я вечное блаженство. Я — Шива.

       Я ни ум, ни интеллект, ни эго или сознание.

       Я ни уши, ни язык, ни нос или глаза,

       Я — вечное блаженство. Я Шива. 

       ……………………………………………………….

       Я — без понятия и без формы.

       Я всепроникающий во всех смыслах.

       Я вижу равенство во всём, я ни за свободных, ни за рабов.

       Я вечное блаженство. Я — Шива.

Мантра достаточно длинная: слово Chid означает «осознанность», Ananda — «блаженство», Shivoham — «я Шива, я осознанность». Впервые эту молитву 1200 лет назад напел Ади Шанкарачарья, отвечая на вопрос мудреца «кто ты?». В то время Ади было 8 лет, но он был настолько духовно развит, что спонтанно произнес слова, разрешающие все сомнения насчет того, что мы мним о себе и кем являемся... И все это было в глубоких, как горное озеро, глазах ламы — я просто потеряла ощущение реальности. И что еще интересно: хотите верьте, хотите — нет, но за все время, что мы смотрели друг на друга, ни он, ни я ни разу не моргнули... сколько это длилось, я не знаю.

 

Лама воскурил благовония и спросил у меня дату рождения. Положил перед собой толстенную древнюю книгу и связку дощечек с предсказаниями — что-то вроде этого. Взял в руки маленькую коробочку, сосредоточенно потряс ею и выбросил на пол пару игральных костей — как в казино. «Возьми в руки кости... обдумай хорошенько, чего ты хочешь, и попроси у меня. У тебя есть три попытки. Проси!», — сказал лама.

 

Я закрыла глаза и сосредоточилась только на одном: чтобы все получилось с мужчиной, которого я вожделела — и мне выпала худшая комбинация. Проводник хмыкнул и буркнул в мою сторону: «Думаю, я знаю, что ты загадала. Здесь — пустота: отношений не будет, ничего, кроме секса» (кстати, впоследствии так оно и вышло). «Проси снова!», — велел лама. Во второй раз я расширила спектр своих желаний: пусть все сложится с этим мужчиной, пусть увенчаются успехом два моих текущих проекта... укрепится здоровье мамы, разрешатся проблемы моих детей — бросила. Комбинация выпала ненамного лучше. Проводник воззрился на меня с нескрываемым сочувствием: это ж надо, какая невезучая женщина! «У тебя осталась последняя попытка, — изрек лама. — Проси!».

 

Ну, тут я раззадорилась не на шутку: ах так! Я не стану озвучивать весь список своих желаний, уж больно он обширен, амбициозен, да и личное это... Яростно потрясла костями и выбросила на ковер: выпала восьмерка, сакральное число монастыря «Гнездо тигрицы» — символ бесконечности! Гид восхищенно зацокал языком, а лама удовлетворенно кивнул и поднял на меня свой всепроникающий взгляд: «Хорошо! Ты христианка? Православная... Вот что я тебе скажу: мало молишься и мало просишь — мало просишь у Бога и у людей... Проси больше, не бойся! Иди, и будет тебе знак».

 

...На следующий день мы вышли на тропу. В Бутане трекинг немного другой, чем в Непале. Во-первых, он более пологий: для моего сердчишка — самое то. А еще здесь нет гестхаусов — домашних гостиничек в горных деревушках, где можно относительно комфортно передохнуть: в Бутане ночуют в горах. Обычно мы выходим очень рано (по Москве в четыре-пять утра). Затем шерпы собирают весь скарб, навьючивают лошадей и выдвигаются вослед. Через пару часов караван нас обгоняет, и когда в конце дня мы приходим к месту стоянки, там уже разбит лагерь: стоит шатер для ужина, поодаль — двухместные палатки со всем необходимым, горит костер, греется вода, готовится еда — ноздри тут же раздуваются от запахов тибетской кухни. В шесть вечера садимся ужинать. Уже темно и холодно: в горах ночь опускается очень рано и очень быстро. В ход идет кукури-ром — непальская спиртовая настойка из тростника; начинаются неспешные разговоры. В тот раз после ужина друзья, захватив пару бутылочек рома, собрались в гости: оказалось, на плато мы не одни — совсем рядом паслось стадо яков под патронажем своего хозяина, старого пастуха-тибетца. 

 

Я же осталась сидеть на хлипком складном стульчике у брызжущего искрами высоченного костра: холодно! Даже грелка под попой и два домотканых пледа не спасали: горы, высота... Откуда-то из темноты донесся смех друзей и приветствие пастуха: «Намасте — намасте!». Я огляделась: яки раздумчиво щипали скудную траву, позвякивая колокольчиками, и временами зычно мычали. Уставшие шерпы, приткнувшись друг к другу, слушали видавший виды транзистор: судя по репертуару, что-то вроде местной «Европы+». Куда ни кинь взгляд, со всех сторон горы. Линия горизонта исчезла, а может, просто поднялась выше — на уровень горных вершин. В который раз меня охватило божественное ощущение полноты жизни: я — в Гималаях, на высоте четырех тысяч метров!.. Глядя на незнакомые звезды, я чувствовала себя на краю мира и в центре Вселенной одновременно. Самое время вспомнить И. Канта с его нравственным законом или того же Бродского («Ночью, мира на краю...), а я все крутила и крутила в голове слова ламы Такцанг-лакханга: «Мало молишься, мало просишь у Бога и у людей».

 

Этот «затык» я и имела ввиду в начале своего рассказа. Уж так я устроена: на пузе буду ползти, и пусть за мной кровавый след стелется, но помощи не попрошу. Почему?! Почему я... почему многие из нас не умеют, не хотят, не любят, стесняются и даже боятся обращаться с просьбой? Попросить о чем-либо — без разницы, значительном или пустяшной услуге, но попросить! Конечно, речь идет о нормальных людях (не тех, кто априори убежден, что все им должны) и нормальных, посильных просьбах. 

 

«Никогда ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут». Эта известнейшая булгаковская фраза многих из нас на годы (на десятилетия!) ввела в дьявольское заблуждение — недаром была сказана Воландом, Князем Тьмы. На самом деле, это лишь фигура речи: не придут и не дадут. По всей видимости, алгоритм взаимодействия человека со Вселенной и вправду другой: «Просите, и дано вам будет», — гласит Евангелие от Матфея. Однако просить для многих — тяжкое испытание, почти невозможный шаг; иногда человек ждет до последнего в надежде, что другие сами догадаются, в чем он, бедолага, нуждается. Но как другие (даже самые чуткие из них) это сделают, то бишь догадаются?! Им, обремененным кучей собственных забот, порой просто некогда оглянуться.

 

Разговор длинный, и я рискнула обобщить мнения по этому вопросу — и психологов, и друзей, и свое собственное: возможно, в каких-то моментах вы узнаете себя. К примеру, я по своей природе control freak — и этим все сказано. Для меня попросить кого-то об услуге или помощи означает напрячь другого человека, обременить собою, и, как следствие, впасть от него в зависимость: о ужас, теперь я обязана! Зависимость от чьей-либо воли мучительна: мне крайне важно держать свою жизнь под собственным контролем, а обращение за помощью означает ослабление или даже утрату этого контроля. Эта утрата не умаляет мою самооценку, но она свидетельствует об уязвимости, беззащитности перед миром... размывает мои границы, снижает ощущение безопасности. А моя потребность в безопасности стремится к абсолюту, и я не вижу здесь кушетки, дабы прояснить, из какого детства эта потребность произрастает. Может, самое время вспомнить Э. Берна с его «Играми...» и транзактным анализом? Согласно его структуре личности, в различных обстоятельствах человек ведет себя сообразно одному из трех эго-состояний — Я-Родитель, Я-Взрослый, Я-Ребенок. Обращаясь с просьбой, мы по умолчанию ставим себя в позицию Ребенка, зависящего от Родителя: кто его знает, как тот поступит и чем это обернется для нас! Назовем лишь три возможных реакции Ребенка: стыд (просить о помощи вообще стыдно), разочарование (в случае отказа) или доказательство того, что Ребенок в принципе не достоин помощи (так что лучше не дергаться и не просить вовсе). Факт остается фактом: я стараюсь избегать любых(!) ситуаций, когда вынуждена о чем-либо просить. Все, что я могу сделать сама, я делаю. За все остальное предпочитаю платить, чтобы оставить последнее слово за собой. 

 

Как уже было сказано, поговорив с друзьями, я обнаружила, что подобная дилемма существует, по крайней мере, у 80% из них: да, обращение с просьбой и вправду выглядит как проявление зависимости, но!.. Разве, будучи социальными существами и постоянно коммуницируя, мы не зависим друг от друга? Почти все время и хоть в какой-то степени?.. Спецы от психологии считают, что нежелание обращаться с просьбой — разновидность защитной реакции на психотравму, а неумение просить и нежелание это делать — взаимообратные и взаимозависимые сущности. В попытках избежать боли человек может зациклиться на одной из двух крайностей: либо считать себя недостойным помощи других, либо взращивать и поддерживать некие перфекционистсткие установки. Типа: «я должен сам со всем справляться», «просить о помощи — проявление слабости и показатель недостатка компетентности», «мне стыдно просить о помощи, это уязвляет мою гордость (читай, гордыню)». Для меня лично нежелание обратиться с просьбой не есть боязнь отказа: я достаточно уверена в себе, и мне отказывали — ничего, пережила. Для меня попросить — вопрос экзистенциальный: это рядовая ситуация или экстраординарная? Признание своих ошибок (коль скоро я допустила такое стечение обстоятельств) или нормальное приоткрывание границ — допущение других в зону собственной турбулентности, где ты слаб? Получается, попросить означает проявить открытость, довериться (доверить себя!) тому, кого вы просите. Вот почему это так страшно: неизвестно, как тот, к кому вы обратились, распорядится вашим доверием, и вот о чем я думала после шестидневного перехода по Гималаям.

 

...Вернулись друзья: «Представляешь, этот пастух — богатый человек, а сразу и не скажешь. На самом деле, один як стоит восемьсот долларов, а у него поголовье — сорок тварей. Двое его сыновей учатся в университете в Паро и не хотят возвращаться в горы. А сам он не в силах продать яков: его отец пас яков и дед пас и т. д. — Бог знает, до какого колена. Хочешь ячьего сыра? Очень вкусный, совсем молодой».

 

Ранним утром я выползла из палатки. Было неожиданно тихо. Сквозь молоко тумана попыталась разглядеть яков — никого и ничего: ни колокольчиков, ни мычания, ни чавканья копыт — пастух увел свое стадо в высокогорье. Все — сон... Ух ты, кое-что все-таки осталось — многочисленные коровьи лепешки. Мы начали спуск в Тхимпху.

 

Тхимпху — одна из древнейших столиц на Земле, хотя нынешний облик город обрел совсем недавно — от силы пятьдесят лет назад. Архитектура та же, что и в Паро: фасады всех зданий отстроены в стиле вековых традиций местных зодчих (чувствуешь себя в декорациях к историческому фильму). Другое дело, что там — за фасадом. А там — уютный номер в аутентичном отеле, горячая ванна с бокалом ледяного брюта и кровать с чистейшим бельем... Боже мой, какое наслаждение после недели спартанских ночевок в горах! Тем не менее, отлеживаться было некогда: на осмотр достопримечательностей у нас был сегодняшний вечер и завтрашние полдня. Приведя себя в порядок, выдвинулись в город: в планах — посещение Траши-Чхо-дзонга, затем — свободное время на покупки всевозможных сувениров (сувениры терпеть не могу).

 

Монастырь Траши-Чхо (в переводе «крепость благословенной религии») — громадное квадратное сооружение, построенное в XVIII веке в традиционном бутанском стиле: внешние стены со скосом, строгая геометрия линий, лаконичные контрастные цвета, крыши-пагоды. Траши-Чхо — религиозный и духовный оплот Бутана, его сердце. Здесь находится главная библиотека страны — хранилище великого множества древних рукописей и современных изданий, и здесь же — сокровищница высшей знати: оружие, праздничные одежды, украшения, золотая посуда и многое другое. Возможность взглянуть на эти раритеты выпадает далеко не каждому бутанцу — требуется пройти тщательную проверку на благонадежность, а уж об иностранцах и речи не идет. Собственно, иностранцам вообще проблематично попасть внутрь дзонга — приходится довольствоваться видами извне: в Траши-Чхо располагаются резиденция Друк Гьялпо (Его Величества Короля Бутана) и дворец Дже Кхемпо (Верховного ламы).

 

Однако наш гид — всем гидам гид: в шесть вечера, когда у служащих Траши-Чхо закончился рабочий день, ему удалось провести нас на территорию крепости, дабы пройтись по обширному внутреннему двору. «Нынешний Дже Кхемпо Бутана — тулку Джигме Чхеда, — благоговейно вещал гид. — Тулку — телесное воплощение Будды, проявление совершенного ума в виде физической формы. Тулку — тот же Ринпоче, то есть драгоценность: это высший титул в буддийской иерархии. Тулку — перерожденец: к примеру, Далай-лама — воплощение бодхисаттвы Авалокитешвары, а Джигме Чхеда распознан как сам Матрейя — единственный бодхисаттва (то есть пробужденный), почитаемый всеми школами буддизма. Лама Бутана — великий лама!».

 

Вдруг послышались ритмичные хлопки в ладоши: два шага — один хлопок, два шага — хлопок. Было ясно, что в унисон хлопают несколько человек. Гид мгновенно изменился в лице — он будто увидел (точнее, услышал) Бога. Я посмотрела в ту сторону, куда был направлен его взгляд: в проеме ворот, ведущих в патио Траши-Чхо, показалась небольшая процессия — углубленный в себя монах и с ним свита из четырех человек (они-то и хлопали в ладоши). В ту же секунду гид ухватил меня за загривок, с силой пригнул к земле, пригнулся сам, прокричал шепотом «молчи, смотри вниз и беги за мной!» и потащил навстречу входящим. Забежав на несколько шагов вперед, мы оба упали на колени (очи долу). Внезапно процессия остановилась, хлопки смолкли. Склонившись до самой земли, я уставилась на туфли монаха, возглавлявшего процессию, и вдруг почувствовала его прикосновение: он положил мне на голову руку, что-то сказал и проследовал дальше — хлопки возобновились. Гид легонько меня толкнул, и мы поднялись на ноги. Проводник (лицо красное и в бисеринках пота) с безмерным восхищением смотрел на меня: «Лишь раз я видел, чтобы Верховный лама благословил иностранца! Это — второй... тебе и вправду знак!».

 

С тех пор минуло семь лет. Tempora mutantur, et nos mutamur in illis, и я подчас не знаю, кто (что) меняется быстрее — я или времена. Да, я изменилась, изменилось мое отношение к поднятому вопросу. Не знаю, как далеко я продвинулась на пути его решения, но просить о помощи стало легче — почти так же легко, как ее оказывать. Но... Как было сказано в одной детской сказке, я не волшебник — я только учусь. Пробуждёнными становятся не сразу. Время покажет всё. 

Комментировать Всего 27 комментариев
«Никогда ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут».

С возвращением! Какой чудесный глубокий текст. 

Насчет фразы Воланда - я ее понимаю в более глобальном смысле.

"Не будьте, как они, ведь ваш Отец знает о ваших нуждах еще до того, как вы обращаетесь к Нему с просьбой"

Евангелие от Матфея 6:8 – Мф 6:8:

У моего неумения просить ноги растут из детства. Я попрошу, а мне не дадут и не помогут, и будет ужасно обидно. И еще скажут: "Ты не заслужила. Вот Юля с третьего этажа моет посуду и учится на круглые "пятерки", не то, что ты, лентяйка"

Так что лучше уж я сама, как смогу. Буквально в последние пару лет я начала в себе это менять, но это пока лишь первые шаги.

И как же я хочу в такое место, как эта деревушка в горах!

Анжелика, спасибо)

Видите, как всё параллельно - об этом и речь. Причём неумение (и нежелание) просить идёт не просто из детства - из младенчества. Когда я была беременна первой дочкой, зачитывалась книжкой доктора Спока - помните такого? Как сейчас помню: на толкучке (я тогда была замужем за одесситом) книга стоила пять рублей - бешеные деньги! И в те времена эта книжка была чуть ли не библией всех молодых матерей. Так вот, Спок категорически настаивал, что ни в коем случае нельзя брать на руки орущего в кроватке малыша: мол, поорёт час-два и успокоится... в следующий раз орать будет меньше. И ребёнок действительно понимал: ори - не ори, мама не придёт. Не придёт и не успокоит. Представляете, сколько безнадёжности в этой ситуации?.. И это только один пример (вы привели ещё).

Слава Богу, мне хватило не то что ума - материнского инстинкта и нежности, чтобы  не следовать этому совету: обе моих дочки, как говорится, выросли на руках, а младшая вообще спала на мне до двух лет. Конечно, это не оградило их от всех проблем, но, надеюсь, сказалось на восприятии мира)))  

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Елена Лейв

Анна, я эту тему обсуждала не раз. Получила суммарно такой ответ - люди не хотят, чтобы их о чем-либо просили, поэтому не просят сами и считают, что это очень неприлично просить. И вот именно эта эгоистическая составляющая на первом месте. В Германии многие даже не подозревают, что к другим людям можно обратиться с пустяковой просьбой - иногда до смешного. Да даже просто с вопросом. Типичная для россиянина просьба, передать деньги за проезд, вызвала бы шок у многих немцев:)

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

люди не хотят, чтобы их о чем-либо просили, поэтому не просят сами и считают, что это очень неприлично просить

Как интересно... Это я про деньги за проезд)

Да, во многом Вы правы, Елена - к сожалению. И эта регламентированная чёрствость присуща не только западному обществу, но становится характерной чертой и россиян (мне кажется, в советское время люди были добрей и внимательнее друг к другу). 

Как там, к примеру, в американских фильмах: на вопрос "Как дела?" принято отвечать "Всё в порядке, спасибо!", даже если всё хреново дальше некуда. А если герой всё же решится поделится проблемой, что он услышит? Риторическое: "Я могу чем-то помочь?". Понятное дело, ответ на этот вопрос может быть только один: "Нет, спасибо, сам справлюсь". 

Чуть лучше звучит "Чем я могу помочь?" - и всё равно... Единственно правильное: "Давай я тебе помогу! Я займусь тем и этим, а ты...". 

Ну, и наверное, это всё же зависит от окружения. К примеру, у меня достаточно много друзей, которые (я знаю!) непременно придут на помощь, если я попрошу. На самом деле, нормальные люди охотно помогают, и не потому, что ждут чего-то взамен. Просто от этого они глубже ощущают свою человечность, что ли... как-то так)   

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Анна, Вам можно только позавидовать, что у Вас есть люди, готовые придти на помощь. Прошлое поколение (для меня это те, кому сейчас +-90) делало это охотно и считало нормой. На них можно было положиться! Сейчас коучи объясняют людям, что на первом месте Я, а помогать нужно в строго отведенных ситуациях - благотворительность. А те, кто просит о помощи, должны быть немедленно изгнаны из ближнего круга как пожиратели ресурсов.

В Германии меня шокировало то, что родители платят детям за все, что для нас само собой разумеется в семейной жизни. Например, погулять с братьями-сестрами, помыть посуду, вынести мусор. Слышала, что и в России потихоньку к этому идет. Тут уж не до помощи!

Немцы, безусловно, тоже разные. У меня лично есть просто золотой души подруга, но ей уже за 70. А молодое и среднее поколение все-таки иное.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

пожиратели ресурсов

Позволю себе вмешаться в вашу дискуссию. Мне кажется, тут все не так просто. 

Есть люди, которые просто не могут говорить "нет", и есть другие люди, которые этим пользуются. Мне кажется, во главе вопроса нужно поставить личные границы и наше умение их отстаивать. А помощь  - это уже вторично.

Помощь = время и ресурсы.

 Помогая кому-то, нужно четко осознавать, готов ли ты это отдать, хочешь ли, или делаешь потому, что внутри у тебя - большая черная дыра, которую ты пытаешься таким образом заполнить "любовью окружающих". Для меня тут четкая аналогия с деньгами: "отдай столько, сколько не жалко потерять".

Для мамы и брата мне нисколько не жалко, для всех прочих людей - разные суммы, которыми готова пожертвовать, даже если они никогда не вернут. То же и с помощью. Для нескольких близких людей готова сорваться, полететь в другую страну , быть рядом и сделать все, что могу. Для большинства - подумаю, могу ли я это сделать не в ущерб себе, своей работе или может быть, мне просто доставит удовольствие помочь (строить домики для бездомных кошек, например - никакой личной пользы, кроме морального удовлетворения ))) 

Сорри за сумбур, тема бескрайняя

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Дмитрий Синочкин, Елена Лейв, Sergey Bogatyrev

И второй аспект - благодарность. Как часто бывает: "Я для него столько сделал, а он, неблагодарный, не оценил!".

Тут то же самое, что и с деньгами. Либо делаешь и не ждешь ничего в ответ, либо не делаешь совсем.

Помогать в расчете на благодарность - заведомо гиблый вариант. 

Как в том армянском мульте: делай добро и бросай его в воду :) 

Анжелика, а здесь все очень непросто, так как в нас с детства заложено (при нормальном воспитании, конечно), что нужно хотя бы спасибо сказать. И на подсознании мы это спасибо ожидаем. Такой нормальный обмен. Нам обязательно нужен баланс и когда он нарушен, то мы испытываем дискомфорт. Причем, это может быть как осознано, так и нет.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Анжелика, конечно, масштаб помощи тоже очень важен, я полностью с Вами согласна. Но я наблюдаю общество, где люди не готовы подвинуться в транспорте на шаг, чтобы другой мог зайти в вагон или выйти. А большинство не могут попросить их выпустить или подвинуться. То есть до такого абсурда все дошло.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Мне кажется, как "спасибо", так и "подвинуться в транспорте" - это из области хороших манер, и никаким образом ни к помощи, ни к благодарности и прочим выским материям это не относится.

Обожаю англичан в этом плане: даже если я на кого-то налечу случайно или наступлю на ногу, извиняться будут они. То есть мы хором )) Поразительное качество, никогда не привыкну. 

(Вспоминаю, как я много лет назад, в студенческие годы, направлялся на военную кафедру, в форме и здоровенных кирзовых сапогах, и ехал в метро. И на каком-то из перегонов перед Комсомольской был, видимо, какой-то дефект путей, и вагоны резко подбрасывало... Подбросило и в тот раз, я, теряя равновесие, переступил, и со всей дури вступил сапожищем в мягкий ботинок стоявшего рядом полковника... Внутренне сжался в ожидании общевойскового ответа в тональности иерихонской трубы... Но вместо этого гримаса боли на лице офицера сменилась виноватой улыбкой, и он кивнул, не сказав ни слова, в ответ на мои извинения... Наверное, это был британский шпион в нашем генштабе).

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Татьяна Санькова*, Анжелика Азадянц

Очень живая зарисовка). В унисон твоей расскажу и я свою.

Перед тем, как встретиться за ужином с Их Королевскими Высочествами Принцем и Принцессой Кентскими, меня навестила фрейлина Принцессы: посвятила в протокол. Короче, когда в первый раз за день видишь королевскую особу, нужно приветствовать по всем правилам: типа, добрый день, Ваше Королевское Высочество! В своём последующем обращении возможно ограничиться "Вашим Высочеством", и только в третий раз можно сказать просто "мэм" или "сэр". И никогда, ни при каких условиях не называть Принца или Принцессу по имени - это совершеннейший моветон!

В первый же вечер я опростоволосилась(... Принц довольно неплохо знает русский, и за ужином в крайне узком кругу меня посадили между его личным секретарём и им самим. Мы говорили с Принцем по-русски, что, конечно же, мне было очень приятно. Я до того расслабилась, что не заметила, как два раза подряд назвала его Майклом. Боже мой!.. От неловкости я чуть со стула не грохнулась, и краской залилась по уши. А Принц и бровью не повёл, хотя по тому, что он на секунду округлил глаза и моргнул, я поняла, что заметил. Вот это воспитание)    

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Сергей, какая прелесть. Особенно догадка про шпиона )))))))))))))

Анжелика, спасибо: что у вас, то у Елены Елена Лейв - отличные ремарки, и для меня они очень важны (как раз для издания книжки).

А каждый абзац последнего комментария прям в точку) 

Помогая кому-то, нужно четко осознавать, готов ли ты это отдать, хочешь ли, или делаешь потому, что внутри у тебя - большая черная дыра, которую ты пытаешься таким образом заполнить "любовью окружающи

Верно, и такой посыл иногда чувствуется от "предлагателей": попытка помочь, оказание помощи и, в конце концов, расчёт на благодарность (пусть даже бессознательный) - стремление компенсации чувств недолюбленного ребёнка, желание доказать собственную значимость в этом мире. И в этом случае как-то неохота ощущать себя донором, ибо помощи получишь на копейку, а благодарности требуется на рубль - даже чисто в вербальном формате. Хотя таких людей тоже жалко... 

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

В Германии меня шокировало то, что родители платят детям за все, что для нас само собой разумеется в семейной жизни

Елена, да... меня тоже шокирует, что помощь друг другу даже в формате семьи нынче монетизируется. К примеру, не так давно моя старшая дочь попросила свою сестру (т. е. мою младшую) перевести специфический текст с английского на русский (30 стр.). Заплатила её 4000 руб. (чуть меньше 50-ти евро). Я и сама довольно часто обращаюсь к младшей за компьютерной помощью. Она, конечно, откликается, но по остаточному принципу и с оттенком лёгкого раздражения... а тут вообще выдала: мол, я Жене перевела текст, и она мне заплатила. Я превратилась в соляной столб: а то, что мы с отцом оплачиваем ей одно из самых дорогих образований в России - это ничего? Слава Богу, хоть учится блестяще - знаем, куда вкладываем.

Я думаю, кроме этического, здесь присутствует ещё такой аспект: в наше время мы живём очень быстро. И как раз ВРЕМЯ становится едва ли не самым ценным ресурсом, в том числе время, потраченное на помощь. Это время стоит денег, поэтому подлежит капитализации - чуть ниже Анжелика Азадянц как раз говорит об этом. 

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Анна, очень Вам как мама трех детей сочувствую. Когда мы приехали в Германию (23 года назад), то поймали старшего на том, что он попросил у младших денег в долг под процент. Была строгая разборка с объяснением, что в семье все для всех бесплатно!!! Удалось!:) Так и живем, и даже немецкая невестка это поняла. Правда, филиппинская невестка имела другое мнение, но долго в невестках не задержалась:).

"И как раз ВРЕМЯ становится едва ли не самым ценным ресурсом, в том числе время, потраченное на помощь."

Да, но от нас зависит, на что мы это время тратим и что получаем в конечном итоге для себя глубинно. По работе была знакома с очень серьезными людьми бизнеса. Жизнь без единой свободной минуты, все для дела и очень большой дефицит человеческого тепла внутри - сплошная гонка.

А если вернуться к теме - то мелкие просьбы так часто почти ничего не стоят тому, кого попросили, а жизнь облегчают.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

мелкие просьбы так часто почти ничего не стоят тому, кого попросили, а жизнь облегчают

Совершенно верно. Вот я и предлагаю начать хотя бы с этого)

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв

Удивительный текст, в котором литературы никак не меньше личной истории...

(Однако добавлю: и с просьбами всё непросто... Но тема большая, не на короткий комментарий).

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Анжелика Азадянц

Серёжа, ты меня вычислил))). Я стала меньше писать на всех ресурсах, ибо совсем нет ни времени, ни внутреннего пространства (нужно ещё и лекции готовить в Школу современного дизайна): решила прежде выхода романа выпустить книжку своих эссе и рассказов. Всё быль, всё - реальные истории, но такие, которые могут быть интересны всем, потому что спроецированы на общие жизненные ситуации. Текст, который я доверила Снобу - один из этих рассказов. Поэтому - да: это не просто пост и личная история, но литература... по крайнеё мере, я надеюсь.

И насчёт темы: ясное дело, что рассказ - не выдержки из тревел-блога, а совсем про другое. Тем не менее, я ужасно довольна, что ещё много лет назад, сразу по прошествии, сделала заметки: иначе память бы не удержала все эти тонкости и детали. А так - всё правда.   

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Анжелика Азадянц

Сама-сама

Анечка, прекрасный текст! Никогда не была в Гималаях, поэтому с удовольствием и интересом  прочла твою историю.

Затронутая тема, действительно, касается очень многих. Скажем, мне тоже трудно просить о помощи. Я не имею в виду такие простые вещи, как попросить соседа помочь закрыть тяжелые ворота на даче, или подругу прислать рецепт пирога, или приятельницу-врача договориться о приеме у хорошего специалиста. Многие мои знакомые будут только рады оказать такого рода помощь, так же, как и я им. Делать добро приятно.

Но вот, если нужна серьезная помощь, отнимающая много времени и сил, до последнего буду пытаться решить проблему сама. Скорее всего из-за "синдрома отличницы", которой была в детстве.

Раз прошу о помощи, значит сама с задачей не справилась! Неправильно конечно, надо исправляться.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

из-за "синдрома отличницы", которой была в детстве

Да, Лар, ты такая и есть - отличница по жизни.

Благодарю за похвалу и хочу сказать вот прям при всех: ты чудесный друг! На тебя реально можно положиться, и ты реально мне помогала... просто... Просто потому что). Спасибо тебе, дружище!  

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина

Аня, я тебе всегда помогу, чем смогу. Спасибо, что ценишь!  Да ты и сама щедрый на помощь человек!

Анна, спасибо, отличный текст. На мой взгляд: да, помощь - это про время. Безвозвратный ресурс, к сожалению. (Как говорил один из "митьков", "если ты не выпил рюмку, то, сколько бы ты ни пил потом, ты все равно выпьешь на одну рюмку меньше"). И еще согласен: важен момент отсечения. Когда ты понимаешь, что тобой начинают манипулировать, что ты уже учтен в чужих раскладах как ресурс. Наблюдение: людей, готовых помочь, гораздо больше, чем нам кажется. Но обращаться за помощью - это что-то меняет в тебе, в самооценке. "Я не справился..." 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Лариса Бабкина, Анжелика Азадянц

На мой взгляд: да, помощь - это про время. Безвозвратный ресурс, к сожалению

Дорогой Дима, рада Вам! Спасибо за похвалу)

Об этом самом и разговор - о ресурсе. Вы всё правильно увидели в моём посте. Спасибо за комментарий - и добавить нечего. 

Я ловил себя не раз на этом. Да, надо помочь (ну, просто деньгами, небольшая какая-нибудь сумма). Мне надо будет придумать, написать и опубликовать еще одну статью... Это займет N времени - где взять?

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

надо будет придумать, написать и опубликовать еще одну статью...).

Это самая лучшая ответка на мой посыл). Жду!