Каналами лицо умою, тюльпанами надышусь,

Мне локон ветер всклокочет, а я причешусь...

Оботрусь о спины туристов, слезой жажду запью,

Постою на голой могиле, и тюльпаны полью...

 

Поползут ростки из сорно, словно мега бобы,

Обовьют твою душу негой, боль сорвется, как из трубы,

Буду в книгу глядеть я немо, поднимая луною взгляд,

Ночью, кутаясь в дождь угрюмо, вызывая молний разряд...

 

И в Апреле, когда прорвется, воды вешние ринут с гор,

Поведу по Венеции затхлой, с гондольерами разговор,

Заказав у ближайшей койки, на алтын тепла от костра,

Не спрошу я благоразрешения, раздавая нищим добра...

 

Разбудив голубей на Сан Марко, дожидаясь кофе в бистро,

Вспоминать и картавить совместно будем мы про New York и метро

Ты восстанешь из серых сплетен, существительных и имен,

Ельник тихо на скит положишь, иль земли на отросток паслен...

 

Мы тенями сядем в гондолы, станем плыть, не мешая веслу,

И лишь только фотографа вспышки будет дань твоему ремеслу,

Я притронусь к уключине скриплой, натяну с опозданием фал,

Одеяло сниму с японки, чтоб упасть между волн и скал...

 

Ты протянешь мне сухо руку, обернувшись потомкам вслед,

Я схвачусь за нее от скуки, понимая, что смысл - бред,

И когда, залезая в лодку, я спрошу: почему так рано?

Улыбнешься ты мне, очкарик, и замашешь руками рьяно...

 

А затем мы причалим к Микеле, тот который зовется Саном,

И уже на другой на остров нас не вытянешь, хоть бы и краном,

Будем мы там гулять меж статуй, озираясь на тени, кресты,

Слушать пение соловьиное, и делить меж собою посты...

 

Ты к Стравинскому станешь тихо, познакомишься и уснешь,

Я ж к тебе пока жив устроюсь, не за деньги, а так за грош,

Поливать я тюльпаны стану, под скупые закаты слезой,

Со Стравинским нам будет неплохо, и особенно этой весной...

16.06.2010