3. После прыжка через океан спишь мало, без снов и просыпаешься сразу, будто лампочку включили. Хлоп - и ты уже таращишься в электронные часы, стоящие на тумбочке возле кровати и показывающие время, о существовании которого многие люди имеют чисто теоретическое представление. 5.36 в моём случае. Встал, умылся, решил позвонить домой с выданного накануне аппарата с канадским номером. Нехитрое, в общем, дело оказалось настоящим квестом - в ответ на все известные мне комбинации международного набора автоматическая девушка сообщала, что номер набран неправильно и предлагала убиться об стену. Но такого лося автоматической девушкой не завалишь - я отправил смс, набрав +7-903-***-**-** и мгновенно получил его на свой российский номер. Дальнейшее было делом техники - я ответил сам себе, и выяснилось, что перед кодом страны и всем остальным нужно набирать 011. Эта маленькая победа преисполнила меня гордыней, и я решил отправиться к друзьям в город, игнорируя карты местности, путеводители, жёлтые страницы и законы вежливости, обязывающие предупреждать о своём скором визите телефонным звонком. В трёхстах метрах от отеля виднелась эстакада, по которой носились туда-сюда мини-поезда из двух вагончиков, и решительно направился к ней. Миновав пару-тройку китайских ресторанов, японскую забегаловку, корейскую стекляшку и малайзийскую закусочную на колёсах, я добрался до станции. Что могу сказать, по ощущениям пару лет назад в пекинском метро в час пик  нас, лаоваев, было немного больше. Повсюду меня окружали канадцы азиатского происхождения, и, казалось, я потерялся не только во времени, но и в пространстве.Представление о том, куда нужно ехать было самым смутным. По счастью, ближе к концу этой ветки сверхлёгкого метро имелась станция с весьма говорящим названием Vancouver City Center, а самый высокий в городе отель, насколько я знал, как раз и находится в центральной части города. Выйдя из метро, я огляделся по сторонам. Увиденное впечатлило - широкие улицы, яркие дома, симпатичные небоскрёбы из стекла и бетона и посреди всего этого огромное количество деревьев, кустарников и газонов с клумбами. Оставалось выбрать направление движения. Обычно я описываю по незнакомому городу квадраты, поворачивая каждые двадцать минут направо и, как правило, куда-нибудь да попадаю. Однако к этому моменту уже хотелось кофе, еды, а как следствие, и компании (ненавижу есть один),  поэтому я решил прибегнуть к помощи дружелюбного местного населения. Перед выходом из метро стояла пожилая китаянка, готовая вручить очередную порцию листовок пассажирам, которые пока находились в пути. Не спрашивайте меня, с чего я решил, что она китаянка, будем считать, просто угадал.-    Ни хао, бабушка, - вежливо сказал я. - Не подскажете, где здесь находится самая высокая в городе гостиница?Бабушка изменилась в лице, задумалась, по затылку себя похлопала и быстро-быстро заговорила на языке, не имевшим с английским ничего общего. На французском, не иначе. Ладно, думаю. Достал телефон, позвонил подруге в Пекин. Надо сказать, порядочное свинство иметь на одной планете такое бессмысленное множество часовых поясов - Сонька спала. Однако проснувшись и хорошенько меня отругав, проинтервьюировала бабушку, которая изрядно удивилась тому, что трубка заговорила с ней нормальным человеческим языком её далёкой Родины.-    Тебе нужно пройти два квартала на север, потом на восток до упора, - проинструктировала меня Сонька. Не в ходу у них в Китае такие понятные термины как "направо", "налево". Пришлось ориентироваться по ближайшему муравейнику, и через двадцать минут я был на месте. Почти все наши уже толпились в холле гостиницы. Когда ещё встретишь на работе столько людей в восемь утра.Вызвонил Петровича, взяли с собой Юлю, пошли изучать окрестности. Не особо напрягаясь, обошли практически весь центр города часа за два, из которых полчаса прятались от дождя в "Старбаксе". Да, в столице ЗИМНИХ Олимпийских Игр, сейчас уверенные плюс 10, местами осадки. В горах снег, конечно, есть, но в новостях народ уже начинает потихоньку паниковать. Но канадцы справятся, я в этом уверен. Снег из швейцарских Альп и норвежского Заполярья им везти не придётся, у них своего хватает во внутренних областях. Это у нас в Сибири вечная мерзлота тает, а у них всё пучком. Морские котики в черте города плавают. Нет, я серьёзно. Пресс-центр, куда мы помчали на первое установочное собрание, находится прямо на берегу залива. На его, так сказать, задах имеется огромная открытая терраса для прогулок. И вот вышел я глотнуть свежего воздуха (практически все офисы находятся в подземелье и не имеют окон), смотрю на воду, а там морские котики резвятся, как детишки на прогулке. Это если у них в природе такое можно увидеть, то в зоопарке что, лох-несское чудовище имеется что ли?!Экология превыше всего. Воздух в Ванкувере такой, что его хочется закачать в баллоны, взять с собой в Москву и дышать по праздникам. В туалете пресс-центра над каждым писсуаром висит табличка, где подробно описывается схема очистки и циркуляции воды и утверждается, что ни капли из канализации в залив не просочится. Заканчивается текст довольно неожиданно, надписью огромными буквами "ЭТУ ВОДУ ПИТЬ НЕЛЬЗЯ!". Даже боюсь себе представить, для кого она сделана.На собрании, как обычно, ставили цели и определяли задачи. Скучноватый, но необходимый для укрепления командного духа ритуал. Как-то сразу захотелось ринуться в бой, но выяснилось, что ещё практически ничего не готово. Времени у нас мало, но всё будет в лучшем виде, гарантирую. В Москве ночь давно перевалила за полночь, поэтому многие клевали носом. Полина так и вовсе спала стоя, привалившись к стенке.-    Держаться, - тихо сказал я ей на ухо.Полина открыла воспалённые глаза, слабо улыбнулась и ответила:-    Угу. Нам на космодроме не привыкать+После собрания мы с Сергеем Гимаевым и Леонидом Вайсфельдом отправились осматривать комментаторскую позицию на хоккейной арене. По случаю Игр из General Motors Place её переименовали в Сanada Place, поэтому полисы старательно делали круглые глаза, когда я спрашивал как пройти ко дворцу, называя его прежним именем. Преодолев пару заградительных кордонов, мы ворвались на арену с какого-то чёрного хода, так как парадный для прессы был ожидаемо закрыт. Внутри кипела работа, связанная с заметанием каких бы то ни было следов пребывания во дворце команды Vancouver Canucks. Шеф службы безопасности арены очень удивлялся, как это нам удалось прорваться внутрь, но выгонять не стал и провёл мини-экскурсию. Свозил нас сначала на самую верхотуру, где пресса работает во время сезона NHL. Высота сумасшедшая, чтобы разглядеть оттуда что-то в деталях, наверняка нужен мощный полевой бинокль.-    Но на время Игр, мы оборудовали для журналистов ложу, полностью соответствующую международным стандартам, - гордо сообщил  секьюрити, ожидая, видимо, с нашей стороны вздоха облегчения.-    Ещё бы, - строго сказал Наилич.Комментаторская позиция оказалась расположена просто шикарно: приблизительно десятый ряд партера, строго на красной линии. Если повезёт, то можно и шайбой в голову получить.Выполнив производственный минимум, эксперты отбыли в Ричмонд давать интервью "Советскому спорту", а я воссоединился в центре с Петровичем и Юлей. Мы пошли в Стэнли-парк, "любимое место отдыха горожан". Там на солнечной полянке скачут белки, пляшут зайки и поют на все лады птички, мать их растуды. Прогулялись вдоль залива, полюбовались шикарным видом на центральную часть города, дошли до тотемных столбов. К нашему огорчению, они оказались современными репликами древних образцов, но всё равно, очень красиво. Повсюду, несмотря на сгустившиеся сумерки, бежали куда-то любители здорового образа жизни. Глядя вслед одной особенно живописной стайке девушек, я впал в философское настроение.-    По-моему, девушка, которая быстро бегает, серьёзно рискует, - сказал я, обращаясь к независимому эксперту Юле.-    Чем же?-    Тем, что её никогда не догонят.Мы вернулись в самую высокую гостиницу Ванкувера, прикупив по дороге ингредиентов для терапевтически комбинированных инъекций алкоголя. Я вышел на балкон и долго смотрел на освещённые окна окрестных домов, представляя себя по ту сторону. Могу ошибаться, но мне показалось, что там живут абсолютно счастливые люди, для которых грядущие Игры станут  настоящим праздником, которым они сумеют насладиться сполна. Не знаю почему, но в Турине и Пекине такого ощущения не было.-    Ну что же, это будут лучшие Олимпийские Игры в истории, - сказал Петрович, когда я поделился с ним своими мыслями.За то и выпили.