Как и следовало ожидать, после начала Игр я перенёсся на другую планету, в списке развлечений на которой значится пока только женский хоккей. Где-то в параллельной Вселенной конькобежец Иван Скобрев выиграл для России первую бронзу, растолкав фаворитов, взобрался на пьедестал мой знакомый из самолёта Яков Фак, олимпийским чемпионом в санях стал человек по фамилии Лох. Григорович, освещавший это событие в прямых включениях, сутки боялся своего счастья, но после третьей попытки, когда стало ясно, что этот бравый парень не доедет до золота, только если на трассу выйдут трудолюбивые московские дворники и засыплют её песком, радостно выпалил в прямом эфире: "Лох - это судьба, судьба олимпийского чемпиона!". Русская девушка Настя выиграла золото в биатлонном спринте для Словакии. Несколько лет назад, Анастасия Кузьмина выступала за сборную России под девичьей фамилией Шипулина. Так уж получилось, забеременела, и люди, Бог которым теперь судья, заставляли её сделать аборт, угрожая вывести из состава сборной и фактически лишить средств к существованию. Настя угрозам не поддалась и, стоя на верхней ступени олимпийского пьедестала, с воодушевлением пела гимн другой страны. Кто её за это осудит?! Жизнь - сложная штука, но открывается просто, как ящик - все события в ней взаимосвязаны и за каждым из них человеческая судьба. И так каждый день. Просыпаюсь утром и с интересом читаю о том, что в центре Ванкувера произошли беспорядки, полиция была вынуждена применить силу. Ответственно заявляю, что когда меня не пустили в ирландский паб по причине отсутствия документов (олимпийская аккредитация, по мнению секьюрити, за таковые не сошла), никаких беспорядков я не устраивал. Просто перешёл дорогу и попал в чудесный бар с приглушённым освещением, симпатичными людьми и джазом, исполнявшимся вживую. Так проникся, что даже забыл, зачем пришёл. Вспомнил только когда ко мне подсел довольно пожилой человек и попросил поговорить с ним по-русски. -       Давно здесь живёте? - спросил я у него. -       Всю жизнь. Я - канадец, родился и вырос в Ванкувере, - сказал он хоть и с акцентом, но довольно бегло. - Я решил выучить русский язык, после того, как к нам приехал играть Павел Буре+ Вот после этих слов я незамедлительно выпил. Витрину же ирландского паба действительно разбили. Видимо, кому-то требование предъявить на входе документы, показалось ещё более идиотским, чем мне. Женский хоккей я полюбил практически сразу же и без оглядки. За косички, кокетливо торчащие из-под шлема, за почти детскую радость после каждой заброшенной шайбы. За "female's body cheking", наконец. Это стандартная формулировка для нарушения, связанного с атакой игрока в область груди. Но переведите этот термин максимально дословно, и вы поймёте, что вызвало мой неподдельный восторг, и почему я хотел бы заниматься исключительно этим на склоне жизненного пути. А потом я безостановочно начал влюбляться - сначала в шведского вратаря Ким Мартин, ловившую шайбы так же легко и непринуждённо, как дети ловят сачком бабочек. Потом в канадку Меган Агосту, не скользившую, а порхавшую надо льдом, словно на крыльях. Вроде бы окончательно моё сердце украла словачка Зузанна Томчикова, которая хоть и получила 18 банок от Канады, стала бесспорно лучшим игроком матча в составе обеих команд. Временами ей приходилось, в буквальном смысле, стоять на голове,  если бы не она, Словакия сгорела бы и вовсе 0:40. Но чувство прожило ровно сутки, пока в составе сборной США на лёд не вышла девушка ростом метр пятьдесят два. Не исключено, что это вместе с коньками. Столько силы духа и страсти редко помещается в двухметровом мужике. Звёздно-полосатая хоккеистка под вторым номером хищной пираньей металась по всей площадке, лезла с шайбой на пятак, где её били, рубилась за неё в углах площадки, где била уже она. Финал тоже получился ярким - она помчалась к лицевому борту за шайбой, которую не могла догнать даже теоретически, столкнулась с защитницей, и со всего маху впечаталась спиной и ногами в борт. Через десять секунд она вскочила, и самостоятельно уехала на скамейку запасных, хотя было видно, что её буквально выворачивает от боли наизнанку. Очень жаль, что женский хоккей гостит на наших телеэкранах лишь раз в 4 года. Так что для меня это были два замечательных дня. К тому же, приятным бонусом стало то, что олимпийский огонь, оказывается, горит совсем рядом с главным пресс-центром. В конце рабочего дня, когда голова уже готова взорваться, очень приятно выйти на свежий воздух с чашечкой ароматного кофе и немного помедитировать, глядя на священное пламя, в отблесках которого, если приглядеться, можно увидеть будущее.