Фото: Michael Prewett/ Unsplash

«У него не встал!» — иногда огорчаются девушки. И главный вопрос: «Не встал на меня?! Не встал, потому что устал? Или вообще никогда не встал?» 

Это проблема?

Конечно, это она. Особенно для мужчины, и не только потому, что не получился секс, то есть не было удовольствия, но и потому, что для мужчин эрекция — символ их силы, не просто сексуальной, но мужской жизненной потенции. Вместе с членом падает уверенность в себе, и вот это куда более важно, на самом деле. Женщины боятся старости и утраты красоты, а мужчины — утраты потенции. И начинают думать об этом заранее. Любая неудача кажется им началом конца. Все, что не похоже на гордое «колом стоит», кажется им первым признаком, и они начинают закапываться в тревожных мыслях о грядущем бессилии.  

В панике мужчины уверены, что секс может не случиться вот только по этой причине. И что для женщины это единственный облом. Но причины бывают разные. Слишком большой. Слишком маленький. 

Сидим, обсуждаем мужчин и их члены, и одна знакомая рассказывает о таком большом, что никак никуда, и она грустная поехала домой. Другая приятельница смотрит на нее как на дикаря, который только что описался прямо за столом модного ресторана. 

— Прости, а руки?! А язык?! — почти орет она. — Ну что за варварство, честное слово! 

В сексе есть много вариантов. И уже вроде постановили, что секс по старинке, вот пенисом в вагину, — это лишь вариант секса. Есть же отличная серия «Игры престолов», где кастрированный Серый Червь и Миссандея отлично занимаются любовью. Любовь выше эрекции. Ну да, кому как, но «классика» — это вовсе не обязательная программа. В конце концов есть много женщин, которые выбирают женщин хотя бы потому, что им не нравятся грубые мужские сексуальные практики. Каждому свое. 

Вопрос лишь в комплексах. 

Допустим, вот мужчина и женщина, и у него не встает. В среднем мужчина продолжает что-то делать, но всем уже неловко, потому что тревожность повисла в воздухе. Мужчины как-то с трудом переживают тот факт, что они тоже люди. У которых могут быть трудности именно сейчас или в целом. 

Многие девушки, кстати, тоже с опаской относятся к сексу. У них есть влечение, технически все в порядке, но что-то где-то когда-то их напугало, и мысль о пенетрации вызывает панику. И это нормально. Потому что мы все с заморочками. Просто у каждого они выглядят по-своему.

Ненормально, лишь если люди не умеют быть честными.

У друга была девушка, и год у них был страстный секс примерно каждый день, а потом она призналась, что асексуальна. То есть ей и хочется, и комплексы, и страхи, и она зажимается, когда он в ней, и все было притворством. Друг был в нее влюблен. И с самого начала, и через год. Он предложил ей внимание, заботу, нежность, терпение. Думаю, он бы с самого начала принял ее особенности. Но ей, конечно, трудно было мгновенно признаться во всем — она боялась его потерять.

Фото: Cottonbro/ Pexels

Все «ненормальное» люди воспринимают как уродство, да. Но мир меняется очень быстро, и таких мнений все меньше. Ну проблемы, и ок, у кого их нет? Давай руками! Только руками и чем-то еще не все хотят. Есть мужчины, для которых это «не секс», и они заставят тебя ждать, когда случится чудо. То есть им плевать и на твои желания, и, будем честны, на свои. «Может, если бы ты не был таким пуританином, что-то бы и шевелилось», — думаешь ты и ползешь к дверям.

Многие еще удивительным образом игнорируют средства для эрекции, особенно если причина психологическая. А они почти все психологические. Мол, оно рассосется однажды, я проснусь веселым и задорным — ждите. Но, пардон, это как спорт после травмы: ты закидываешься обезболивающими, собираешь мужество в кулак и начинаешь все заново. Иначе можно окончательно утратить интерес. И давайте помнить, что мы уже в XXI веке. Никто не говорит глотать синие таблеточки и нервно ждать час — подействует или нет. Вместо пилюль давно есть спреи, хотя бы «Джент», которые без этикетки не отличишь от лекарства от кашля, если кто-то прямо стесняется быть пойманным за руку. Пшикнуть может и женщина — это даже сексуально. Они и действуют быстрее, потому что средство впитывается через слизистую. Можно поговорить, пообниматься, а потом все происходит будто бы спонтанно. Главное, не пить бездумно любой препарат. Понятное дело, посоветуйтесь со специалистом — ничего стыдного в этом нет, это же забота о вашем личном здоровье и самочувствии.

В этом смысле я восторгаюсь подростками, которые только и говорят о своих особенностях, в том числе сексуальных. Кто-то не может решиться на близость в смысле отношений, кто-то — на пенетрацию, некоторые пробуют асексуальность (или выбирают ее), говорят о трудностях с гендером. Они честны. Мне хочется написать это триста раз: «Они честны». И это не просто бла-бла-бла от нечего делать. Они хотят узнать себя, они хотят, чтобы их узнали другие такими, какие они есть. С непонятностями, странностями, сложностями. Они хотят быть живыми людьми, а не картинками из рекламы «Успешный мужик с четкой эрекцией на мощной тачке, у него все большое, мощное и твердое».

И самое удивительное, что в целом это не надо женщинам. Ладно, я признаю, что есть девушки, которые уверены, что мужик — он биоробот, и он должен не просто иметь эрекцию, но и вбивать ей гвозди, и чтобы квартира-машина-дача-мальдивы… Но! Если мужчина — не грубое животное, а тонкий мыслящий человек, то, может, ему не надо ходить к таким девушкам? Не надо доказывать себе, что ты — самец, потому что оно вообще не всем надо. Не надо — это раз, и два — ни  квартира-машина, ни эрекция не определяют мужчину.

Важно только найти своего человека, с которым будут доверие, расслабленность и понимание. И главное, не избегать лечения. У психолога и с помощью всяких назначенных врачом препаратов — они помогают пережить худшее. Человек их принимает и вспоминает, как это — не лежать мордой в стенку. Химия поднимает ему настроение, а дальше он уже сам хватается за это руками и зубами, вытягивает себя.

Я давно себе пообещала: вот никогда не бояться ни своих трудностей, ни слабостей. Потому что тогда поверх этого появляются еще и фобии. А в этом можно застрять надолго. Ощутила, что чего-то плохо, — тут же себе в этом призналась. Да, ок, у меня есть проблема, и я хочу что-то с этим делать. Я буду честна и с близкими, и с незнакомцами. Я не хочу быть кем-то. Я хочу быть такой, какая я есть. Может, я даже не понравлюсь кому-то, ну и что? Я иду вперед, и это самое важное.