Все записи
01:23  /  21.02.19

318просмотров

Свет в музее

+T -
Поделиться:

Свет - главный показатель качества экспозиции. Он всегда безошибочно демонстрирует профессионализм и  концептуальную выстроенность.  

 

Драматургия музейного освещения должна быть всегда дидактичной и обладать собственной творческой игрой.  

 

Негодный свет может ослепить зрителя, нимало раздражив его. Но и плохое экспозиционное стекло так же имеет все шансы скрыть от нас живопись под калейдоскопом бесконечных бликов. 

 

Может показаться, что критерии оценки выставочного света субъективны, а все условия и правила надуманы. Все эти "теплые" и "холодные" лампы, надстройки и подвесы шин и штанг для организации правильного угла  кажутся для дилетанта  своеобразной "игрой в бисер". Но конечный результат будет очевиден как профессионалам, так и рядовым посетителям музея : искусство будет подчеркнуто или унижено световой организацией. 

 

Светотеневые поиски художников XVII века выгодно смотрятся в затемненном пространстве, где светильник в "маске", под формат картины, выделяет произведение, как единственный источник освещения в зале. Получаются своеобразные лайтбоксы, яркость которых можно удобно корректировать цветом стен от бархатно-черного и мягкого коричневого до красного и темно-зеленого колера. 

 

Но стоит чуть увеличить масштаб работы, как этот же прием становится слишком нарративен и малоинтересен. Большая поверхность картины потребует множество точек и углов освещения, что может неуклюже подчеркнуть текстуру холста. 

 

Большой формат произведений Давида и Жерико допускает рассеянное освещение. Это вполне логично, потому как масштаб изображенного вполне соответствует окружающему интерьеру, являясь его имитационным продолжением.  

 

Академическая живопись вообще очень дидактична в вопросе света. Так уж повелось, что в работах Брюллова, Репина, Шишкина всегда существует четко артикулированный  композиционный  центр. Он подчеркнут световым акцентом, выраженным живописным методом. 

 

  Другими словами, в картине нет "света", а только живописный эффект его изображающий. 

 

Когда музейный сотрудник следует этому источнику света внутри композиции, повторяя его в пространстве, получается тот замечательный эффект присутствия, когда зритель забывает о двухмерности красочного полотна. 

 

Скульптуры и пластические объекты дают бесконечные возможности самореализации восторженному экспозиционеру. 

 

Направленным световым потоком можно зафиксировать интересную форму тенью на стене. Также, можно продолжить ритмическую структуру, зрительно увеличив масштаб. Еще, весьма новаторски (последние 80 лет), смотрятся подсветки несущих элементов архитектуры. Этот же прием, перенесенный в плоскость живописной экспозиции может быть весьма полезен. Выделяя светом "несущие" части композиции, мы неслышно интерпретируем произведение, как хороший музыкант, который своим исполнением может до неузнаваемости изменить композиторский замысел.