Мой предыдущий пост был о том, что неминуемые бомбардировки Сирии выставят Путина "лузером", продемонстрировав его слабость, ибо антиамериканизм - основа его политической идентификации, как в России, так и в мире.

Должен признать, что все получилось с точностью до наоборот. Бомбардировок, похоже, не будет, и в политическом смысле это сильно укрепляет Путина.

Конечно, если разбираться в сути дела, то силовая политика США не была безуспешной ибо Асад был вынужден признать наличие у него химического оружия, что он до сих пор категорически отрицал. В контексте событий это также косвенное признание, что это он его применил. Теперь Асад и Путин стоят перед необходимостью допустить инспекторов ООН в хранилища и им будет трудно будет препятствовать расследованию атаки 21 августа, в том числе и путем российского вето в СБ ООН. Всего этого не произошло бы без угрозы бомбардировок. 

Правда эффективный международный контроль и химическое разоружение в условиях войны едва ли возможны. Скорее всего процесс будет размазан, а Асад уйдет от ответственности за совершенное военное преступления. Но в любом случае Обаме теперь едва ли удастся возобновить реальную угрозу бомбардировок и следовательно их не будет. 

Поэтому в широком контексте Путин, надо отдать ему должное, переиграл Обаму и сильно укрепился в качестве глобального противника Запада и защитника всевозможных человеконенавистнических диктатур.

Это вовсе не доказывает его правоту и не делает его лучше. Это делает его сильнее. Сильный злодей хуже слабого.  

То, что Путину удалось отмазать Асада, также означает, что у западных лидеров теперь не должно остаться иллюзий в отношении России, как геополитического "партнера" Запада. До сих пор считалось, что Путин хоть и душитель свободы, но все же союзник, вроде саудовского короля, иными словами - "наш сукин сын". Сирийский эпизод показывает, что он - убежденный противник и угроза Западу.

Похожее прозрение наступило у западных лидеров в отношении Сталина сразу после Второй мировой войны. 

В 1946 г Джордж Кеннан, автор "доктрины сдерживания" СССР, написал:  “В основе невротического представления Кремля о мировой политике лежит традиционное инстинктивное чувство неуверенности в себе, страх перед более компетентным, сильным, лучше организованным обществом... Российские правители всегда чувствовали, что их власть не выдерживает сравнения с политическими системами западных стран”. Отсюда вывод: как его ни ублажай, как ни заискивай, он лучше не станет, потому что его агрессивность обусловлена внутренними причинами. 

Если сухим остатком сирийской истории станет запоздалое понимание на Западе, что политика умиротворения Путина не работает, что он - чем сильнее, тем опаснее, то может быть сегодняшняя слабость Обамы обернется силой.