Все записи
13:50  /  5.10.16

7473просмотра

Отправлен в разведку. О новой должности Нарышкина

+T -
Поделиться:

Сегодня экс-спикер Госдумы Сергей Нарышкин официально занял пост директора Службы внешней разведки — должность, которую традиционно занимали люди незаметные и непубличные. Политический обозреватель Георгий Бовт рассуждает, стало ли назначение для Нарышкина повышением или понижением в должности и что оно означает для самого ведомства

Итак, Сергей Нарышкин попрощался с Думой и идет руководить Службой внешней разведки. «Почему вдруг он?» — задали вопрос некоторые, когда спустя всего несколько дней после выборов президент сделал предложение, от которого нельзя было отказаться. А почему бы и нет? Логика кадровых назначений нынче ведь чем хороша: сначала все шепчутся, перебирая слухи, а затем, уже постфактум, всякий раз находят «логичное объяснение». Мол, адекватно все сущее, исходящее из Кремля, и адекватнее уже некуда.

Нарышкину же в разведке, кажется, самое место. Сергей Евгеньевич — человек застегнутый на все пуговицы. Он, кажется, совершенно не создан для публичной политики, а создан для жизни и работы «под прикрытием». Впрочем, пост председателя Думы предыдущего созыва свойств пассионарного трибуна-популиста и не требовал. Как и предпредыдущего, где «директором» был Грызлов. Нарышкин руководил Думой, словно средней руки министерством — многолюдным, суетливым, в меру бестолковым, но при этом донельзя управляемым. И ведь руководил продуктивно: при нем получившая название «бешеный принтер» нижняя палата парламента наштамповала более 2200 законов, включая несколько резонансных из числа так называемых «репрессивных» (которые прошли без сучка и задоринки) вместо примерно 1600 у предыдущей Думы.

После первого директора СВР Евгения Примакова (для него единственного эта должность стала трамплином для дальнейшей политической карьеры) Нарышкин станет самым весомым политическим назначенцем в СВР. Именно политическим, что вполне, кстати, соответствует традициям развитых стран, где на такие посты обычно и назначают доверенных лиц главы государства (Михаил Фрадков, покидающий эту должность, пришел, по сути, с поста премьер-министра, второго лица в табели о рангах). В то же время переход Нарышкина в «разведчики» (или возвращение? Ведь, судя по всему, в посольстве СССР в Бельгии он занимался именно разведкой «под прикрытием») — это лишь одна из кадровых перестановок, осуществляемых президентом в последние недели, причем преимущественно «пачками»: одного туда, другого сюда, третьего — вместо первого.

И еще неизвестно, что тут «первичнее» — переход Вячеслава Володина спикером в Думу с поста первого замглавы кремлевской администрации или приход Нарышкина в СВР. Слухи о переходе обоих на новое место работы (с правильным указанием оного) действительно появились еще летом. Однако в нашей политической системе все может оказаться обратимым. Грубо говоря, нет никакой карьерной, кадровой предрешенности, прогнозируемости и планомерности. Потому что первое лицо может взять да и передумать в самый последний момент. И все то, что теперь так вроде бы хорошо объясняется с точки зрения российской политической логики, было бы совсем по-другому. И тоже объяснялось бы не хуже.

А вдруг бы наверху, к примеру, не понравилось, как «главный конструктор» нынешней партийно-политической системы Володин «провел выборы»? К тому же у нас, в отличие от многих стран, назначения такого рода не анонсируются заранее и тем более не требуют, как в какой-нибудь Америке, утверждения парламентом со слушаниями да разными вопросами номинанту на должность. Было бы, конечно, забавно послушать, как Дума «допрашивает» Сергея Евгеньевича о его видении текущего внешнеполитического момента в части разведки.

Интрига с назначением у нас обычно сохраняется до последнего. Нарышкин даже старательно баллотировался по одномандатному округу (теперь надо будет проводить в городе Кингисеппе отдельные довыборы, в отличие от ситуации, если бы он шел по партсписку, как тот же Володин). Выиграл. В ходе избирательной кампании что-то там обещал избирателям. Они уж размечтались, в свою очередь, какой у них будет замечательный лоббист и защитник их местных интересов в Думе. Вот к чему все это было? И теперь все их мечты опущены на землю деловито-суховатым президентским «надеюсь, ваши избиратели поймут». В принципе, они уже давно должны были бы понять. Вообще все.

Повышение или понижение это для Нарышкина, который вроде до последнего собирался брать мандат и идти в парламент? Или все же вид делал? Что бы он там делал, интересно, при «живом Володине-спикере»? Теперь задним числом некоторые комментаторы ищут «признаки опалы»: дескать, и на Совбезе Нарышкин не всегда бывал (неужто не звали?), и в ночь выборных торжеств в штабе «Единой России» его не видели.

Но, во-первых, это вполне в духе Владимира Путина, как изощренного авторитарного правителя, переставлять членов своего окружения на должности, которые могут показаться им понижением, чтобы посмотреть и на то, как они справятся с новым участком работы, и на то, сколь непоколебимой останется их лояльность, не изменится ли поведение, не даст ли человек некую слабину, не угаснет ли номенклатурный блеск в глазах. Во-вторых, судя по развитию событий на внешнеполитической арене, роль Службы внешней разведки может теперь существенно вырасти. Собственно, вся наша внешняя политика во многом становится теперь «внешней разведкой». Или разведкой боем, если угодно. Возрасти — и в части улучшения сугубо политических прогнозов, чтобы не случилось, как на Украине, когда в правящем классе остался только один нам «партнер», да и тот Янукович. И в части резкого повышения результативности того направления, которое называется «промышленным шпионажем». Чтобы российский оборонный комплекс не зависел настолько от элементной базы и технологий, производимых в странах НАТО.

Антироссийские санкции с нами теперь, судя по всему, надолго. Поэтому многие новейшие технологии, особенно двойного и военного назначения, мы теперь будем не столько приобретать на Западе по контрактам, сколько «добывать» в результате зарубежных спецопераций. Для выполнения обеих задач, судя по всему, СВР предстоит некоторая организационная перестройка с целью повысить эффективность работы в целом, с чем Нарышкин, показавший себя не как публичный политик, но как эффективный администратор (ранее на посту главы кремлевской администрации), вполне может справиться. Ну а с публичностью Сергей Евгеньевич и вовсе может покончить. Судя по всему, он ею тяготился. А тут сможет показать себя с лучшей стороны и «украсть» наконец такой самый-самый главный секрет на Западе, который нам поможет его побороть.