Все записи
00:21  /  23.06.19

2226просмотров

Как быть с артистами? Послесловие к скандалу

+T -
Поделиться:

Недавний эпизод, связанный с появлением в Нью-Йорке народного артиста Князева, которого я пристыдил за участие в лживом фильме депутата Андрея Лугового (где Князев сыграл меня), вызвал весьма неоднозначную реакцию в сетях. Я не говорю об отпетой “вате”, или, как нынче говорят, “банде патриотов”, к числу которых сам артист Князев вряд ли хотел бы быть причисленным. Я говорю о потребителях изящных искусств, тех людях, которые ходят в театр и консерваторию, читают книжки, говорят на языках и составляют среду, где, собственно, и варится репутация мастеров культуры.

Тема не только личная; мало того, что в моем случае Князев сплясал камаринского под дудку киллеров из ФСБ, он еще и подписал известное обращение в поддержку аннексии Крыма, за что и удостоился пикета перед театром, где выступал в Нью-Йорке.  

Среди читателей моего блога, людей по большей части осведомленных и мыслящих, мнения разделились. Одни говорят, “Нечего мешать политику с искусством”.  Мол, если бойкотировать всех, кто сотрудничает с режимом, то можно вообще перестать ходить в театр и в консерваторию. Другие твердят, “Давить их гадов” - отказывать в визах, вводить санкции, отменять концерты, пугать ими детей. Есть и такие, кто вспоминает Пушкина, сказавшего, что “гений и злодейство — две вещи несовместные”. Мол, сама жизнь накажет художника, целующего сапог тирана, наградив творческой импотенцией безо всяких санкций, бойкотов и пикетов.

Но увы, это не так. Давным-давно Лидия Чуковская написала: “Подпись Шостаковича под протестом музыкантов против Сахарова доказывает неопровержимо, что пушкинский вопрос решен навсегда: гений и злодейство совместны.” Я отнюдь не сравниваю Князева с Шостаковичем. Но ни ему, ни Гергиеву, ни Спивакову нельзя отказывать в таланте только на том основании, что они оказались негодяями. Или трусами. Или совершили взаимовыгодную сделку подобно Фаусту Гете.

Кстати, в последнем интервью Чулпан Хаматова  подробно и честно описала свою фаустовскую сделку с Путиным.  Что она от него получила (больницу для детей) и чем заплатила (потерей близких друзей и нервным срывом). Хаматова сказала, что не стала бы записывать ролик для Путина, если бы знала, что он будет бомбить других детей в Донбассе - черт с ней с клиникой. Сказав это, она расторгла сделку с дьяволом - больше к ней не придут с предложениями из АП, но и больницу, надеюсь, не разбомбят. Вопрос о том, стоила ли овчинка выделки, решить может только сама Хаматова. Стоила ли ее больница того, что она назвала “травлей” со стороны небезразличных ей людей и последовавшего морального кризиса, знает только она.

Но “травля” точно работает. Силу общественного мнения не стоит недооценивать. Потеря репутации всегда болезнена. Я не знаю, станут ли Спиваков или Гергиев от этого хуже дирижировать, но моральный урон за свои подписи они несут. Это та цена, которую им приходится платить, и дело общества эту плату с них востребовать. Поэтому я за пикеты, брань в блогах и обязательные упоминания в Википедии, чтобы та подпись, или тот ролик стали такой же частью их биографии, как звание народного артиста или медаль лауреата. Они сами смешали политику с искусством.

Но я против административных мер, санкций и запретов на музыкантов и артистов. Пусть приезжают на гастроли и видят пикеты. Оставим санкции для тех, кто реально бомбит больницы, сбивает авиалайнеры, организует репрессии, заведует пропагандой и травит людей полонием. Ибо "воздастся каждому по делам его!”

Во исполнение этого мудрого тезиса, автора фильма, о котором идет речь, при выезде из охраняемой зоны ждет арест, суд и пожизненное заключение за убийство при отягчающих обстоятельствах. Самому же Князеву грозят всего лишь пикеты, косые взгляды, и пожизненное клеймо в виде минутного клипа, в котором он в роли меня вместе с артистом Сергеем Бруновым в роли Березовского замышляет убийство Литвиненко.