Странно, но после того, как канадцы набили из нас чучело, небо не упало на землю (я уже говорил вам, что на самом деле оно хрустальное?), Тихий океан не стал пресным, Леонид Тягачёв менее жизнерадостным, а Леонид Вайсфельд менее любознательным. Давеча интересовался, почему финские хоккеистки не вышли на церемонию награждения в мини-юбках. Думаю, прогрессивные люди всей планеты должны упросить его возглавить директорат женского хоккейного турнира в Сочи. Ледовые забавы девушек в этом случае неминуемо станут ещё смотрибельнее - прозрачные маски, коньки со стразиками, на лице макияж, на руках маникюр, мини-юбки, опять же, на награждении и выход в микст-зону в купальниках. Умопомрачительные рейтинги и всплеск самого живого интереса к женскому хоккею обеспечены. В общем, как вы уже догадались, олимпийские Игры и без Александра Овечкина сотоварищи продолжаются в штатном режиме. Организаторы раздобыли где-то новый прозрачный забор и придвинули его к факелу ещё на три метра, а чтобы старый не простаивал, отгородили им от огня  журналистов. Всё, олимпийское барбекю отменяется. Вопли "Гоу, кэнс, гоу!" исправно оглашают окрестности, местные газеты, по-прежнему, расстроены тем, что по количеству медалей Канаде никак не догнать американцев и немцев, и в упор не замечают того факта, что по золоту они уже сравнялись. Дикие люди - в летучем интервью канадскому телевидению я предложил посчитать количество спортсменов, попавших в десятку, и, воспользовавшись хитрой формулой подсчёта очков, вывести себя на первое место в командном зачёте. Девушка-корреспондент на мгновение потеряла дар речи, а потом с ужасом сказала, что это какая-то неправильная система и она девальвирует медальные достижения спортсменов из других стран. Приезжай к нам в Сочи, солнышко, это будет твоя Олимпиада, и ты напишешь правду о наших великих победах. Заодно и поужинаем, ты обещала. Самые счастливые люди сейчас в Ванкувере это словаки. Ходят по городу, завернувшись во флаги, и прямо светятся изнутри. Их хоккейную  сборную в полуфинале не ждали и готовили канадцам на заклание. Однако, храбрые словацкие "пенсионеры" едва не вернулись с 0:3 и на последних секундах встречи попали в перекладину. Их болельщики плакали на трибунах навзрыд и вряд ли от горя, слишком уж высоко были подняты их головы и счастливы лица. А команда, два года назад едва не вылетевшая из элитного дивизиона, стояла в центре площадки и аплодировала тем, кто верил в неё до конца. Только не надо никого никому ставить в пример. Просто порадуйтесь за людей, которые стали свидетелями очередного олимпийского чуда. Идём дальше. В поисках утраченной гармонии ваш корреспондент на месте событий решил посетить ванкуверский аквариум, чтобы лично ознакомиться с жизнью обитателей моря. Мероприятие едва не оказалось под угрозой срыва из-за того, что администрация аквариума, вынужденная смириться с необходимостью пускать людей с олимпийскими аккредитациями бесплатно, заставляет их заполнять специальную форму, где, в числе прочего, требуется указать цель визита. Слово "porzhat'", любовно выведенное большими располагающими буквами, доверия у специально обученного человека не вызвало. Он принёс образец, заполненный работниками немецкого телевидения, где в соответствующей графе, значилось, что аквариум они посещают не прихоти ради, а токмо волею пославшего их начальства для подготовки  специального репортажа для канала ZDF. -       Заполните согласно образцу, - сказал младший научный сотрудник. -       Здесь есть небольшая проблема. Я, конечно, захожу в офис ZDF вечерком, на пару-тройку кружек пива (кстати, наливают бесплатно - прим. авт.), но я сильно сомневаюсь в том, что моего немецкого будет достаточно для того, чтобы озвучить для них этот специальный репортаж. -       Вы должны указать цель визита, сэр, - после паузы, связанной с усвоением гигантского массива информации непреклонно изрёк клерк. -       Рыбалка подойдёт? Служитель аквариума посмотрел на меня, как Жак Рогг на нарушителя допинговой конвенции и поинтересовался, отдаю ли я себе отчёт в том, куда пришёл. Я уверил его, что пространственным кретинизмом страдаю в очень лёгкой степени, но вирус любознательности, подхваченный от Леонида Вайсфельда, заставляет меня получить максимально полную информацию относительно того, с какой целью обычно люди приходят к ним в аквариум. -       Кстати, после того, как в припадке здравого смысла я недрогнувшей рукой выведу "fish-watching" в графе "цель визита", вы не заставите меня исполнять песню "Анда да си", возложив правую руку на меню ближайшего рыбного ресторана? За моей спиной успела собраться целая очередь желающих посетить аквариум за свои кровные 30 долларов. Думаете они выражали недовольство, требуя прекратить этот фарс и дурной спектакль? Ничего подобного, смеялись в голос. -       Спасибо, - обратился я ним. - Я известный русский комик. Нас всего двое - я и Петросян. Новый взрыв смеха был мне ответом, с ужасом заставив подумать, а не закупило ли канадское телевидение все выпуски "Смехопанорамы". Младший научный сотрудник понял, что ситуация выходит из-под контроля, и пустил меня в подводное царство, удовлетворившись первоначально поданным заявлением. Там, у иллюминатора, за которым в толще пронзительно голубой воды парили неописуемо красивые медузы, у меня в фотоаппарате сели батарейки. Я расстроился и за прочими диковинами наблюдал рассеянно. А тут ещё позвонил Андрюха Симонов и сообщил, что из-за работы не может встретиться с девушкой, с которой познакомился в одной из социальных сетей. -       Я послал ей твою фотографию, сходишь с ней куда-нибудь за меня? - со свойственной ему непосредственностью предложил вконец заработавшийся коллега. -       Воздержусь, пожалуй. Социальные сети - зло! Андрюха, главный альтруист двух Вселенных, всё-таки нашёл себе замену. Девушка приехала на встречу в количестве четырёх человек, все стюардессы. Монсеньёр де Гуща был счастлив.