Все записи
11:29  /  18.06.15

9008просмотров

«Коробка из под Ксерокса». Первая битва силовиков и либералов

+T -
Поделиться:

Сегодня — девятнадцатая годовщина драматических событий, которые мало кто помнит, но которые предопределили развитие России на много лет вперед. В этот день в борьбе за Кремль впервые жестко столкнултсь две силы, которых сегодня принято называть «силовиками» и «либералами». Либералы тогда в пух и прах разбили силовиков, но как оказалось, ненадолго.

До 1996 года мало кто рассматривал силовиков политической силой — говорили лишь о противостоянии реформаторов и коммунистов. В тот год Борис Ельцин баллотировался на второй президентский срок. Все предрекали победу коммунистам. В январе на Всемирном экономическом форуме в Давосе западные лидеры выстраивались к Зюганову в очередь, чтобы познакомитья с будущим президентом России. Ельцина же, человека пьющего и не слишком здорового, большинство наблюдателей уже списало со счетов.

Тогда же в  Давосе сформировалась группа олигархов во главе с Борисом Березовским и Владимиром Гусинским, которые решили объединить свои финансовые и медийные ресурсы в поддержку Ельцина. В качестве управляющего они призвали Анатолия Чубайса.

Ельцин стоял перед выбором. Силовики — начальник охраны Александр Коржаков, директор ФСБ Михаил Барсуков и вице-премьер Олег Сосковец — уговаривали его отменить выборы, приостановить действие конституции и запретить КПРФ. Олигархи и Чубайс призывали идти на выборы, обещая победу.

16 марта Ельцин был готов последовать совету Коржакова и уже подписал указы, по сути вводящие в России диктатуру. Однако Чубайс, с помощью ельцинской дочери Татьяны все же смог переубедить президента, и тот с тяжелым сердцем решился на выборы, поставив во главе предвыбоной кампани тайный триумвират — Чубайса, Березовского и Гусинского.

16 июня , после изнурительной предвыборной кампании, в ходе которой он исколесил всю страну, Ельцин все-таки побил коммунистов; он набрал 35 процентов голосов, оставив позади Зюганова с 32 процентами. Стратегия, состоявшая в том, чтобы уменьшить вес Явлинского и помочь Лебедю, принесла плоды: Лебедь пришел третьим с 15 процентами, отняв значительную часть голосов у коммунистов, а Явлинский набрал 7, потеряв голоса в пользу Ельцина. Ельцину и Зюганову теперь предстояло сразиться во втором туре.

Ельцин понимал, что победой обязан Березовскому-Гусинскому-Чубайсу, И в этот момент силовики нанесли свой удар.

О том, как это происходило, рассказано в нашей с Мариной Литвиненко книге, написанной со слов непосредственных участников событий:

Вечером 18 июня Игорь Малашенко, правая рука Гусинского и креативный гений НТВ, заехал в Клуб «Логоваза» на Ноаокузнецкой. Там он обнаружил сидящих на веранде Березовского и Чубайса. Березовский был в замечательном расположении духа и потягивал свое любимое Шато Латур. Но Чубайс казался сильно озабоченным. Уже часа четыре он нигде не мог найти своего помощника Аркадия Евстафьева. Чубайс без конца звонил всем, кого знал, и просил его разыскать.

Наконец кто-то сообщил, что около шести вечера Евстафьев и Сергей Лисовский, владелец агентства «Медиа Интернешнл», были арестованы людьми Коржакова, когда выходили из Дома правительства, вынося в картонной коробке из-под копировальной бумаги «Ксерокс» полмиллиона долларов наличными.

Как мне рассказывал потом Малашенко, на террасе воцарилась гробовая тишина. Никого не удивило такое количество наличности: агентство Лисовского координировало концерты в предвыборной кампании, а звезды эстрады выступали только за наличные. Но то, что Коржаков арестовал людей Чубайса, не предвещало ничего хорошего. Было очевидно, что за этим последует атака по всему фронту.

Давайте-ка переместимся внутрь, — предложил кто-то. Оставаться на открытой террасе, насквозь просматриваемой из окружающих домов, было небезопасно.

Вскоре подъехали еще несколько человек: Гусинский со своими охранниками под началом вооруженного огромным помповым ружьем громилы по прозвищу Циклоп, нижегородский губернатор Борис Немцов и министр приватизации Альфред Кох.

Позже Малашенко восстановил по памяти события этой ночи:

Самыми хладнокровными оставались Борис [Березовский] и Гусь [Гусинский]. Вместе с Чубайсом они быстро пересчитали наши ресурсы: два телеканала, прямой выход на Президента через Таню-Валю [Дьяченко и Юмашева]; два тяжеловеса — премьер Черномырдин и генерал Лебедь. Но мы понимали, что у Коржакова есть вполне реальная сила — спецназ ФСБ.

На долю Тани-Вали в третий раз в этом году выпало спасать российскую демократию от силовиков. Было уже за полночь, когда они приехали в Клуб. Как все согласились потом, это и был решающий фактор, который всех спас. К утру на крышах близлежащих домов появились снайперы. Однако Коржаков не решился начать штурм, зная, что в Клубе находится президентская дочь.

После того как с появлением Татьяны миновала непосредственная угроза, все вспомнили о двух арестантах — Евстафьеве и Лисовском.

— Чубайс снял трубку, — вспоминал Малашенко, — позвонил директору ФСБ и начал орать: «Если хоть один волос упадет с их головы, я вас уничтожу!» Конечно, его угрозы немногого стоили, но сама эта картинка — Чубайс, орущий на Барсукова, взбодрила всех.

Приехав в Клуб, Татьяна позвонила отцу. Она настояла на том, чтобы Президента разбудили.

— Папа, включи телевизор, — сказала она, — происходят важные вещи.

В этот самый момент ведущий НТВ Евгений Киселев входил в студию для экстренного выпуска новостей. 

— Возможно, это был самый важный новостной выпуск за всю историю НТВ, — вспоминал Малашенко. — Но он предназначался только для одного человека — Ельцина. Если бы Татьяна его не разбудила, все бы кончилось плохо.

Посмотрев экстренный выпуск новостей, Президент сделал один телефонный звонок и снова отправился спать. А в четыре утра Евстафьев и Лисовский были освобождены.

Под утро Чубайса вызвали к президенту. В утренних новостях на всю страну было объявлено, что Сосковец, Коржаков и Барсуков отправлены в отставку зп попытку государственного переворота.

Когда  Саша Литвиненко пришел утром на работу, его начальники «ходили, как контуженные». К концу дня к нему подошел помощник директора ФСБ и сказал: — Передай Борису, что если Коржакова или Барсукова арестуют, то он покойник.

3 июля 1996 года, во втором раунде президентских выборов, Ельцин одержал убедительную победу над Зюгановым. После победы Чубайс получил кресло руководителя кремлевской администрации. Коммунистам был нанесен удар, от  которого они так и не смогли оправиться. Чекисты зализывали раны. Коалиция реформаторов и олигархов крепко держала власть в Кремле.

Вспоминая потом эти события, Саша Литвиненко назвал их «первым сражением большой войны между олигархами и чекистами». Вся дальнейшая канва событий свелась к противоборству людей в погонах с людьми с толстыми кошельками.

Триумвират Березовского, Гусинского и Чубайса, который по праву может гордиться тем, что отправил русский коммунизм на свалку истории, вскоре после этого развалился. Олигархи в конце концов проиграли войну чекистам из-за своих междуусобиц.

 — Они думали, что на свои деньги могут наших генералов купить и взять к себе на службу, и кинулись соревноваться — кто больше предложит, — объяснял Саша. — А для наших это была классовая борьба, они с самого начала замышляли все у них отнять, сесть на их место и командовать.

«Олигархи здорово ошиблись, считая своими главными противниками коммунистов, — написал он позже в своей книге „Лубянская преступная группировка“. — Думали, что за Коржаковым и Барсуковым никто не стоит, не  понимали, что у спецслужб свой политический интерес. А спецслужбы извлекли урок, смекнули, что не смогут кормиться, „опекая“ бизнес, если не сомнут олигархов. В общем, в 96-м спецслужбы проиграли сражение, но не войну. Но тогда это мало кто понимал. Борис, пожалуй, раньше других понял, но Путин и его перехитрил».