16:27  /  14.02.12

Душеполезное чтение

 

Колонка Юрия Сапрыкина о том, почему чужие письма читать нехорошо, — характерный пример брезгливости, которой совершенно не подвержены западные журналисты

Я внимательно слежу и за «Нашигейтом» — а он бушует вовсю, каждый день выбрасываются новые архивы писем, на анонимных форумах идут настоящие кибервойны, — и за реакцией на него. Сейчас уже можно уверенно сказать, что интересные данные из почты Потупчик, Якеменко, нашистских активистов  и сотрудников их аппарата  тянут не только на целый букет уголовных дел, но и на увесистый международный скандал. Публикации о «Нашигейте» вышли уже как минимум в двух десятках изданий по всему миру, от Европы до Аргентины. Тем временем самих «Наших», похоже, под шумок, что называется, «сливают», а Кристину Потупчику, наоборот, пытаются увести из-под удара: оказывается, она никакой не пресс-секретарь «Росмолодежи», каковым ее все считали, а непонятно кто на общественных началах (то есть и никакой формальной ответственности не несет).

 

Впрочем, это все вполне ожидаемо; сюрпризом для меня стала реакция на всю эту историю. В то время как для иностранных наблюдателей в чтении опубликованной переписки нет вообще никакой моральной дилеммы, примерно каждый третий (я считал по своим френдлентам) пользователь Рунета почему-то строит брезгливую мину: дескать, какая гадость, это же так низко, я до такого не опущусь. Понятно, когда на мораль кивают сами жертвы взломов: больше-то им нечего сказать, да и звучит это, мягко говоря, не слишком убедительно после того, как некоторые из них бодро глумились над опубликованными письмами того же Навального. Но я не могу понять, когда такое говорит коллега-журналист.

Вот, например, Юрий Сапрыкин в своей последней колонке заявляет, что задаваться вопросами о шикарной жизни Василия Якеменко, цитирую, «мерзко»: дескать, читать чужие письма подло, чьи бы они ни были и какие бы пакости там ни писались. Юрий видит симметрию в прослушке телефонных переговоров Немцова и взломе переписки Якеменко с его верной валькирией Кристиной Потупчик, но штука в том, что при наличии некоторых формальных признаков (доступ к частной информации, раскрывающей ее носителя в неприглядном свете) никакой симметрии тут нет. Маленькая, но весьма существенная деталь, которая отличает взломанного Навального от взломанного Якеменко, — это понятие, которое объясняется на вводной лекции на первом курсе британских журфаков.

Про это понятие, несовместимое с морализаторством насчет «читать чужие письма некрасиво», у нас вспоминают куда реже, чем стоило бы. Мне кажется, дело тут в том, что русский язык просто не очень приспособлен для описания таких нюансов. Для англичанина, воспитанного в противоречивой традиции священности и частной жизни, и публичного унижения, тут все кристально ясно. Чиновник — это public servant, то есть слуга общества, поэтому данные о его проделках, каким бы путем они ни были добыты, — дело public interest. Если на журналиста подает в суд сотрудник райсовета, пойманный скрытой камерой в рабочее время в ресторане, где счет явно не соответствует его заработку, и общественное мнение, и суд будут на стороне журналиста, как в случае с Дэвидом Ли, автором The Guardian — газеты, опубликовавшей первое расследование, которое привело к закрытию газеты News of the World и аресту нескольких ее редакторов. Ли признался, что и сам грешен во взломах телефонов, но он это делал только однажды и для того, чтобы разоблачить коррумпированного чиновника. Судья отметил наличие public interest и отправил Ли восвояси. А если общественного интереса нет, то на скамью подсудимых отправляется и журналист, и его редактор, как Ребекка Брукс из той же News of the World.

 

(Getty Images)

А в 2009 году разгорелся парламентский скандал: в руки журналистов попал документ с расходами британских депутатов, и выяснилось, что многие из них активно мухлюют с казенной недвижимостью. Средняя сумма нецелевого использования бюджетных средств — 7 тысяч фунтов в год (около 330 тысяч рублей по сегодняшнему курсу). Василий Якеменко, как следует из его опубликованной переписки, побрезговал бы потратить столько на один CD-плеер — ему подавай за полмиллиона. Можно и нужно задавать вопрос: каким образом российский чиновник, пусть даже и руководитель федерального агентства, может позволить себе жить на такую широкую ногу? Однако необъяснимым образом даже среди журналистов, которые, по идее, должны бросить все остальные дела и начать изучать каждое письмо с микроскопом (то, чем сейчас активно и невзирая на отчаянные попытки фигурантов этих писем сорвать их работу занимаются посетители анонимных форумов), почему-то принято задаваться абстрактными вопросами, которых для их зарубежных коллег в принципе не существует.

Мне кажется, проблема в федеральном законе, который должность Василия Якеменко определяет как «госслужащий». Заметьте разницу: британский чиновник служит обществу, а наш — государству. Тому самому, которое спонсирует и якеменковское декадентство, и его отряды нашистских провокаторов. Знать о том, сколько своих месячных зарплат готов отдать за номер в парижском отеле чиновник в ранге замминистра, в прямых интересах общества. Но не государства: оно Якеменко породило и, судя по тому, что руководитель «Росмолодежи» еще не сидит на скамье подсудимых, испытывает к нему иррациональную материнскую привязанность. Однако, если интересы общества в федеральном законе никак не учтены, это не значит, что их нет. И чтение писем условного Якеменко — это и есть реализация этих интересов, восстановление нарушенного баланса справедливости.

 

 

[code]<object width="560" height="315"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/v/jMUL5ApCVMQ?version=3&amp;hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed wmode = "opaque" wmode = "opaque" wmode = "opaque" src="http://www.youtube.com/v/jMUL5ApCVMQ?version=3&amp;hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="560" height="315" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object>[/code]

 

 

 

Комментировать Всего 17 комментариев

Заодно вот вам чудесная деталь: Кристина Потупчик жалуется, что с английской визой не складывается - надо положить на счет 200 тысяч, а это "анриал". Я удивился - зачем такая прорва денег, даже строгое британское посольство не будет столько требовать, да и странно, что у Кристины столько не набирается, если учесть масштаб распила в Росмолодежи. Потом меня осенило - практичная девушка готовится к более основательному отъезду, а 200 тысяч ей нужно не рублей, а фунтов - столько составляет первоначальный взнос для бизнес-иммиграции в Великобританию!

Ну, теперь ей Хуй, Британия. Теперь она в белоруссию только сможет иммигрировать. Там требуется 200 тыс. тугриков.

Так вот к чему вы в фотошопе ей пачку долларов присобачили. Дабы оччень деликатно намекнуть на продажность данной особы?)

Или вы этим фото хотели показать легкость разведения слухов в этих наших интернетах?)

Ой, а я и не заметил :) У нее в руках айфон был, а потом какие-то весельчаки-анонимусы подрисовали ей туда котлету бюджетных долларов.

Журналистика не однородна: если одному люба ассенизаторская ее функция, то это отнюдь не отменяет права другого - столь же профессионального - журналиста на брезгливость.

Константин, одно дело - пассивная брезгливость: при виде грязи зажимать нос и отворачиваться. Другое дело - активная: брать лопату, засучивать рукава и выгребать. Право профессионального журналиста на брезгливость - это все равно что право врача на нее же. Нет такого права.

Алексей, то есть вы предлагаете психиатрам идти в хирурги, а гинекологам заняться педиатрией? Веселое ж грозит исцеление.

Нет, я говорю, что такое чистоплюйство не совместимо с журналистикой, особенно если пишешь на политические темы.

Ребекку Брукс арестовали, но выпустили без предъявления объявлений и до сих пор формально скамья подсудимых ей не грозит. Учитывая, что она подсуетилась и родила ребенка от суррогатного отца, в тюрьму она не отправится почти точно. Скандал затихает, так что – отделается легко. 

Вообще, никто не скажет, где в таких случаях появляется брезгливость, а где – заметен общественный интерес. Типичный пример: дело Макса Мосли, экс-президента Международной автомобильной федерации, который в 2008-м попал на первую страницу News of the World как любитель садо-мазо-оргий с девушками в своеобразной униформе люфтваффе и ролевыми играми, в которых многие увидели нацистский подтекст. Учитывая, что Мосли был сыном лидера британских фашистов (свадьба его отца проходила в присутствии Гитлера и Геббельса), News of the World предположила, что речь идет как раз о пресловутом "общественном интересе" и публике нужно знать, как развлекается лидер крупной международной организации. 

Но Мосли выиграл суд и получил компенсацию, хотя, конечно, репутацию уже не восстановишь и ролики с YouTube.com (с сайта notw) назад не снимешь. 

Брукс да, отделалась легким испугом. Ну вообще-то она пользуется личным покровительством самого Руперта, так что на адвокатов он денег не жалеет. Не сомневаюсь, что с ребенком это их идея и была. Да и отмывкой ее имиджа занимается одно из самых могущественных (и беспринципных) PR-агентств, Bell Pottinger. Но в любом случае журналистская карьера Брукс уже закончена. Теперь подождет, пока скандал уляжется, и пойдет пиарщицей работать. Редакторам и журналистам рангом пониже в этом смысле повезло меньше. Сейчас закончится расследование судьи Ливесона, и начнутся посадки.

Пример Мозли я тоже хотел привести, тем более, что я по нему в универе писал курсовую :) Но решил не отягощать текст.

Уже не пользуется. После скандала, даже Джеймс Мердок не пользуется покровительством и, скорее всего, вряд ли возглавит отцовский бизнес в ближайшее время.

Да уж Джеймс-то понятно - так облажаться, врать парламентской комиссии и вообще. Но к Ребекке старикан, кажется, испытывает чуть ли не отцовскую привязанность. Вы ж видели, как он ее под ручку держал, заслонял буквально своим дряхлым телом от фотокамер и т.д. В общем, рыжая бестия с ним не пропадет.

Посмотрела ролик - Скайнет все ближе...

Очень всё резонно, и лингвистический нюанс очень тонко подмечен, отражающий различия в понимании самой сути человека у власти.

Есть одно маленькое "но": особенно яро в России на чистую воду чиновников выводят ближе к выборам. Удобное время для проявления гражданской ответственности, не находите?.. Поэтому дело даже не в брезгливости, собственно, а в том,что если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно...

Эту реплику поддерживают: Vladimir Kalinovsky

А почему вас это смущает? Знаете, даже если и так, то и слава Богу. Пусть каждую неделю выборы будут. Это же просто подарок: они сами себе перлюстрацию проводят!

Полоскание грязного белья как инструмент политтехнологий меня смущает. А тот, кому выгодно сейчас вытащить грязь наружу, делает это не для общественного блага, а в своих собственных интересах, к сожалению.

Вскрытие показало..

Вскрытие почтовых ящиков при данных обстоятельствах напоминает судебно-медицинскую процедуру, только не над телом умершего, но еще живого пациента. Исследуются внутренние (государственные) органы, узлы нейронной (Интернет) сети, выявляются проблемы с (финансовым) кровообращением и т.д.

Да, пациент в лице Росмолодежи еще жив. Но переживает агонию. Вскрытие показало, что агония имеет необратимые последствия. И лично меня нисколько не интересует этическая сторона вмешательства в историю болезни этого пациента по тем самым причинам, которые, на мой взгляд, Алексей доходчиво изложил.

Искренне интересует меня другое. Хирург, вскрывавший тело – врач-самоучка или квалифицированный специалист при Администрации Президента? При всех кадровых перестановках последнего времени (включая совсем недавний приход Т.Прокопенко в Администрацию), не указывает ли это на то, что некто Anonymous (русский его сегмент) под маской Гая Фокса скрывает лицо Вячеслава Володина? Если пациент неизлечимо болен, так почему бы не предположить, что просто пришла пора от него избавиться!? Зачистить поле от сурковских сорняков, да высадить на нем новые «цветы жизни»..

Алексей, Вы сами-то как считаете? Не на руку ли все это новому составу Администрации?