Все записи
07:31  /  6.08.19

1739просмотров

Стратегия поражения или тактика восточного единоборства?

+T -
Поделиться:

Критикуя изначальную цель нынешних московских протестов - допуск независимых кандидатов на “липовые, фэйковые выборы”, как форму легитимизации режима, А. Н. Илларионов, по-моему упускает один важный аспект: подавление протеста моментально и автоматически изменило его суть. Теперь этот протест уже не про допуск к выборам, а про избиения безоружных демонстрантов, аресты лидеров оппозиции, липовые уголовные дела, неправосудные приговоры, глушение интернета, и т. п. Выборы в МГД давно ушли на второй план. И если протест не захлебнется, то те, кто выйдет на улицу в следующую субботу и потом, будут по сути протестовать против режима. Иными словами, первоначальное действие вызывает противодействие, которое в свою очередь приводит к новому, качественно иному действию. Вспомним Майдан: все началось с митинга численностью менее двух тысяч человек против приостановки Януковичем процесса сближения с ЕС. Это относительно маргинальное требование вызвало каскад действия-противодействия-действия, который привел к кровопролитию и революции. Было бы нелепо утверждать, что целью революции было подписание Януковичем какого-то соглашения с ЕС. Оно было ее триггером.

Главный тезис в тактике восточных единоборств - “Поддаться чтобы победить”.  Именно эта тактика дает возможность низкорослому, тщедушному, но техничному дзюдоисту уложить на ковер огромного громилу, значительно превосходящего его по силе и весу. Суть этой тактики: спровоцировать противника на наступательный маневр, и отступить, что приведет к потере противником равновесия, а затем улучить момент, когда огромная туша на долю секунды потеряет точку опоры.

В истории с выборами в МГД я вижу именно такую тактику, а вовсе не “стратегию поражения”.  Кризис, связанный с недопуском десятка кандидатов в ничего не значащую МГД никоим образом не легитимизировал режим. Наоборот, он делегитимизировал - как в городе, так и в мире - все российские выборы в обозримом будущем. 

Комментировать Всего 6 комментариев
Прав, полагаю, Илларионов

Думаю, что в этом споре прав Илларионов, Александр. Ваш анализ не учитывает, что в Кремле нет раскола наверху, и нет оснований его ожидать. Янукович как диктатор был гораздо слабее Путина во всех отношениях. Вы также не учитываете, что Януковичу было куда бежать от тюрьмы или пули, а Путину с друзьями—некуда. Для них власть есть жизнь, без преувеличений. Тех москвичей, что готовы выходить под избиения, путинские мордовороты изобьют еще и еще, у них отберут бизнес, выгонят с учебы или работы, помаринуют в кутузках, отравят и искалечат, а кого и убьют, пока таких героев не останется вовсе. 

Так а в чём именно Илларионов прав?

Что делать-то?

Считать ФСР сколько-то реальным органом власти? Ну, можно и посчитать, а что ФСР может? Изменить пенсионный возраст? Налоги? Повлиять на политический курс страны? С таким же успехом "легитимной властью России" можно считать младшую группу детсада №147, и с той же перспективой.

Останется после нынешних волнений сколько-то героев в России, или совсем не останется, сказать трудно. Но эти люди делают реальное дело - пытаясь принудить мошенников отказаться от части мошенничеств. Смогут они, или нет, пока неизвестно... 

Зато точно известно, что ничего не делая, ничего и не сделать.

Сергей, насколько понимаю, ФСР пока что не про власть, а про легитимность. Вопрос не в том, что он может, а в том, доверяют ему или нет.

Тактически Вы можете оказаться правы в том, что заставите мошенников отступить на два миллиметра на крошечном участке - ЦЕНОЙ ОГРОМНЫХ ЖЕРТВ.

При том сейчас власть устроена так, что это отступление

(1) тут же будет скомпенсировано за счет соседних участков, и

(2) "на будущее" возможность такого "давления" будет устранена.

(можно я не буду писать как именно? если моей фантазии хватает представить такие сценарии, то власти не глупее меня. пусть сами придумывают, не буду им подсказывать.)

Ресурсы власти практически не ограничены, ресурсы оппозиции несоизмеримо малы, и роста их не предвидится - особенно в случае, когда наиболее активных и сильных представителей нового поколения будут "прессовать". А ведь именно рост ресурсов оппозиции и есть главная задача.

Это не последние нечестные выборы - как бы нам этого ни хотелось. И биться за них как за "последние" - "до последней капли крови"... ну я не знаю.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Мой спор с Илларионовым касается его утверждения, что это протест по несущественной теме, ибо он возник из-за отказа зарегистриропвать кандидатов на "липовых, фэйковых" выборах. Я всего лишь говорю, что на самом деле, по факту - это политический протест против режима, назависимо от изначального повода. Я не думаю, что кто-либо из демострантив 3-го августа, не говоря уж о будущих протестах, не понимает, что, выходя на митинг, он или она бросает вызов режиму и лично Путину, а вовсе не городской избирательной комиссии. И думаю, что они преграсно понимают, что режим в результате их протеста не развалится,  Путин не убежит, а им грозят крупные неприятности. Тем не менее, они выходят, потому что не могут иначе, т. е. для них это моральный императив.

Что касается перспектив, то я согласен, что шансов на успех у такого протеста мало - до тех пор, пока к нему не присоединатся социально обездоленные массы. Тогда сегодняшний "закаленный в боях" контингент станет катализатором революции.

Это существенное пояснение, Александр Давидович, сближающее Вашу позицию с позицией Илларионова, как я понимаю. Проблема в том, что выходящие на митинги обреченных будут, скорее всего, раздавлены тем или иным способом задолго до того, как к ним могли бы присоединиться массы. А чтобы скинуть этот режим, не только масс надо очень много, но и раскол наверху. Именно поэтому Андрей Николаевич и прилагает усилия к отговариванию от участия в таких митингах, борясь с ложным пониманием морального императива участия в них. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Александр Гольдфарб

Лёша, нас с Анастасией вы с Илларионовым уже отговорили). На несанкционированные митинги мы больше не ходим, так что за Настю не волнуйся. Более того: на семейном совете решили следовать пункту 3. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Алексей Буров, Анна Квиринг