Все записи
17:42  /  12.02.19

365просмотров

Ян ван Эйк

+T -
Поделиться:

Есть художники, с которых начинаются эпохи. 

Их имена - исходные понятия для объяснения стилей или направлений в истории искусства. Иногда случается, что многие столетия изобразительная традиция без конца рефлектирует на тему или мотив, который был задан именно таким автором. 

В европейской культуре таким "ключом к Ренессансу" стал Ян Ван Эйк. Точнее было бы сказать, что он и был началом Возрождения во всех смыслах, которые подразумеваются историей культуры. 

Из многочисленной мишуры фактов отчетливо проступает его происхождение из художественной среды. Ещё немаловажной находкой является история о дипломатической деятельности сопряжённой с путешествиями в Испанию, Португалию и Святую Землю. Но пристрастному зрителю безразличны нюансы биографии. Для знатока искусства важно внятно об'яснить за что автор получил пропуск на вечное присутствие в истории искусства.  

Тут бессмысленно вспоминать его близость к королю Филиппу II с его бесконечными монаршими поисками достойной семейной партии. Довольно скучно и безрезультатно для понимания таланта будут так же смотреться бухгалтерские перечисления произведений, которые оставили нам Джорджо Вазари и Карел Мандел. Конечно, пытливому юному уму будет достаточно информации о семье и престижных заказчиках, наподобие канцлера Ролена, попросившего художника удалить с портретного изображения кошелёк, висящий на поясе. Этот атрибут мог невольно охарактеризовать благородного мецената как скрягу, что безусловно не должно было быть отражено в вечности. Но, рассматривая чуть дольше эту работу, можно отчётливо различить  шпиль утрехтского собора и льежский мост расположенные подозрительно рядом. Эта топографическая аберрация будет потом повторена в пейзажной линии Вермеера, ландшафтными и архитектурными искажениями натуры Гварди и Пиранези. 

Авторитет Ян ван Эйка был настолько велик, что ему приписали изобретение техники масляной живописи, которая, однако, была известна ещё с XII века. 

Изящным дополнением к  образу этоо великого автора будет короткое упоминание его  современника об алхимических опытах нашего художника. Естественнонаучные эксперименты привели ван Эйка к изобретению покрывного лака на основе льняного и орехового масел. Так же во многих источниках указывают его как первого кто использовал скипидар как разбавитель для красочного пигмента. 

Однако, прелесть и обаяние этого мастера складывается не сколько благодаря техническим новациям, но, скорее, многоголосием эмоциональных переживаний, которые так убедительно изображаются художником. 

           Портреты его всегда взыскуют особой пристальности зрителя. 

           Тут головной убор, как центральная часть всей композиции, претендует на  роль главной характеристики персонажа. 

           Здесь, пестрые наряды и чрезмерность украшений прячут лицо и превращают весь образ в декоративную ширму. 

В некоторых работах, мелкие мимические морщины, будто "живые телепортреты" повествуют о  свойствах характера много больше, чем множество словесных описаний. 

...все это было настолько же необычно для своего времени, как если бы в плотном уличном потоке всадников и конных экипажей вдруг  появился электромобиль с неоновой подсветкой днища. 

Фоны портретных изображений у Ян ван Эйка    темные, лишенные всякой фигуративной декорации. Это   много усложняет задачу художника. Раньше., пейзажный задник придавал перспективное умножение пространственных планов. Человеческий образ казался, таким образом, более объемным и выразительным. 

Отсутствие отвлекающего фона заставляет автора моделировать лицо наиболее точно в рисунке, который зритель принужден подробно рассматривать в отсутствие других оптических раздражителей на пространстве холста. 

Его гигантский Гентский алтарь был сродни кинематографическому блокбастеру, где персонажи, будто шагнули в библейские кущи с голландских улиц XV века. 

Там, на великолепных травяных газонах разворачивается шумная композиция, с многими ритмами человеческих и ангельских тел и величественным архитектурным оформлением. 

Каждое цветовое пятно, точно подчёркнуто боковыми колористическими отношениями. Чёрные одежды заметны благодаря соседству с  белым плащом, а красные облачения на фоне темных фигур кажутся убедительными и более объемными. Из этих эпизодических контрастных полей складывается раскадровка всего живописного пространства Гентского алтаря. 

Хорошее произведение искусства не должно быть понятно с первого взгляда.  Оно, подобно  бесконечной книге будет повествовать, игнорируя время и презирая формальные признаки стиля. Ян Ван Эйк прекрасен и современен последние 600 лет. Он был понятен зрителю XVIII столетия и вполне убедителен в одном пространстве с искусством XX века.