Есть книги, чтение которых можно рекомендовать для спокойного, здорового сна. «Капитал» из их числа. Стоит только представить, сколько времени придется потратить на его прочтение и «усвоение», как уже видишь себя седым и с бородой в марксовском духе – классическое издание не из легких во всех смыслах этого слова.

Valeriya

В декорации, которая напоминает гедеэровский книжный шкаф, рассказы о прошлом сопровождаются видео из личных архивов и рекламными роликами 1960-70-х годов. Режиссеры соединили восьмерых незнакомцев чтением тяжеловесных немецких фраз о деньгах, труде и ценообразовании. Зрителям раздают одинаковые запыленные тома «Капитала» и предлагают тоже ознакомиться с текстом.

 

<object width="640" height="385"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/v/8f7nhccqhsc?fs=1&amp;hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/v/8f7nhccqhsc?fs=1&amp;hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true" width="640" height="385"></embed></object>

 

А что же еще, как не капитал, может объединить сегодня игрока, потерявшего собственный бизнес из-за пристрастия к игровым автоматам, пожилого историка-редактора, готовящего «идеальное издание «Капитала»», слепого работника телефонной справочной, мечтающего попасть на программу «Кто хочет быть миллионером», финансового консультанта, проматывавшего деньги своих клиентов, и молодого антиглобалиста, знающего, что такое удары полицейской дубинкой?

То, как работает метод «документального театра», становится ясно уже в первые десять минут, когда еще один из оказавшихся на сцене – режиссер из Латвии - рассказывает историю из своего детства. В 1944 году его родители, узнав о приближении советских войск, двинулись в Германию. В пути мать, очарованная рассказами русских агитаторов о равенстве и братстве, решила вернуться. Их заперли в вагоне без еды и воды. Поезд двинулся в советскую зону. В Польше состав остановился на станции, вагон открыли. Полячка с платформы стала предлагать матери продать младенца за ведро масла, молоко и хлеб. Эта история стала известна герою лишь несколько лет назад, сейчас ему за шестьдесят, и у него дрожит подбородок. Он по-прежнему не может спокойно говорить об этом. Для его коллеги, Юргена Харксена, отсидевшего финансового махинатора, участие в происходящем - также источник сильных эмоций.

Эти восемь человек, вместе выходящие на сцену уже четыре года, до сих пор испытывают волнение перед каждым спектаклем. Правда, они всегда могут быть уверены в том, что не забыли ни слова – из собственной жизни. Так, еще одна героиня постановки, переводчица Франциска, отчетливо помнит фразу, брошенную ей в 1992 г. в голодном Петербурге: «Это ваш Маркс во всем виноват!» Такой конкретный ответ на популярный русский вопрос сам собой рождается в голове после просмотра «Капитала. Том I». А что делать?