08:36  /  25.12.14

Военнопленные необъявленной войны Путина

Мой друг адвокат Марк Фейгин, сторонник агрессивной стратегии ведения политических дел, которую он столь успешно применил в…

Мой друг адвокат Марк Фейгин, сторонник агрессивной стратегии ведения политических дел, которую он столь успешно применил в защите Pussy Riot, теперь взялся за новое дело, потенциальная скандальность которого может превзойти самих Pussy.

Речь идет об украинской летчице Надежде Савченко, захваченной в плен сепаратистами, и оказавшейся затем в московском СИЗО по обвинению в соучастии в убийстве двух россйских журналистов.

В четверг в газете Вашингтон Пост появилась статья Фейгина, обозначающая ставки в его новой игре. На этот раз он пытается загнать российского президента Путина в юридическую ловушку, выбраться из которой тот сможет, только отпустив Савченко до суда.

Напомню, что на недавней пресс-конференции Путин, отвечая на вопрос человека в майке с надписью «Укроп», заявил, что судьбу Савченко решит уголовный суд, и что «мы не считаем их никакими пленными», имея в виду 30 украинских пленников, находящихся в руках российских властей.

Чтобы понять, что пытается сделать Марк, лучше всего привести его статью целиком.

"На пресс-конференции в Москве на прошлой неделе, президент России Владимир Путин отказался признать, что мой клиент, пилот Надежда Савченко, и 30 других украинских военнослужащих, находящихся в российских тюрьмах, являются военнопленными. Этот очередной вызов общепринятым нормам международного права требует решительного ответа со стороны других стран.

Савченко была захвачена 18 июня пророссийскими сепаратистоми в районе Луганска во время операции по спасению раненых украинских солдат. Она была одета в военную форму и имела при себе оружие, что отвечает определению военнопленных в 4-й статье Третьей женевской конвенции

19 июня, в интернете появилась видеозапись ее допроса; она не подверглась жестокому обращению, но была прикована наручниками к металлической трубе и ей задавали вопросы военного характера, например о дислокации украинских сил. Затем она была переведена в штаб сепаратистов в Донецке, и глава контрразведки повстанцев подтвердил, что она была взята в плен.

20 июня, повстанцы передали Савченко сотрудникам российских спецслужб. Те надели ей на голову мешок и тайно перевезли в Россию. Российские власти утверждают, что она пересекла границу добровольно, без документов, под видом беженца, что есть ложь.

Сейчас Савченко содержится в гражданской тюрьме в Москве, где держит голодовку в знак протеста против своего незаконного задержания. Как Путин подтвердил на пресс-конференции, ее обвиняют по УК РФ в соучастии в убийстве двух российских журналистов, которые погибли 17 июня во время минометного обстрела сепаратистских позиций близ Луганска. Российская пропаганда изображает ее убийцей и террористкой.

Невиновность Савченко в предъявленных обвинениях легко устанавливается: логи телефонных звонков показывают, что она была захвачена за час до обстрела, в котором погибли журналисты. Но дело не в этом. В соответствии с Женевскими конвенциями, ей вообще не могут быть быть предъявлены обвинения в уголовном преступлении. Если она совершила что-то плохое, то она может отвечать только в рамках международного правосудия в соответствии с законами ведения войны.

Нежелание Путина признать украинских пленников военнопленными понятно. Россия утверждает, что не является участником украинского конфликта, хотя по критериям Женевских конвенций, она, безусловно, в нем участвует. Сепаратистов вооружают, обучают, снабжают и ими руководят из Москвы. В Крыму Россия оккупировала и аннексировала часть украинской территории. Если это не доказывает участия России в войне, то что же такое война? А если доказывает, то мой клиент – военнопленная России.

Но даже если допустить, что война происходит исключительно между украинским правительством и повстанцами, то на нее все равно распространяются Женевские конвенции как на "внутренний вооруженный конфликт". В этом случае Савченко явлается военнопленной повстанцев, которые незаконно передали ее в Россию. Россия не имеет права судить иностранных комбатантов по внутреннему уголовному кодексу. Если она не находится в состоянии войны с Украиной, она должна немедленно освободить Савченко.

Чьей бы военнопленной не была мой клиент, она, в любом случае таковой является с момента ее задержания. Согласно Женевским конвенциям, в сомнительных случаях действует презумпция статуса военнопленного - до тех пор, пока сомнения не разрешит "компетентный суд". Если бы Путин уважал закон, то передал бы вопрос о статусе военнопленного независимому суду, в котором бремя доказательства лежало бы на российской стороне.

Международное сообщество не готово признать Россию участником войны. Но иногда процессуальная логика отдельного случая в состоянии пробить политические препоны и обеспечить справедливость. Международные законы гарантируют моему клиенту определенные права, и все государства обязаны их обеспечивать, пусть они и не хотят слишком сильно напрягать Путина. Междунаподный Красный Крест и ООН обязаны потребовать немедленного освобождения Надежды Савченко и других украинских военнопленных - иначе Россия окажется нарушителем Женевских конвенций."

Марк Фейгин не договаривает: сознательное нарушение Женевских конвенций, особенно в части обеспечения прав военнопленных, является военным преступлением и подлежит ответственности, на которую не распространяется «суверенный иммунитет» - неподсудность должностных лиц государства за пределами своей страны. В данном случае речь идет лично о Путине, который своими заявлениями на пресс-конференции обозначил личную роль в деле Савченко. Любому здравомыслящему человеку понятно, что если высшее должностное лицо страны заявлет: «мы не признаем ее военнопленной», то это равносильно приказу.

В масштабе других прегрешений, которые злые языки приписывают Путину – от взрывов домов до незаконного обогащения, лишение Надежды Савченко статуса военнопленной может показаться мелочью. Но в отличие от всего остального, это обвинение легко доказуемо и подлежит универсальной юрисдикции. В своем логическом завершении стратегия Марка Фейгина ставит Путина в то же самое положение, в которое тот поставил Надежду Савченко: подсудность «вражескому» суду.   

Комментировать Всего 2 комментария

Вероятно,  прав Павловский, и стратегия Путина есть русская мировая  ватная революция

Но в отличие от всего остального, это обвинение легко доказуемо и подлежит универсальной юрисдикции.

Ну, множество вещей доказываются элементарно: исключительно на основании утверждений различных российских граждан (в том числе официальных лиц) и боевиков. Например, Гиркин, Губарев и другие - должны быть арестованы, и им должны быть предъявлены обвинения в участии в незаконных вооруженных формированиях - именно потому, что они не "преследовали во время своей деятельности интересов РФ"... А раз не арестованы - выходит, что преследовали, и их не трогают в соответствии со специальной оговоркой, внесённой год назад в УК...

Эту реплику поддерживают: Александр Гольдфарб