Все записи
14:35  /  19.06.15

5918просмотров

Хочет ли Америка свергнуть Путина?

+T -
Поделиться:

Является ли смена режима в России задачей внешней политики США? Ответ: и да, и нет.

Если в том смысле, в каком смена режима была задачей в  случае Саддама Хусейна, Фиделя Кастро или Башира Асада - то нет.

Но и да, потому что политика санкций дестабилизирует режим, создает ему внешне- и внутриэкономические трудности, что косвенно может стать причиной его краха. 

До недавнего времени отношение США к Путину было скорее дружественное, чем враждебное. Считалось, что несмотря на трудности роста, Россия все же находится в западной орбите. Путину простили многое: войну с Грузией, сворачивание демократии и свободы слова, радиоактивный теракт против Литвиненко в Лондоне, нефтегазовый шантаж, обструкционистскую позицию по Ирану и Сирии, антиамериканизм российской пропаганды и так далее. В основе этой благожелательности лежали две принципиальные установки: (1) уверенность, что конфликт с Западом для России объективно не  выгоден и (2) надежда, что Путин – прагматик и не станет вредить своей стране и  элите.

Ситуация в каком-то смысле напоминает положение вещей после Второй мировой войны, когда союзники по инерции толерантно относились к Сталину, предлагая помощь в  восстановлении экономики и открыв дверь для интеграции в послевоенный европейский мир. Они не могли понять, почему Сталин действует вопреки  очевидным интересам России, и отмахивались от  тревожных симптомов: отказа от Плана Маршалла, кражи атомного оружия, насаждения коммунизма в восточной Европе. Когда, наконец поняли, началась холодная война.

Западное прозрение в отношении Сталина в 1947 году и в отношении Путина в 2014-м весьма схожи: пришло понимание, что им движут вовсе не  национальные интересы, а забота о сохранении личной власти и психологический комплекс неполноценности.

Джордж Кеннан, архитектор “Доктрины сдерживания” СССР написал в 1947 году: “В основе невротического представления Кремля о мировой политике лежит традиционное инстинктивное чувство неуверенности в себе, страх перед более компетентным, сильным, лучше организованным обществом… Российские правители всегда чувствовали, что их власть не выдерживает сравнения с политическими системами западных стран”.

Невротическая реакция Путина на революцию в Украине продемонстрировала лидерам Запада, что он  воспринимает саму свободную модель общества как угрозу.  Перефразируя Черчилля, “Свобода для него не  является ценностью, а вид свободных людей приводит его в ярость.” 

Поэтому умиротворять его потеряло всякий разумный смысл. Вместо этого была избрана политика сдерживания – выдвинуть ему конткретные политические требования и в случае невыполнения всячески усложнять ему жизнь, изолировать в мире, сделать так, чтобы его пребывание у руля максимально дорого обходилось российской экономике, народу и элите.

Американцы полностью отдают себе отчет, что их условия – полный уход из Украины и возврат Крыма — для Путина абсолютно неприемлемы.  В этом он будет стоять до конца, но и США тоже прошли точку невозврата и тоже готовы идти до конца. Отсюда – никакого иного разрешения конфликта, кроме ухода Путина со  сцены быть не может. В этом смысле американская политика — пусть  косвенно,  объективно направлена на смену режима.

Ситуация в принципе имеет два возможных развития. Первое – Путин уходит, сам или по принуждению. В  этом случае конфликт с Западом рассосется очень быстро, так как ни у одной из сторон нет реальных причин для конфронтации — речь идет лишь об удалении одного человека, который своими ошибками завел ситуацию в тупик.

Второе – Путин остается. В этом случае конфликт затягивается до бесконечности, вернее до тех пор, пока российская экономика не рухнет под западным давлением. Это произойдет не скоро, но в конце концов неизбежно, ибо Запад в разы сильнее. 

Американцы готовы ждать долго. Недавно на совещании в Вашингтоне, архитектор этой политики, заведующий отделом санкций Госдепа Дэниэл Фрид так ответил на вопрос, есть ли у него четкое понимание, как работает Кремль в условиях санкций: “Мы не все понимаем про Кремль. Мы и во время холодной войны не все понимали. Но холодную войну мы все-таки выиграли! Мы не понимаем, почему они так хотят повторить этот печальный опыт еще раз.”

Комментировать Всего 4 комментария

"речь идет лишь об удалении одного человека, который своими ошибками завел ситуацию в тупик."

Слово "ошибки" само легко провоцирует ошибку в данном случае, Александр. Думаю, здесь точнее говорить о ловушке тирании, о которой весьма внятно писал еще Ксенофон (Xenophon: Hiero or Tyrannicus). Ошибка здесь все же есть, но как неспособность избежать этой ловушки, в которую он попал, видимо, еще до своего президентства, а далее капкан сжимался все крепче.  

Я имею в виду весьма конкретную политическую ошибку - недооценку западной реакции на аннексию Крыма. Знал бы он, что будут такая жесткая реакция, то в Крым ни за что бы не полез. "Ловушка тирании" конечно имеет место, но ошибки совершают ведь не только тираны, например Буш. хоть и не тиран, ошибся с Ираком. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

"Знал бы он, что будут такая жесткая реакция, то в Крым ни за что бы не полез."

Не думаю, что не полез бы, даже если б и знал, чем обернется. Ситуация была не слишком веселой: от народной любви оставались жалкие ошметки, а править предполагалось еще долго. Нужно было развеселить девушку—а чем? Вот на Крым и решился. А что еще он мог ей предложить?

Насчет Буша с Ираком совершенно согласен. Там была именно ошибка.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Очень правильно отмечен психологический фактор-комплексность,параноя.Боязнь потерять власть и влияние  на массы.Здесь Путину на руку играет пропагандистская машина повального зомбирования населения,большинство которого заражено амбициями имперской значимости,основанной на фальсификации истории .Запад ,которого больше  всего интересует качество фуа-гра и Crottin de chavihnol,только в 2014 году начал понимать,что из России может  исходить реальная опасность их спокойствия,хотя и внутри Европы,да и Америки своих исламистов достаточно для  всплеска беспокойства.

Кадыров и кадыровщина ещё аукнется России не раз.