Все записи
18:04  /  25.05.14

6968просмотров

Убийство Политковской. Размышления о заказчиках.

+T -
Поделиться:

 В Москве закончился суд по делу Анны Политковской, убитой в подъезде своего дома 7 октября 2006 года. Исполнители установлены, заказчики – нет; след обрывается на фигуре технического организатора убийства - уголовного авторитета Лом-Али Гайтукаева. Гайтукаев получил заказ от неустановленных лиц, привлек к исполнению своих племянников братьев Махмудовых, один из которых и нажал курок, а также двух милицейских чинов, обеспечивших оперативную поддержку покушения. Он проплатил их услуги немалыми суммами. Но по поводу того, откуда пришел заказ, Гайтукаев молчит; очевидно у него есть на то серьезные причины.

Я давно и внимательно наблюдаю за этим делом. Во-первых, потому, что Анна была личным другом; мы с ней часто встречались, по делу и без, во время ее визитов в Лондон. Во-вторых, потому что в так называемой «лондонской версии» убийства центральной фигурой выступает Борис Березовский, с которым я много работал в том числе и по всему, что связано с Анной, до и после ее гибели. Как и многие я предупреждал ее об опасности и советовал уехать из России. Незадолго до смерти она сказала: «Меня так легко убить, особенно во время командировок в Чечню, что если бы я кому-нибудь серьезно мешала, то это давно бы уже сделали». Действительно при жизни ее работа была мало кому известна; ее статьи о Чечне были гласом вопиющего в пустыне – она сама об этом не раз говорила. Я убежден, что ее убили не потому что она кому-то мешала, и не в отместку за ее статьи, а для того, чтобы добиться определенного политического результата. Поэтому, рассуждая о возможных заказчиках главным вопросом должно быть не «за что?», а «кому это выгодно?».

Ахмед Закаев, Анна Политковская и Александр Литвиненко

За прошедшие годы высказывалось несколько версий ее убийства. Одна из них представляется мне наиболее правдоподобной по совокупности логических доводов и фактических данных. Но о ней я расскажу в конце, а начну с истории вопроса. 

Сразу же после убийства два голоса – один из Кремля, а другой из Лондона, не дожидаясь ни улик, ни фактов, озвучили две версии. Первую из них, «лондонскую», объявил не кто иной, как сам Владимир Путин. 10 октября во время визита в Дрезден, комментируя гибель Политковской, он заявил, что располагает данными, будто “некоторые люди, которые скрываются от российского правосудия за рубежом, давно вынашивают планы принести жертву, чтобы создать волну антироссийских настроений и навредить России...». Речь, естественно, шла о Березовском и его окружении, к которому относится и автор этих строк.

Те, кто возводит напраслину на российскую власть, продолжал Путин, страдают отсутствием логики: «убийство Политковской нанесло [нам] гораздо больший ущерб, чем ее публикации... оно направлено против нашей страны, против действующих властей”.

Между тем в Лондоне Саша Литвиненко обвинял Путина. Посмотрите его выступление в лондонском клубе “Фронтовая линия”, на собрании британских журналистов, посвященном убийству Анны.  До его собственного отравления 1 ноября 2006 тогда оставалось девять дней.

Конечно, эти два выступления стоили друг друга по своей бездоказательности. Но важно то, что они четко отражают психологический настрой фигурантов, а также два неоспоримых факта: во-первых Путин четко осознавал, что убийство будет использовано против него; во-вторых, его лондонские враги действительно не преминули этим воспользоваться. Что, естественно, ничего не доказывает. Так или иначе, «лондонская версия» и «кремлевская версия» с легкой руки Путина и Литвиненко с тех пор укоренились среди конспирологов с обеих сторон и имеют хождение по сей день. Каждый, как говорят, понимает в меру своей испорченности.

Среди иных версий убийства, которые обсуждались поначалу, стоить отметить еще две. Согласно так-называемой «омоновской» версии, за убийством стояли друзья командира Ханты-Мансийского ОМОНа, который был осужден российским судом за зверства в отношении мирных жителей в Чечне, после того как о них написала Политковская. В тюрьме он вскоре умер. У друзей командира, безусловно, были основания ненавидеть Анну. Согласно четвертой, «кадыровской» версии,подозрение падало на Рамзана Кадырова, против которого в последние месяцы было направлено острие публицистики Политковской. Ее застрелили за два часа до того, как она должна была отправить в печать результаты сенсационного расследования о пытках в кадыровских застенках. «Кадыровскую» версию в первые месяцы после убийства активно продвигали правозащитники и  западные СМИ.

Вернемся к первой, «лондонской версии». Путин, конечно, замечательный актер, но у меня создалось впечатление, что на дрезденском ролике он говорит искренне: похоже, он действительно думал, по крайней мере какое-то время, что Анну заказал Березовский. В подтверждение этому, через четыре месяца после убийства Анны и три месяца после отравления Литвиненко московская газета “Нью Таймс” опубликовала журналистское расследование Ильи Барабанова и Владимира Воронова, в котором те цитируют “высокопоставленныe источники” в Кремле и ФСБ.

“Убийство [Политковской] 7 октября, в день рождения президента, - пишут Барабанов и Воронов, - можно было расценить исключительно как пощечину главе государства. Уже 8 октября, перед отлетом в Дрезден, где должны были состояться его переговоры с канцлером Германии Ангелой Меркель, [Путин] собрал руководителей силовых ведомств... [которые] сообщили, что преступление было спланировано Березовским, который поручил это дело Литвиненко. Литвиненко, как следовало из того доклада, используя старые связи, вышел на чеченских боевиков, которые и организовали убийство”. Именно на совещании 8 октября, суммируют журналисты, Путин дал чекистам добро на операцию против Литвиненко.

 "Я проверил данные моих журналистов по собственным источникам, – объяснял тогда западным корреспондентам тогдашний редактор “Нью Таймс” Раф Шакиров. – Два информатора очень высокого уровня их подтвердили. Несколько информаторов сообщили, что заместитель директора ФСБ Бортников руководил встречами, где обсуждалась организация убийства Литвиненко".

Если это так, то Путин был заказчиком отравления Литвиненко, но никак не убийства Политковской. И значит, он действительно хотел раскрыть убийство.

Следователи генпрокуратуры, занимавшиеся делом Политковский, получили зеленый свет: во что бы то ни стало найти убийц. Исполнителей удалось установить за полгода: ими оказались члены небезызвестной Лазанской ОПГ (о ней позже). Были арестованы рядовые бойцы банды, братья Джабраил и Ибрагим Махмудовы, следившие за журналисткой, и милицейский опер Сергей Хаджикурбанов, который доставал для убийц пистолет. Задержали также подполковника ФСБ Павла Рягузова, который выдал братьям Махмудовым оперативную “установку” на Анну. Непосредственный же киллер, старший брат Рустам Махмудов, скрылся за границей с подложным паспортом. В конце концов поймали и его.

Следуя установкам из Кремля, официальное следствие довольно долго пыталось найти “лондонский след”. Высшие прокурорские чины продолжали указывать пальцем на Березовского. Объявляя в августе 2007 года об аресте братьев Махмудовых, генеральный прокурор Юрий Чайка прозрачно намекнул, что заказчиком является “некий российский гражданин, проживающий за границей”, а мотив убийства – дискредитация президента Путина. Руководитель главного следственного управления Дмитрий Довгий, перед тем как сам был арестован за взятки, в апреле 2008 года прямо заявил, что имеет “глубочайшее убеждение”, что Березовский передал бандитам заказ через проживающего за границей одного из основателей Лазанской банды Хож-Ахмеда Нухаева. Однако никаких данных в пользу того, что это так, и что Нухаев вообще жив, так и не нашли, и от лондонской версии пришлось отказаться. В ноябре 2008 года глава следственного комитета Александр Бастрыкин, передавая дело Махмудовых в суд, сказал: «Мы не знаем, кто заказчик. У нас нет оснований говорить, что это Березовский».

Но вернемся к исполнителям. Лазанская ОПГ получила название от московского кафе «Лазанья», где в начале 90-х проводили время ее бойцы. Впрочем, мало кто знает, что это не рядовая банда, а так называемая «подкрышная» группа, которая много лет была тесно связана с ФСБ. Основатели банды - три уголовных авторитета, один русский и два чеченца: Макс Лазовский, Хож-Ахмед Нухаев и Мовлади (Руслан) Атлангериев. Как писал Литвиненко в книге «ЛПГ - Лубянская преступная группировка», в 1994 году перед началом первой чеченской войны Лазовский по заказу ФСБ организовал в Москве несколько взрывов. В суде по этому делу выяснилось, что в терактах участвовали действующие сотрудники ФСБ, которые отрабатывали технологию как «вешать» теракты на чеченцев. Литвиненко подозревал Лазовского и в организации взрывов московских домов пять лет спустя, в сентябре 1999 года перед началом второй чеченской войны. Куратором лазанской банды в ФСБ был заместитель директора и руководитель «чеченской линии» адмирал Герман Угрюмов. Об этом подробно написано в «ЛПГ» и второй книге Литвиненко (совместно с Ю. Фельштинским) «ФСБ взрывает Россию». Вскоре после московских взрывов Лазовский был убит выстрелом из снайперской винтовки на пороге подмосковной церкви. Адмирал Угрюмов скоропостижно скончался в 2001 году.

Адмирал Герман Угрюмов

Второй отец-основатель лазанской банды, Нухаев, в начале 90-х, переселился в Грозный, где сделал карьеру в первом ичкерийском правительстве Джохара Дудаева; он там был министром по делам нефти.  В конце 90-х годов Нухаев выехал за границу. Последний раз его видели в 2001 году в Турции, а в 2004 году появились сообщения, что он убит.

Третий лазанский авторитет, Атлангериев, дожил до конца 2007 года. Во время убийства Политковской он был в Москве. В иерархии лазанской ОПГ он был старшим, и Лом-Али Гайтукаев отчитывался перед ним. К тому же, в отличие от Гайтукаева, Атлангериев был человек политический. У него были обширные и достаточно теплые связи в ФСБ, и если согласиться, что это было политическое убийство, то высокопоставленный заказчик должен был действовать именно через него.

Чтобы понять, с кем в ФСБ был связан Атлангериев, нужно вернуться в осень 1999 года - критические дни начала второй чеченской войны. Тогда Атлангериев оказал неоценимую услугу российской власти - он перетянул на сторону федералов клан братьев Ямадаевых, полевых командиров из Гудермеса. В ноябре 1999 года Атлангериев уговорил Ямадаевых сдать город без боя и перейти на сторону Кремля. Путин тогда обласкал Ямадаевых: двое получили звание Героя России, а их отряд численностью в 1000 бойцов переодели в российскую форму и включили в состав спецназа ГРУ под названием “Батальон Восток”. Командиром, в звании подполковника, стал Сулим Ямадаев, а главу клана Руслана Ямадаева сделали лидером партии “Единая Россия” в Чечне и депутатом Госдумы.

За “приручение Ямадаевых” Атлангериев был удостоен ордена Почета и награжден именным пистолетом, который вручал ему лично директор ФСБ Патрушев. После этого он стал главным доверенным лицом ФСБ по “чеченской линии” и пару раз даже был на докладе у Путина. Жил он в Москве на широкую ногу; по свидетельству Апти Баталова, бывшего руководителя администрации Масхадова, “у него была квартира огромных размеров, он говорил, что [ее] обустройство обошлось в несколько миллионов долларов, а в подземном гараже стояли 4 или 5 самых современных и дорогих автомобилей”. Тот же Баталов, который впоследствии получил убежище в Великобритании, был в 2001 году свидетелем разговора Атлангериева с адмиралом Угрюмовым. У Баталова сложилось впечатление, что “эти люди дружат давно и основательно”.

 

Мовлади Атлангериев в молодости

Итак, командир Гайтукаева в лазанской ОПГ близок к верхушке ФСБ и этот факт – первый краеугольный камень моей версии убийства Анны.  Второй аргумент вытекает из того, чем занимался Атлангериев в месяцы, непосредственно предшествовавшие убийству.

 А занимался он тем, что готовил заговор против Рамзана Кадырова.

 Вспомним политический контекст. За пять лет войны федеральным силам так и не удалось умиротворить Чечню. В дневное время российские военные контролировали территорию, но с наступлением темноты контроль переходил к чеченским боевикам. У боевиков не было недостатка в деньгах и оружии. Деньги к ним попадали прямо из госбюджета, ибо руководители местных администраций щедро делились с партизанами тем, что выделяла Москва. А оружие боевики покупали у тех же федералов. Партизанская война ежемесячно уносила жизни сотен российских солдат и Путин ничего не мог с этим поделать.

Перелом наступил с появлением Рамзана Кадырова и его политикой «чеченизации» конфликта.  Летом 2006 года он еще не был президентом Чечни. Он был всего лишь премьер-министром и дожидался своего тридцатилетия, чтобы стать первым лицом. Это ему обещал Путин, который уверовал в него.  Рамзан сказал ему: «Я закончу войну, если только вы мне это позволите», и потребовал три вещи: (а) много денег, (б) свободу действий в отношении семей боевиков – заложники, пытки, расстрелы и (в) убрать из Чечни русских солдат и закрыть грозненское управление ФСБ. Путин согласился.

Для ФСБшных и ГРУшных чеченцев вроде Атлангениева и Ямадаевых перспектива иметь Рамзана безраздельным властителем Чечни не сулила ничего хорошего. К лету 2006 года в их среде, и по всей вероятности с благословления их кураторов в ФСБ, возник план – уговорить Путина отказаться от Рамзана. Для этого нужны были серьезные аргументы. Тогда-то Атлангериев оправился в Лондон и в Стамбул, чтобы предложить представителям сепаратистов объединить усилия в борьбе с Рамзаном. По словам лидера чеченской диаспоры в Европе Ахмеда Закаева, Атлангериев предлагал им сложить оружие и согласиться на широкую автономию в составе РФ при условии, что уберут Кадырова. При этом он утверждал, что действует от имени руководства ФСБ. Вскоре после того, как Атлангериев вернулся в Москву, была убита Анна Политковская.

 В первые недели после убийства, практически все сторонники Политковской – журналисты, правозащитники, все западные газеты в один голос твердили, что за убийством стоит Рамзан Кадыров. То же самое открыто заявил «Коммерсанту» один из главных «ФСБшных чеченцев», командир оперативного подразделения "Горец" Мовлади Байсаров.  Но, как это часто бывает, вступил в силу закон непередвиденных последствий. В свих статьях Политковская клеймила Путина не меньше, чем Кадырова, и президент воспринял ее убийство как камень в свой огород, подброшенный из Лондона. К тому же он поверил Кадырову, который клялся Аллахом, что не имеет к гибели Политковской никакого отношения. А верхушка ФСБ доложила об убийстве совсем не так, как планировали заговорщики. Зная, что хочет услышать президент, чекисты предложили “лондонскую” версию как наиболее вероятную.

 Отсюда пятая, наиболее вероятная версия убийства Анны – это была операция «чеченской линии» ФСБ с целью «остановить Рамзана». Логика заговорщиков очевидна: Путин не сможет назначить президентом человека, о котором весь мир кричит, что он убийца Политковской. На каком уровне в ФСБ была одобрена эта операция мы едва ли узнаем, но не думаю, что на высоком, ибо Патрушев и Бортников, зная отношение Путина к Кадырову, едва ли решились бы на столь безумный шаг.

После того как Путин все же назначил Кадырова президентом Чечни, заговорщиков, задумавших остановить Рамзана, ждала печальная участь. Командир группы «Горец» Мовлади Байсаров был убит в Москве. 18 ноября 2006 г. спецгруппой МВД Чеченской Республики “в ходе операции по задержанию”. Руслан Ямадаев был убит в центре Москвы, когда его бронированный “Мерседес” остановился на светофоре, а подъехавший сбоку киллер выпустил очередь в открытое окно автомобиля. Его брат Сулим, после того как батальон “Восток” был расформирован, бежал в Дубай, но и там его настигла судьба в лице наемных убийц, расстрелявших подполковника ГРУ в подземном гараже элитного комплекса. Полиция Дубая назвала организатором покушения и объявила в розыск депутата Госдумы РФ Адама Демильханова, двоюродного брата Рамзана. Куратор «чеченской линии», сменивший в этой роли Угрюмова, генерал-полковник Михаил Нечаев впал в опалу и скоропостижно скончался от сердечной недостаточности в возрасте 56 лет.

Генерал Михаил Нечаев

Удивительнее всего сложилась судьба Мовлади Атлангериева – человека, который, согласно нашей версии, и был заказчиком убийства Политковской. 19 июня 2007 года он был задержан британской полицией с оружием в руках в подъезде офиса Бориса Березовского. За несколько дней до этого сотрудники Скотланд-Ярда сообщили Березовскому, что по оперативным данным в Лондон прибыл киллер, намеренный его убить. Этот человек, сообщили полисмены, - высокопоставленный агент ФСБ по имени Атлангериев; он приехал в Лондон с 9-летним сыном, поселился в гостинице Хилтон и купил себе на черном рынке пистолет.  Полицейские посоветовали Березовскому уехать на несколько дней в Израиль, устроили у него в офисе засаду, и взяли Атлангериева с поличным.

На первом же допросе Атлангериев сообщил, что  застрелив олигарха, он “не собирался скрываться, а намеревался сдаться, получить 20 лет, отсидеть 10, стать героем России, семья будет обеспечена и так далее...” Спрашивается, зачем человек, благополучно проживающий в Москве в почете и роскоши, в квартире стоимостью в несколько миллионов долларов, с пятью иномарками в гараже, добровольно собирается променять все это на британскую тюрьму?

Ответ очевиден: Атлангериев решился на свою “миссию камикадзе”, да еще взял с собой малолетнего сына, потому что понимал, что его дни в Москве сочтены. Перед ним стояли две перспективы: либо получить пожизненное заключение за убийство Политковской, либо ожидать расправы, если истинный мотив убийства Анны – дискредитация Кадырова, выйдет на поверхность. По сравнению с этим британская тюрьма действительно может показаться санаторием.

В те дни, российское следствие еще отрабатывало «лондонскую версию» убийства Анны. Атлангериев отправился в Лондон убивать Березовского вскоре после ареста братьев Махмудовых, Хаджикурбанова и Рягузова, то есть как раз в тот момент, когда следователи установили, что цепочка замыкается на нем, и ломали голову, как связать его с Березовским. Он чувствовал, что круг сужается, и со дня на день он сам будет арестован.

Британские спецслужбы, получившие агентурные данные о прибытии киллера, естественно, не разбирались в нюансах чеченской политики. Для них Атлангериев был агентом ФСБ высокого класса, награжденным за операции в Чечне, которой находился “на связи” у самого Патрушева. А почему вместо “высокотехнологичного” полония на этот раз терминатор ФСБ собирался использовать банальный пистолет, приобретенный в лондонских закоулках, удивляло гораздо меньше, чем сам факт того, что русские решились на новый теракт в Лондоне всего через семь месяцев после скандала с Литвиненко – судя по всему, на Лубянке окончательно сошли с ума!

О том, что происходило в британских коридорах власти в связи с арестом  Атлангериева, рассказал в мемуарах, вышедших в 2009 году, бывший руководитель антитеррористического управления английской полиции Энди Хейман. Пока в оперативники допрашивали «киллера ФСБ», министры внутренних и иностранных дел спорили о том, как с ним поступить. В конце концов в спор вмешался премьер-министр Тони Блэр, который распорядился обвинений Атлангериеву не предъявлять а по-тихому выслать злоумышленника обратно в Россию. Перспектива открытого суда в Лондоне над главарем Лазанской ОПГ, который знает больше кремлевских секретов, чем Уайтхолл в состоянии переварить, была отнюдь не в интересах британской внешней политики. Пусть уж лучше с ним разбираются в Москве.

 

Руководитель Антитеррористического управления Энди Хейман

«Гуманное» решение Блэра стала для Атлангериева смертным приговором. Его неудачная попытка скрыться в Лондоне убедила все заинтересованные стороны – следователей в прокуратуре, Путина в Кремле и Рамзана Кадырова в Грозном, что Анна была убита вовсе не для того, чтобы весь мир ужаснулся делам Путина, а чтобы подставить Кадырова, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сидя в самолете, отправляющемся в Москву, к трапу которого его в наручниках доставили оперативники Скотланд-Ярда, несостоявшийся киллер конечно же проклинал мягкотелость англичан – ведь он приехал, чтобы попасться с поличным и надолго сесть в английскую тюрьму, а его поймали, допросили и выпустили!

После возвращения из Лондона Атлангериев прожил чуть больше полугода. Вот как выглядел его конец в изложении газеты “Коммерсант”.

Поздно вечером 31 января он сообщил близким, что поедет на деловую встречу в ресторан “Каретный двор” на Поварской улице в Москве. Охрану с собой не взял, зато захватил барсетку с пистолетом. Охранник, дежуривший на парковке перед рестораном, сообщил, что перед тем, как выйти из “Порше-Кайен”, подъехавший чеченец еще минут десять просидел в автомобиле, разговаривая с кем-то по телефону.

Когда [он] наконец покинул салон, из стоявшего рядом автомобиля “Тойота-Ланд Крузер” выскочили двое мужчин, по виду кавказцы. Один из них направил на Мовлади Атлангериева пистолет, а другой нанес “авторитету” мощный удар кулаком в лицо. Затем нападавшие стали избивать господина Атлангериева. Все это происходило на глазах у охранника парковки и было зафиксировано камерами наружного наблюдения ресторана, однако вмешаться секьюрити не решился. Минутой позже перед “Каретным двором” затормозил еще один “Кайен”. Его водитель, чуть опустив стекло, крикнул кавказцам на чистом русском языке: “Хорош бить, тащите его сюда!” Команда была мгновенно выполнена, после чего оба джипа умчались в сторону центра”.

По утверждению семьи Атлангериева, он был вывезен в Чечню и убит на пятый день после похищения.

История не терпит сослагательного наклонения. Неправомерно гадать, как бы все обернулось, если бы англичане, державшие в своих руках главаря Лазанской ОПГ – заказчика убийства Политковской, который судя по всему, знал и тайну взрывов домов, решили не отправлять его в Москву, а предали бы открытому суду в Лондоне. Остается лишь надеяться, что люди Энди Хеймана его подробно допросили, а Атлангериев, мечтавший оказаться в английской тюрьме, им многое рассказал. Будущие историки едва ли докопаются до разгадки этих секретов в архивах Лубянки – такие вещи не оставляют в архиве. Но зато когда-нибудь, лет эдак через двести, мрачные тайны нашего смутного времени выплывут в рассекреченных материалах Скотланд-Ярда – протоколах допроса Мовлади Атлангериева в антитеррористическом управлении на Паддингтон-Грин 20 и 21 июня 2007 года.

Комментировать Всего 1 комментарий

Да, очень всё логично, спасибо...

(Только с Путиным ведь... Не думаю, что он когда-то говорит то, что думает... Он, наверное, говорит то, что СЧИТАЕТ НУЖНЫМ сказать. А уж так он думает, или не так, - вопрос отдельный).