Все записи
14:14  /  25.07.16

106683просмотра

Склочная московская душа

+T -
Поделиться:

 

На фото: типичный Берлин, Унтер ден Линден

Самое дорогое, что есть у москвича, — его машина. Это любовь. Жизнь. Душа. Смысл. Догма. Оплот.

Я живу между станцией метро «Сокол» и станцией метро «Аэропорт». Подруга — прямо у «Аэропорта», на улице Черняховского. Она ко мне в гости во вторник днем из дома приехала на машине. Парковалась дольше, чем ехала, раза в три: у нас тут офисы напротив, места заняты.

Понятно, что люди с таким отчаянием в душе, с такой неукротимой страстью возмущены тем, что центр становится все более пешеходным. Для них это боль и разочарование. Они не могут взять и оставить машину дома, одну. Они не могут пройти сто метров до метро и ехать целых три остановки, чтобы потом еще идти пять минут до места назначения.

Им не нужны тротуары. Им не нужны широкие тротуары. Им не нужны скамейки на тротуарах и все эти газоны. Им не нужен чистый (ну ладно, не то чтобы чистый, но нормальный) воздух, в котором не плавают выхлопные газы.

Они хотят сидеть у себя в машине, дышать фреоном, парковаться у дверей ресторана, наслаждаться жизнью на подземных парковках.

Ради машины люди не ленятся усложнять себе жизнь, терять время.

Знакомая ездит в офис на машине. Допустим, живет она далеко, и метро там не рядом. Но вот мы в пятницу договариваемся увидеться. Это значит где-то сесть и выпить. Поэтому она едет на машине на работу, оттуда возвращается домой, и не переодеваясь, не принимая душ, вызывает такси, чтобы вернуться в центр. Почему она сразу из дома не поедет на такси? Потому что машина — это хорошо. Метро, ноги, автобус, такси — плохо.

Современный москвич 30+ — автомобилист. Его не интересуют улицы.

Улицы интересны туристам, молодым (от 14 до 30 лет) и таким фрикам, как я, которые ходят по ним прямо своими ногами.

— Перерыли! — в ужасе орет приятельница, которую я с трудом уговорила от Цветного бульвара до Охотного Ряда дойти пешком. Это совсем рядом, минут десять размеренным шагом. — Не пройти!

Вопит она, когда видит пешеходные переходы на Трубной площади, вокруг которых укладывают мостовую. У приятельницы — паника. Она собирается добираться через МКАД. Она замечает только заборы, барьеры, рабочих с лопатами (ну или чем там).

— Все отлично, здесь везде есть дорожки, — я тащу ее к этим несчастным переходам, которые вовсе не перенесли, они на своем месте, просто огорожены и местами чуть сдвинуты, буквально на метр.

Москвич автомобильный шокирован и возмущен тем, что его лишили права стоять в пробках, парковаться в три ряда, платить каким-то жуликам якобы за парковку, а на самом деле за гарантию, что их деточку-лапочку-машинку никто не поцарапает.

Он не хочет ни гулять по дурацким тротуарам, ни сидеть на них в кафе, ни наслаждаться тем, что некогда узкие и кривые улицы стали просторными. Ему надо, чтобы все оставалось, как прежде, чтобы сходить с ума от духоты и СО, и чтобы влюбляться, жениться, рожать и умирать в дорожном движении.

Во всех сериалах и кино про Нью-Йорк есть... ну как бы поговорка... или шутка... или такое расхожее выражение: мол, он не водит машину, потому что живет на Манхэттене.

Нет смысла. Хранить ее негде. Ехать в любой конец 10 минут. В Бруклин, Квинс или за город можно на метро, на такси, на машине в аренду.

В Стокгольме сделано все, чтобы люди пользовались общественным транспортом, а не создавали дорожный и экологический ад прямо на улицах.

В Берлине ты пользуешься машиной для того, чтобы съездить на дачу или в супермаркет.

На машинах ездят самые ленивые, как один мой друг. Но и он после того, как разбил свой «Лексус», с восторгом открыл для себя эти «Смарты», которые можно арендовать на одну поездку.

Года три назад, когда я ездила в Берлин два раза в месяц, было очень обидно, что большинство улиц там в центре широкие, и ряды уличных столов тянутся от одного кафе к другому, и везде сидят люди, галдят, пьют свое пиво или апероль шприц. В Москве в разгар летнего сезона можно было найти полторы веранды — если не считать кафе «32.05» в саду Эрмитаж (где очередь, понятно, на четыре часа вперед).

Для современного европейца машина — это не удовольствие, а что-то вроде тяжело больного родственника, который находится под твоим призрением. О'кей, она нужна, если ты живешь в деревне — и ближайший магазин в получасе бодрой прогулки. Она нужна, если у тебя трое детей — и вот их нужно привезти и увезти в школу/из школы (а живешь ты в пригороде, и школа не через дорогу).

На днях Рената Литвинова, а за ней Ксения Собчак возмутились тем, что ремонт тротуаров не дал им желанного результата. Слишком, говорят, широкие. Клумбы похожи на саркофаги.

Но я очень сомневаюсь, чтобы Рената и Ксения такие уж любительницы прогулок по Москве и чтобы они (как я) бродили по ней часами. Если бы бродили, то вряд ли бы негодовали. Потому что много гулять по Москве стало удобнее. И ноги, кстати, не пачкаются. Года три назад ноги становились черными. Сейчас даже в душе с них не льется серая вода. То ли машин стало меньше, то ли моют тротуары, то ли все вместе.

Я — пешеход, мне удобно. Велосипедистам, судя по всему, тоже удобно: их стало больше. Им есть где ехать.

Но это не волнует ту прогрессивную общественность, которая каждое утро запихивает задницу в автомобиль, чтобы проехать пару километров.

Им плевать, что появятся (или появились) электроавтобусы. Эта тема замалчивается, ведь, открыв рот, ты можешь невольно стать поборником ужасных изменений, в которых виноваты бесчеловечные власти города.

Им плевать, что провода на Тверской убрали под землю — и теперь голубые небеса не рассечены этими паутинами.

Они еще не разузнали, поэтому не орут дикими голосами о том, что Москву планируют полностью перевести на общественный транспорт.

Они до конца не осознали, что тротуары — это будущие летние кафе и рестораны, и скоро обязательно начнется хай вроде того, что устроили жители Патриарших прудов. Эти жители спустя лет пять заметили, что у них тусовочный район, и решили положить конец такому беспределу. Им противно, что всякие пришлые люди сидят на улице, как будто эти места принадлежат им. Люди курят, люди пьют — без вида на жительство и даже туристической визы.

Не важно, что жители сами не дураки накидаться в том же баре «Клава» — трагедия не в этом. А в том, что москвич — он всегда недоволен. Это его состояние души. Мало кафе — плохо. Много — еще хуже. Тротуары вздыбленные и узкие — ужасно. Широкие и ровные — мерзость. Москвич хочет, чтобы во дворе Козихинского переулка были припаркованы три его машины, на которых он будет ездить в парикмахерскую на Бронную, и чтобы только он, по праву регистрации, мог пописать в ближайшей подворотне, не доходят до своей квартиры в Ермолаевском.

Москвичи бьются в отчаянии, раздавленные и уничтоженные преступными действиями мэрии, и покупают билеты, и улетают в панике в Барселону или Берлин, чтобы там ходить по широкому проспекту Грасия (или Фридрихштрассе), и сидеть там в бесконечных уличных кафе, и ездить, разумеется, на метро (2,6 евро одна поездка на 2 часа), и оставлять арендованную машину на окраине (потому что парковка всего 1 евро в час против 5 в центре). Тут они понимают, как должно все быть устроено, и без смущения обходят перекопанные улицы в центре, и не пугаются закрытых на ремонт линий метро, и завидуют тому, что вот здесь-то все для людей, все по-человечески.

Комментировать Всего 5 комментариев

даже не знаю, к чему вдруг вспомнилось: 

Эту реплику поддерживают: Ирина Громова, Евгений Горелик

интересно, а сабянин тоже пересядет на электроавтобус?

угрохать столько денег для того, чтобы посторить тратуары шириной в три ряда для кафе, в которых можно посидеть три месяца в году.

Эту реплику поддерживают: Ирина Громова

Спасибо! Не в бровь, а в глаз! Все так и есть.

Эту реплику поддерживают: Лариса Гладкова, Елена Пальмер

Все так и есть.  В прошлом году материлась, что М.Бронную, а параллельно  Спиридоновку,  вддрызг вспороли и только отбойные молотки и пыль. А муж берлинец так спокойно к этому отнесся:  "ну так целам кварталом рациональнее переделывать" .  И добавил -- это для русского уха вообще  дико -- " кризис же, инфраструктуру надо делать, людям работу давать", все по Кейнсу.   Я его послала, ясное дело, а он прав вообще-то.  

Теперь хожу по М.Бронной: машины ползут тихо в однополосной улице, ни заторов ни гридлоков, ни СО  выбросов.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Ефремова, Надежда Пикалева

В кризис надо давать  сезонную работу для гасторбайторов из Таджикистана и Молдавии?