Все записи
20:51  /  9.12.12

2520просмотров

«Коррупция» Маши Гессен

+T -
Поделиться:

Сегодня на Фэйсбуук пришла просьба разместить в моем блоге «ответ на ответ» Маши Гессен на вопросы, заданные мной в связи со скандалом вокруг Радио Свобода. Ниже я публикую его целиком.

Однако, поскольку я являюсь зачинщиком данной дискуссии на Снобе, позволю себе предварить текст собственными замечаниями, которые вытекают из моего первоначального поста с учетом обоих ответов.

Главный мой вопрос, стоит ли за событиями на Радио Свобода политическое решение администрации Обамы сделать реверанс Кремлю, остался без ответа.

Но я его задал не зря, возможно, в слегка утрированной форме. Политический фон данного скандала – давление на свободу слова в России и очевидная тенденция Обамы не раздражать Путина, например в вопросе билля Магнитского – делают этот вопрос вполне законным. Более того, в ходе предвыборной кампании в США, республиканцы напрямую обвиняли Обаму в уступках Путину в ущерб американским интересам, в том числе и в вопросе радиостанции. Но коль скоро этот вопрос не стала комментировать ни одна из сторон, значит он больше не является аргументом в данном споре. Так тому и быть.

Замечу, однако, что если злонамеренность американцев снимается с повестки дня, то конфликт на радиостанции принимает совсем иной рборот. В подобных скандалах, когда непонятно, кто из конфликтующих сторон прав, конспирологическая подоплека является необходимым элементом интриги – если за всем этим не стоит чей-то злой умысел или тайная повестка дня, то о чем, собственно спор? О чисто технических вопросах - охвате аудитории, посещаемости, сетке вещания и статьях бюджета? Но такой диалог достаточно беспредметен, ибо обе стороны складно излагают аргументы, как улучшить работу станции, но разобраться в этом невозможно.

Как говорили классики, «Практика – критерий истины». Очевидно, что судить об эффективности реформ Маши Гессен слишком рано. Вот пройдет год, тогда по результатам станет ясно, работает ли ее подход и ее команда. Если показатели будут слабыми, то начальству придется признать ошибку и уйти в отставку вместе с Машей. Если все получится, то победителей не судят.

Итак, без конспирологии сегодняшний скандал просто теряет смысл – это спор ни о чем, буря в стакане воды. Если сговор Обамы с Путиным – чистая паранойя, то дискуссию стоит отложить минимум на год, когда «сама жизнь» определит, кто здесь прав.

Однако в сегодняшнем письме Соколова и Тимашевой просматривается иная, более серьезная конспирология, и я боюсь, что в этом случае мне не удастся сохранить нейтралитет, ибо это все-таки мой блог и я отвечаю за то, что публикую.

Речь идет о следующем абзаце, который приписывает новому руководству станции не политическую, а коррупционную мотивацию:

"Уже можно наблюдать за тем, как деньги из бюджета США расходуются на помощь «БГ» [журналу «Большой Город»], видимо, дружественному М.Гессен коммерческому СМИ, которое, заметим, РС не рекламирует. Как пошутил один из коллег: «Я бы хотел работать в таком «продюсерском центре». Я бы предоставлял сторонним коммерческим организациям аппаратуру и помещения под их проекты. А они бы мне – «конверт». Ну, и рассказали бы всем, как мы сильно помогли идеи демократии распространять»."

Прочитав этот пассаж, я написал авторам, что «на мой взгляд, подобного рода обвинения, которые являются отнюдь не полемическими, следует выдвигать не в сослагательной или "шутливой" форме, а в утвердительной, или не выдвигать вообще. Я, конечно, опубликую, как написано, но хотелось бы чтобы авторы еще раз на это взглянули». В ответ мне передали слова Соколова, что он настивает на публикации этого текста. Иными словами, «отвечает за базар».

Проблема здесь не столь этическая, сколь юридическая. Дело в том, что Маша Гессен, как американская гражданка, и Радио Свобода, как американская организация попадают под федеральное антикоррупционное законодательство, предусматривающее уголовную ответственность сроком до 15 лет за получение взятки. В московском контексте это означает, что прочитав «ответ на ответ», представитель ФБР в посольстве США в Москве по идее должен связаться с авторами, чтобы узнать, имеют ли их предположения фактическую основу, или это просто фигура речи. Я же, со своей стороны, хочу дистанцтроваться от таких "шуток" и заранее попросить у Маши прощения; при других обстоятельствах, я бы такого публиковать не стал.

Засим публикую текст Соколова и Тимашевой в надежде, что эта история не будет иметь продолжения

+++++++

РАДИО СВОБОДА НАД ПРОПАСТЬЮ… И ВО ЛЖИ

Михаил Соколов, Марина Тимашева

Мария Гессен утверждает, что Радио Свобода (РС) было устаревшим, в духе середины XX -го века: «Это такое радио, которое рассчитано на то, что человек слушает его весь день, подряд, поэтому каждый последующий час должен до неузнаваемости отличаться от предыдущего…. Никакое радио в мире больше не пользуется таким подходом к производству» .

Это утверждение не соответствует действительности: в России есть радиостанции, которые слушают не один час, и каждый час – это нечто новое, а не бесконечные повторы клипов. Самое успешно разговорное радио «Эхо Москвы» (первое место в столице  в FM-диапазоне)  работает именно по этой схеме.  

М. Гессен  утверждает, что каждую программу РС делала «мини-редакция». Это не так.  В большинстве случаев,  программу  готовил один-единственный человек  (не всегда штатный сотрудник).  Производство контента  менялось на Радио Свобода в течение десятилетий многократно.  Количеством оригинального контента принято гордиться и  на «Эхе Москвы», и на «ФинамFM», и на «Business FM» . 

«15 часов оригинального контента» в день, которые так поражают Гессен,  – прекрасный результат.  У РС было колоссальное преимущество - самая большая (сравнимая, пожалуй, только с радиостанциями ВГТРК России, «Маяк» и т.д.) корреспондентская сеть  по России и миру - более 100 человек. Эти люди, как правило, имели другое место работы, а с РС  сотрудничали  как фрилансеры. Они получали намного меньше денег, чем их коллеги из других СМИ, но  им было важно быть частью  независимого информационного поля. 

- Больше часа подряд радио почти никто, кроме дальнобойщиков, не слушает», -  считает М.Гессен. Видимо,  она вообще не понимает, как работают СМИ. Кроме того, еще и  никогда не ездила  по России - ни с дальнобойщиками, ни в одиночку. Дальнобойщики в России слушают «Дорожное Радио» и «Авторадио» –  музыкальные радиостанции. Других в эфире на трассах нет.  Разговорное радио слушают жители городов и пригородов (а это две трети населения России). Значительная часть слушает часами  - из-за пробок.  Кроме того,   горожане пользуются радио через телефон и MP3-плееры.

 «Последние 12 лет аудитория Свободы постоянно сокращалась». Никаких объективных  данных, подтверждающих этот тезис М. Гессен,  не приводится. Число слушающих ретрансляции или вещание на СВ постепенно замещалось читателями и слушателями сайта  

         «Оставались только средние волны в Москве, где аудитория, по оценкам аудита, составляла 104 тысячи человек». И что в этом плохого? Заметим, что аудитория Радио Свобода на СВ была больше чем у  FMрадио «Комсомольская правда» (более 1 %) .  Когда РС вещало еще и в диапазоне УКВ,  оно имело доли в 2-3%, сравнимые с «Business FM»  .

С  приходом М.Гессен и увольнением части коллектива в октябре радиовещание было полностью разрушено, эфир заполнен повторами, а аудитория слушателей потеряна, в том числе, и в Интернете.

«В середине нулевых Свобода запустила сайт». Даже это  утверждение М. Гессен неверно.  Хоть бы почитала что-нибудь общедоступное об учреждении, которым теперь руководит. «Свобода» была первой радиостанцией с собственным сайтом на русском языке, он появился еще  в 1997 году.  Именно на «Свободе» много лет шла первая русскоязычная программа про Интернет, слушатели радио и читатели сайта РС узнали обо всех создателях  Рунета задолго до того, как их имена стали известны аудитории других российских СМИ.

         «В 2008 году его (сайт)  возглавила Людмила Телень, которая привела с собой свою команду. Сайт стал, по сути, отдельным СМИ, практически не взаимодействовавшим с радиоредакцией… До 2009-го года он при этом довольно круто рос, однако последние три года темпы роста его аудитории были примерно в 20 раз ниже темпов роста аудитории Рунета в целом», - убеждает Гессен.

Да, реорганизации бывают болезненными, новые команды  сложно срабатываются со старыми. Но как можно говорить об отсутствии взаимодействия? За эти годы в эфир вышли  сотни сюжетов, сделанных корреспондентами и редакторами сайта, а сайт  наполнялся продукцией, сделанной, в основном,  по «эфирным» материалам.

На самом деле, Людмила Телень  возглавила сайт РС только в 2009 году. До этого его аудитория росла медленно. Резкий рост пришелся на первые полтора года работы команды Телень, потом он несколько замедлился, но вовсе не прекратился. Вот цифры.  Суммарное количество просмотров страниц сайта Радио Свобода по годам в 2009-2012 постоянно росло: 2009 - 48 676 561;  2010 - 71 425 638;  2011 - 89 173 830.

Точно так же последовательно росло количество уникальных посетителей - "ядро" аудитории, количество заходов из социальных сетей и прочие  показатели.

Сейчас можно сравнить показатели августа 2012 года, последнего месяца полноценной работы старой команды РС,  и ноября 2012 года, когда Гессен и ее команда запустили обновленный сайт. Просмотров страниц: август 2012 - 6 529 964 (традиционно самый "пустой" по посещаемости),  с приходом М.Гессен - ноябрь 2012 - 3 867 192. Аналогично падение и всех остальных показателей. 

Сравнивать рост аудитории сайта с ростом аудитории Рунета, как это делает Гессен,  безграмотно. Аудитория Рунета росла, прежде всего,  в иных сегментах, нежели сегмент информационно-аналитических СМИ. Например, в сегменте Интернет-торговли.  На самом деле,  корректно сравнивать рост аудитории сайта «Свободы» и, например, «Эха Москвы». Так вот, в начале 2009 г. этот разрыв был 7-8-кратным. В 2012 г. разрыв с «Эхом» сократился до троекратного.  После переворота М.Гессен отставание стало 10-12- кратным.

«Кроме того, постоянно падала глубина просмотра (количество страниц, которые читает каждый посетитель) и росла bounce rate — 60% посетителей приходили по ссылке и тут же, не задерживаясь, уходили.  То есть при ближайшем рассмотрении выяснялось, что интернет-аудитория РС не растет, а падает. Мало того, она еще и стремительно старела: в отличие от большинства СМИ, где аудитория сайта обычно моложе, чем аудитория традиционных носителей (радио, бумажных журналов), у РС и на сайте большую часть аудитории составляли люди старшего возраста», - утверждает М.Гессен.

Это просто голословное утверждение: исследований возраста аудитории сайта в последние 3 года не проводилось.  Остальные соображения столь же бездоказательны. Глубина просмотра страниц была практически постоянной - в среднем 2.5 страницы. При этом,  в лучшие дни – например, в часы онлайн-трансляций – эта цифра резко возрастала. Что касается bounce rate (60 %), то и этот показателен был в среднем стабилен. Чтобы прояснить  порядок цифр, приведем аналогичные показатели : «Коммерсант» - от 55% до 60%, «Ведомости» - от 52% до 60% 

В ноябре под руководством Гессен показатель bounce rate вырос до 67 %, чего за последние три с половиной года работы не случалось. Об этом достижении  Мария Гессен скромно умалчивает. Зато она утверждает: «Общая аудитория РС в России постоянно сокращалась, а расходы не уменьшались».   И это неправда:  расходы на РС до 2012 года постепенно сокращались при относительно стабильной аудитории.

         «Проигрышной представляется вся контентная стратегия РС. Содержательным стержнем как радиовещания, так и сайта было информационное вещание — именно на это тратились основные ресурсы. Однако на этом поле РС не могло конкурировать с более динамичными, молодыми российскими СМИ — в особенности в свете того, что самая сильная часть редакции сидела в Праге и готовила программы по вторичным источникам. Внутри РС ходила мрачная шутка: «вчерашние новости уже сегодня» (М.Гессен).

Здесь смешано незнание фактов и злое желание столкнуть коллег лбами. Мы не будем обсуждать, где прописана «самая сильная часть», и из какого именно продукта она готовила программы. Все вместе мы создавали 15 часов оригинального вещания. По цитируемости РС шло на 2-м месте после «Эха Москвы». Это к вопросу о конкуренции с «более динамичными, молодыми» и прочее. Где сейчас «Радио Свобода»? Стыдно сказать –  выпало из числа регулярно цитируемых СМИ

         «Сам факт конкуренции противоречит миссии РС. Оно призвано служить альтернативой — создавать тот контент, который по той или иной причине (цензура, давление, отсутствие ресурсов) не могут создавать существующие в стране СМИ. Такие же новости, как у всех, только обстоятельнее и потому позже, явно не соответствуют этой миссии».

Конкуренция никак не противоречит миссии РС. Радио было конкурентоспособным именно потому, что публиковало новости «не как у всех». Оно добывало контент, которого не было у большинства, существующих в России,  СМИ.  Именно поэтому слушателей привлекали прямые эфиры и видеоэфиры,  интервью на сайте  с запрещенными на ТВ политиками. К ним - сотни комментариев от  читателей.   Посмотрите, сколько  комментариев на нынешнем изуродованном  сайте.

Надо понимать, что значительная часть  оригинального контента была не чисто новостной, а аналитической – в области политики, экономики,  искусства … Мария Гессен абсолютно незнакома с  контентом радио, которое взялась «реформировать».

         «Неоднократные попытки реформировать московскую редакцию оказывались безуспешными». За последнее десятилетие менялась и перестраивалась  как раз московская редакция. Большинство сотрудников в Праге спокойно работает с конца 90-х годов.

«Московская редакция заняла позицию осажденной крепости по отношению к американскому руководству в Праге и к любому его назначенцу», - пишет Гессен.  

Позвольте, как это?   Мы работали с  Юрием Гендлером, с Марио Корти, с Марией Клайн. Когда прежний президент РС Джефф Гедмин назначил директором русской службы  РС  Ефима Фиштейна, то получил полную поддержку всех сотрудников.  Однако  Фиштейна (препятствие на пути бездумных «реформаторов»)  новый президент РС г-н  Корн вынудил подать в отставку и уйти на пенсию весной этого года, после чего и появилась г-жа Гессен.

Самое забавное: почему люди, которые так плохо себя вели «по отношению к руководству», исправно получали от него благодарности ? «Осажденная  крепость» -  вся в медалях от осаждающих. Об этом подробно написал, например, корреспонент Мумин Шакиров (ныне уволенный), которого совсем недавно  на руках носила вице-президент РС Джулия Рагона: «Дорогой Мумин! Я пишу, чтобы поблагодарить Вас за Вашу выдающуюся работу …».http://www.svobodanew.com/shakirov-blog/

         «Чуть ли не самой новой передачей на Свободе была «Свобода в клубах», запущенная в 2002-м году (кстати, я была ее первой ведущей)», фантазирует Гессен.  Приписывает себе чужие заслуги: запустила программу Елена Фанайлова, Гессен затем помогала делать эту передачу второму ведущему Игорю Мартынову, которого потом снова сменила Е.Фанайлова. Да и новых программ с 2002 года было запущено достаточно

         «При этом интернет-редакция под руководством Людмилы Телень и радиоредакция, у которой в Москве не было руководства вовсе, между собой постоянно враждовали», - таково мнение Гессен. Творческие споры и дискуссии уже ушли в историю, но  у всех, кто работал  в Москве, конечно же,  было руководство – главный редактор московского бюро, главный редактор и директор в Праге. 

«В конце концов руководство RFE/RL приняло решение радикально сократить численность редакции, назначить директора, который бы работал в Москве, а не в Праге, и дать директору возможность создать новую, объединенную редакцию», - такова версия   М.Гессен.   Заметим, что  желание работать в Москве, а не в Праге, стало одной из причин  увольнения с поста главы русской службы РС Рината Валиулина. Новое начальство считает  нынешнюю Москву удобным для работы местом. Это его выбор.  Президент РС Стивен Корн хотел радикально сократить численность редакции не только в Москве, но и в Праге. Только поднявшийся скандал  и вмешательство правозащитников не дали ему реализовать свои планы.  А «радикальное сокращение» в Москве обернулось тем, что были немедленно наняты новые сотрудники,  и на большие оклады.

Что до создания объединенной редакции, то эту задачу М. Гессен тоже решила оригинально. Оставшиеся сотрудники прежнего РС (как она считает плохого, отсталого)  делают материалы для эфира, а новобранцы изредка пишут тексты для упрощенного сайта. Вот взгляд изнутри: «За  2  месяца сотрудники, приведенные Гессен, не сделали для радио ни одного материала. То, что они пишут для сайта, это не ежедневная работа, а как в журнале -  материал появляется 1 -2 раза в месяц». На 7 корреспондентов уже приходится 15 редакторов. Обоз  растет.  И это  «сокращение»?

         «Планы по сокращению были составлены еще до того, как окончательно определилась кандидатура нового директора»,  – прячется от ответственности М.Гессен.  Планы составлялись с участием нового директора. Не хочется в десятый раз повторять одни и те же доказательства. 

«С РС ушли около 40-ка человек, из них пять — добровольно: возможность уйти с «золотым парашютом» была предоставлена всем сотрудникам», - еще одно искажение истины.      Никакого  «золотого парашюта» не было. Была выплата зарплаты за несколько месяцев, поскольку  бессрочные (и годовые)  контракты внезапно и без всяких причин рассторгались по инициативе работодателя. В знак протеста ушли не пять, а девять сотрудников. Часть - из солидарности с коллегами, часть – из-за несогласия с новым стилем руководства.

         «С 10 ноября, когда прекратилось вещание на средних волнах, был перезапущен сайт в более современном формате. Пока сайт имеет временный вид: для перестройки производства требуется время, и я надеюсь, что основная часть этого процесса закончится весной. Кроме всего прочего, мы сейчас строим новое помещение в Москве, с полноценной телестудией, так что РС впервые сможет производить по-настоящему мультимедийный контент».

Мультимедийный контент– радио, видео, текст уже несколько лет  выпускала уволенная команда РС.  А вот новые сотрудники Гессен делают это впервые, они сами признавались, что умеют только писать тексты.  Им требуется время  для обучения. Смешно говорить и про современный формат сайта – по мнению многих специалистов,  он просто подогнан под меньшее количество контента и отсутствие качественной ленты новостей.

         «Как я пишу выше, я считаю ошибкой то, что все последние годы РС сосредотачивало основные усилия на информационном вещании. РС призвано делать то, чего не могут делать существующие СМИ. В каком-то смысле в советское время было легче: понятно, чего не могли делать существующие СМИ — работать без цензора».

 М. Гессен, как видим,  игнорирует факты. В  России есть цензура. На телевидении многие люди и темы внесены в «стоп-листы». Недаром «Коммерсант FM»  новую рекламную компанию в Москве  строит на слогане «Новости без цензуры». Именно бесцензурная информация и аналитика привлекала слушателей РС. Сайт «Свободы» без качественных новостей и аналитики – по модели Гессен -  каждый день теряет посетителей.   

    «Я считаю, что вместо цензуры теперь — систематическое разрушение публичного пространства, которое происходит уже 13 лет. Результатов у этого процесса два: (1) разрушение информационных связей и (2) отсутствие публичного разговора на любую тему, что, в свою очередь, приводит к потере памяти (долгосрочной и краткосрочной) и к отсутствию глубокого анализа».

Достоинством РС, даже по признанию его недоброжелателей, была как раз  аналитика, которую журналисты «Свободы»  делали все эти 13 лет. А  общее информационное пространство создавали фрилансеры , работавшие по всему миру.

 М.Гессен обещает: «Мы запускаем проекты, призванные заполнить именно эти лакуны, и это требует действительно коренных изменений в редакционной политике: производство огромного количества информационных материалов и производство небольшого количества аналитических, дискуссионных материалов, каждый из которых готовится днями, а то и неделями, требуют совершенно разных подходов и даже технологий».

Сейчас тексты, которые «днями, а то неделями» производят новые сотрудники РС, по большей части основаны на переделанных пресс-релизах,  чужих блогах и  других отнюдь не первичных  источниках.  Вот типичный пример вторсырья:http://www.svoboda.org/content/article/24784014.html

Есть множество подобных примеров и в других областях.

М.Гессен приводит пример направления, «в котором мы начинаем двигаться»: «Статья Марьяны Торочешниковой о деле Мирзаева — самый подробный и глубокий анализ, который был опубликован, где бы то ни было».

Можно обсуждать качество  материала сотрудницы прежней редакции, но это уголовное дело рассмотрено со всех сторон сотнями авторов. А ведь Гессен сама только что написала, что не надо заниматься тем, чем занимаются все.

 Рекламирует Гессен еще «Проект Европа» Кирилла Кобрина (опять же – с прежнего, устаревшего,  радио )  — попытка описать, как «устроен, а также о чем говорит, думает и спорит Европейский Союз». И где тут новаторство? Все это благополучно делалось и без Гессен.

 «Зимой мы запустим еще около десятка проектов», - обещает Гессен. А сайт, тем временем,   проваливается на дно рейтингов.   Но тут оказывается, что число читателей  вообще не важно. Грядет «реформа распространения»: «Наша главная цель — донести контент до читателя/зрителя/слушателя, и мы вовсе не обязаны для этого вести посетителя на собственный сайт».  А что еще говорить, если сайт РС со стабильных 30-х мест  в рейтингах докатывался уже даже до 129 места.

 Поневоле придется выдумать  передовую теорию: 

«Если мы можем найти технологии «пуш», чтобы донести контент до новых пользователей — тем лучше. Кроме всего прочего, нас сложнее «прогнать» с большого количества разнообразных площадок, чем со средних волн. Таким образом РС отчасти преобразуется в продюсерский центр».

 У настоящего продюсерского центра  продукцию покупают.  Радио Марии Гессен с нынешним качеством материалов может только само покупать у других СМИ площадки для размещения того, что теперь считается «контентом».

 «Уже стартует проект «Свобода на БГ»: статьи, сделанные редакцией РС, на сайте «Большого города»; за ними последуют и подкасты. Обсуждаются партнерские отношения с телеканалом «Дождь», порталом polit.ru и другими»,  – докладываетМ.Гессен. 

Уже можно наблюдать за тем, как деньги из бюджета США расходуются на помощь «БГ», видимо, дружественному М.Гессен коммерческому СМИ, которое, заметим, РС не рекламирует. Как пошутил один из коллег: «Я бы хотел работать в таком «продюсерском центре».   Я бы предоставлял сторонним коммерческим организациям аппаратуру и помещения под их проекты. А они бы мне – «конверт». Ну, и рассказали бы всем, как мы сильно помогли идеи демократии распространять».

         Что получает БГ? Бесплатный  трафик с РС и наполнение своего архива дополнительным контентом.  Что получают люди, работающие в этом проекте? Возможность, числясь на РС и дальше писать свою пригламуренную чепуху и убеждать Вашингтон: наши материалы страшно популярны, просто счетчики РС этого не показывают.

Что теряет Радио Свобода? Трафик уходит на чужой сайт.  Оттуда не приходит ничего. Рекламы бренда нет. Контент этого проекта, выпадает из архива сайта РС.  Читатели, которых гонят на сайт БГ уходят с сайта РС. Штатные сотрудники фактически работают на чужое частное СМИ. 

Представим, что вдруг Радио Свобода снова начинает распространять действительно эксклюзивные острые материалы. Что происходит ? Гламурные партнеры под нажимом властей отваливаются. С чем остается РС? С убитым сайтом, без  радиоэфира и  своей аудитории. Старой и новой.

         Было бы странным и для «Дождя»  в трудные для телекомпании времена  бесплатно размещать в коммерческом  эфире  продукцию команды Гессен.  Простой вопрос: сколько будет стоить американским налогоплательщикам покупка эфира на телеканале «Дождь» для РС?

«Результатом должен стать рост аудитории, а также изменение ее состава», -обещает Гессен.  Результат – несколько иной - уже достигнут:  это -  потеря двух третей аудитории читателей сайта и слушателей вещания РС в Интернете. За неделю, пока мы писали этот ответ,  число посетителей сайта РС снизилось  с 40 до 35 тысяч.  До дна, правда, пока не добрались…  Все, что было важно для старой аудитории,  уничтожено, а чтобы бороться  за новую, надо придумать нечто такое, что отличало бы  РС от «БГ», «Сноба», «Дождя», «КП» или «МК» или  «LifeNews». Об этом как раз и спрашивала в начале ноября Людмила Михайловна Алексеева: «Что же это за новая концепция такая? О чем  вы собираетесь говорить, о чем мы не говорили? И о чем молчать, о чем мы не молчали?». 

На этот простой вопрос Мария Гессен до сих пор не может внятно ответить.

+++++++++++++++

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Сбор пожертвований в Юридический фонд Марины Литвиненко для покрытия расходов в связи с судебным дознанием в Лондоне. Подробности и последнюю  информацию  можно найти на сайте фонда или на странице в Фэйсбуке.