Все записи
13:54  /  12.02.19

535просмотров

Некролог Манежной площади

+T -
Поделиться:

Памятник можно перенести, здание реконструировать, но случаются ещё градостроительные ошибки, что разрушают разом весь центр столицы.  

 

Речь далее пойдёт о Манежной площади.  

 

Когда И. Бовэ построил здание Манежа, внезапно, в центре российской империи появился свой Парфенон.  Кремль при этих семантических построениях неизбежно превращался в  русский Акрополь. 

 

Далее площадь была дополнена зданием Жолтовского - вольной интерпретацией «дома Рафаэля» - архитектурным образцом Высокого Возрождения. Наконец , продолжая вековую игру в историю зодчества, появилась гостиница «Москва» Щусева. Иконографическим прообразом для этого величественного архитектурного сооружения выступил иерусалимский Храм Соломона, чьи силуэты подробно описаны в Ветхом Завете и периодически сказываются в мировой архитектуре, скажем в типовых зданиях школ 1930ых годов. 

 

И вот, посреди этой вековой концепции центра Москвы появляется бессмысленная по содержанию и бездарная по исполнению куча поддельного мрамора с пластиковыми окнами и кошмарной скульптурой, достойной испуга, а не почтительного культурного почитания. Мало того, что градообразующая площадь была застроена, что привело к потере всяческого смысла главного квартала столицы, ещё и  транспортный коллапс стал с тех пор верным спутником Москвы. 

 

Нижние этажи этого гнойного строительного угря погружены в сточные канализационные коллекторы и нуждаются в непрерывной откачке нечистот по внешнему контуру. Когда сгорела электроподстанция в Чагино и Москву постигли веерные отключения электрических сетей, торговый центр был слегка подтоплен фекальными массами. 

 

Весьма показательно, что определенная эстетическая деноминация постигла и Кремлевские Твердыни. Вечный огонь и патриарх Гермоген встали в один ряд со скульптурными сказками о Золотой Рыбке и Коньке-Горбунке. 

 

Есть урбанистические неудачи, которые со временем срастаются с городским ландшафтом. Но яма на манежной площади никогда не сможет стать частью города в силу своей маргинальности месту и бессмысленности культурному контексту. Самое лучшее что можно было бы сделать с этим уродством — залить бетоном и организовать сквер, отреставрировав изувеченный край Александровского Сада. 

 

Но, боюсь, что доход от этой помойки превысит любовь к своему родному городу и до конца времён москвичам придётся любоваться незамысловатым дизайном этого пошлого сооружения.