Все записи
18:59  /  2.12.19

246просмотров

Происхождение искусства. Начало

+T -
Поделиться:

 

Вопрос о происхождении искусства заставляет нас обратиться не к философским, а скорее к физиологическим особенностям человеческого существа.

Гибон, обладая признаками мыслительного процесса вполне в состоянии воспользоваться камнем, чтобы сбить плод с дерева или нарыть корешки с помощью палки-копалки. Его отличие от человекообразной обезьяны объясняется исключительным рационализмом, в котором ему безусловно проигрывал наш более близкий пращур.Рационализм гиббона не позволяет ему носить с собой палку как рабочий инструмент. Это совершенно не рационально, ибо можно найти похожее приспособление непосредственно около того места, где есть пища.

Рациональность вытесняет ненужную импровизацию. Зарождение художественного процесса становится маловероятно. Именно неведомая нам мутация, породившая абстрактное мышление первых людей, выгодно отличив человека от животных, и явилась основой для появления творчества. Несмотря на некоторые забавные подобия, только человек способен на занятия искусством. Птицы, украшающие гнезда, слоны и дельфины, рисующие под опекой дрессировщиков – есть лишь примеры тренировки или же эволюционные механизмы привлечения противоположного пола. Раскованное множеством смелых теорий, наше сознание рисует нам обманные картины происхождения первого памятника искусства. Надо понимать, что любые наши домыслы о том как думал и что чувствовал первобытный автор представляют собой лишь иллюзорный самообман, так как те десятки тысяч лет, что отделяют нас, служат милосердным непроницаемым покровом, уберегающим от истинного хода мысли наших реликтовых предков.    

    Наш гипотетический первый художник был почти наверняка более всех своих собратьев впечатлителен, обладал специфической жаждой самовыражения и еще, конечно, был весьма ироничен.Такая уверенность в нашем суждении имеет ровно такое же право на жизнь, что и официальные теории происхождения творческого истока человеческой породы ибо, повторимся, тьма времен надежно укрывает истину. Российская эстетическая мысль в ХХ веке утверждала главенство труда в рождении первого искусства. Советские ученые отрицали религиозные и игровые предпосылки появления творчества, считая их вторичными перед трудовым процессом, как основного мотиватора ранней человеческой особи. Впрочем, с неменьшим успехом можно также утверждать, что именно лень явилась главным виновником появления искусства. Нашему обнаглевшему от эстетической вседозволенности сознанию, предстает персонаж, игнорирующий общественные работы ради, безусловно, более приятных творческих занятий. Биологическое объяснение, трактует предрасположенность к искусству в изначальной, генетической природе человека. Это, впрочем, оказывается ничуть не убедительней чем, скажем, религиозное объяснение древних индейцев о конце света. И «биологическая» теория и любые эсхатологические пророчества остаются в сфере безаппеляционного постулирования, которое должно воспринимать исключительно на веру.

Определенное эстетическое удовольствие можно испытать от религиозной теории происхождения искусства. Это поэтическое представление утверждает искусство особым видом религиозного служения в доисторические времена. Такого рода утверждение может польстить верующим любых конфессий, но совершенно не даст рациональных объяснений происхождения людского творчества.