Все записи
18:34  /  6.03.17

26042просмотра

КРАСИВО, ПОТОМУ ЧТО НЕКРАСИВО

+T -
Поделиться:

Вот на что я хочу быть похожей – на шкаф или на диван? Скорее, на автомобильное кресло.

Это я о последнем Баленсиаге, который от Демны Гвасалии, который “Ветман”.

Balenciaga 2017

Вот ты и думаешь: “А зачем нам, вообще, эта мода?”. Кому это надо?

Что меняется в нашей жизни, когда мы розовое меняем на черное, а квадратное – на треугольное? Это смутное ощущение “я самая самая, продвинутая такая, просвещенная” - оно того стоит?

Я всегда любила моду за то, что она приносит плохие известия. Ну, или хорошие. В общем, она тот гонец, которого не ждали. Война – милитари, война кончилась – и девочки такие девочки, а мальчики – такие мальчики. Прошло десять лет и снова “тьфу на вас, не хотим быть мальчиками, не хотим быть девочками, хотим быть цветочками, расти навстречу солнцу”.

Пока все предвкушают кризисы и третью мировую – только мода нам вангует, сбудутся ли страхи и надежды. Ну, и еще это красиво.

А красота – она сразу после хлеба и водки. Что бы там не утверждал Маслоу.

Mugler 1997

Прелесть моды лично для меня в том, что раньше она опережала время. Или просто создавала рукотворную красоту, которая очаровывала тебя недоступностью. Человеку надо иметь мечту, которая никогда не сбудется. Или которая воплотится трагедией. Если раньше трагедии были любовными, то вот современные трагедии – они из-за платьев. Девочка влюблена, девочка хочет платье – а дальше сюжет, мелодрама, взлеты и падения.

Но все изменилось в конце 80х – начале 90х. Бернар Арно и друг его Франсуа Пино увидели моду как бизнес, который выгоднее, чем наркокартель. В другой части вселенной моды расцветала Zara, которая воплощала самые модные тренды по доступной цене.

Арно/Пино сделали моду и роскошь массовым производством – они угодили всем нуворишам на свете, заставляя обожать и покупать, не выходя из дома.

В 90ые, конечно, еще никто и не подозревал, что мода уже больше не искусство. Были люди, которые верили в нее – как Тьерри Мюглер, как Джон Гальяно, как Стив Маккуин.

Вроде бы все оставалось прежним – и громкие имена были, и новые идеи появлялись, и модные журналы были на пике влияния.

В нулевые к журналам добавились блогеры, эти чудесные самоучки пассионарии, которые обожали/восхищались/проповедовали, и любовные романы о моде печатались, что “Шопоголики”, что “Дьявол носит Прада”, и “Секс в большом городе” намекал, что мужчины приходят и уходят, а туфли – они навсегда...

Все было так хорошо, что никто и не воображал, что это не вечная пирамида, а просто куча – и она вот вот развалится.

“Высокая” мода конкурирует с “низкой”. У “низкой” такие обороты, что дух захватывает. “Высокая” поспешает – и коллекции, как в твоем H&M, обновляются уже раз в месяц, и показы – рекой текут, и дизайнеры то сгорают от наркотиков, то убивают себя, то просто у них нервный срыв. Ух!

Никакие бизнесмены никогда не думают и думать не хотят о том, что искусство – это не производство. И не потому, что автор ленивый, вздорный, мерзкий. А потому что воображение не работает 24/7/365. Так не бывает. Автору нужен простор. Удивлять двенадцать раз в год невозможно. Это фальшивка.

Вот сейчас у моды все есть – невероятные прибыли, компетентные сотрудники, ошеломительный рынок сбыта... только авторов нет. Некому кормить все эти рынки. Те, кто был готов работать, не приходя в сознание, - их мало. Талантливых, может, много. Активных много. Те из них, кто не алкоголик и не наркоман, - тоже не так мало. Но люди, которые готовы хоть на три года стать роботами, - они кончились. Потому что творчество в общем и целом так не работает.

Нечто от Marc Jacobs 2017

У моды кризис. Еще не финансовый. Но уже близко. Прибыли падают, модные концерны психуют – и увольняют, меняют одного дизайнера за другим. Все плохо. Все “не то”. Не цепляет.

Демна Гвасалия пару лет назад “зацепил”. Все понимали, что ничего тут нет нового. Хорошо забытое старое – это да. Гвасалия просто взял самую неприглядную субкультуру под названием “бедность” и показал ее пресытившейся светской публике.

Я, вообще, к нему отношусь хорошо. Он такой одаренный мастер перфоманса. Марина Абрамович от моды.

У Бориса Виана есть повесть об ученом, который занимается евгеникой. На острове выращивают только умных, красивых, спортивных, идеальных людей. А потом там корабль терпит бедствие, и на остров выбрасывает матросов – все как на подбор кривые, косые, горбатые, ужасные. Женщины немедленно кидаются им на шею – потому что они “другие”, а “другие” - это красивые. Красота – в непонятном. В том, чего нет.

Коллекции Гвасалии – они как те матросы. Красивые, потому что некрасивые. И это не так уж плохо звучит, потому что такая история – тот самый гонец, которого мы ждали.

Фуфайки Champions стоят $40. Такая же от Champions+ Vetements вот только разве что с этой тряпкой на капюшоне - 600 евро. ШЕСТЬСОТ. 

Одежда “для бедных” от Гвасалии стоит безумных денег – и я лично это ненавижу, но пусть он пользуется моментом. Потому что сейчас вся эта индустрия просто валится в пропасть – и когда достигнет дна, то “бедность” уже не будет расцениваться как высокий стиль. А случится это быстро. Вот уже продается самый крупный издательский дом, который делает все эти lifestyle журналы. Это катастрофа, если что. В принципе, рынок печатных гламурных журналов уже давно умер – просто делал вид, что это не так. Сами все профукали, сами виноваты. Никаких сожалений.

Модный бизнес, каким мы его сейчас знаем, еще не умер (и не умрет), но кризис чудовищный. Последние недели мод – это провал. Титаник моды. И тут тоже никого не жалко, потому что система задыхается от жадности и тщеславия. Системе не интересно ничего, что не дает сверх-сверх-прибыли и ничего, что не приносит рекламные деньги. Начинающие дизайнеры? Не, не слышали. (окей, LVMH делает этот конкурс для юных дарований, но это они себе присматривают смену роботов новой комплектации).

A.J.ANDERSON. Всегда относилась к нему хорошо, но эти карманы вместо груди, и вся коллекция целиком - катастрофа. 

В параллельной вселенной идет совсем другая жизнь. Которая индустрии не интересна, журналам не интересна, – потому что там все по-другому.

Мода постепенно стекает туда, где всегда была – в условные ателье. Маленькое производство, небольшая прибыль, онлайн продажи.

Вот сайт Not Just a Label – это уже новый формат для тех, кто видит себя не как жертву больших модных домов, а для тех, кому интересна необычная одежда, которую авторы берут из своей головы, а не из тренд-буков, подготовленных специальными агентствами. Парадокс в том, что “высокая” мода – это как раз полуфабрикат, где ничего не сделано “своими руками”. Все из чужих заготовок, такой конструктор.

На ресурсах вроде Not Just a Label – начинающие и продолжающие дизайнеры со всего мира, от Албании до Украины. Иногда их вещи стоят дорого (но не как “Ветман”, конечно), иногда – вполне приемлимо, и всегда это что-то особенное. Творчество. Там интересно.

Платье болгарского дизайнера, в районе 120 фунтов стерлингов

И ты думаешь – а какого же черта всякие эти ресурсы о моде и все эти модные критики пережевывают унылые недели моды, если существует такая красота? Почему о них не пишут? Почему, в конце концов, мы в общем и целом ни черта не знаем о русских дизайнерах, для которых нет единого места, где бы их публиковали, критиковали, поддерживали и ругали бы? Почему наш русский светский мир вцепился в одного лишь Александра Терехова, да похваливает время от времени Нина Донис, а еще иногда вспоминает об Ахмадулиной и Газинской?

В общем, понятно почему. Терехов/Донис/Ахмадулина/Газинская играют по безнадежно устаревшим правилам. Они занимаются пиаром себя (или кто-то занимается их пиаром) больше, чем производством, и они так завышают цены, что у “избранных клиенток” возникает ощущение элитарности. Не всякий работающий человек может себе позволить каждый день ходить на вечеринки и любезничать там с разными капризными людьми.

По идее где-то между клиентами и дизайнерами как раз и должны быть профессионалы – критики и журналисты, но если опираться на медиа, то писать о них некому. Пишут о том, кто платит. А платят либо LVMH Арно и Kering Пино, либо вот метеориты от моды вроде Сергеенко и той же Ахмадулиной, чей график активного появления в медиа совпадает с ее удачными замужествами. Кто не платит – того нету. Поэтому журналы и разоряются. (И это на первый взгляд парадоксально. Но если подумать, то журнал, как бы сильно он не подмахивал рекламодателям, не может жить без читателя. Год может, три может, а потом – крах).

Невозможно в наши дни всерьез интересоваться “высокой” модой. Ее не существует. Массовые лейблы вроде Зара тоже по идее в кризисе – потому что им нечего копировать. (это теоретически) Кстати, именно эти концерны, вроде Zara и того же H&M по идее могут создать альтернативное модное пространство, продвигая молодых дизайнеров – чтобы копировать их идеи уже как раскрученные и трендовые.

Потому что кто-то ведь должен сделать эту новую площадку. С действительно интересными явлениями, мыслями, направлениями. С модой, которая хоть что-то значит. И сама по себе и для нас. Даже этот процесс “модно – не модно”, “вышло из моды – вошло в моду”, в нем есть смысл. Мимолетность и непостоянство, и даже некоторая бессмысленность – все это про нашу жизнь. Весна – лето, красное – синее, дом-работа, все по кругу, новое-старое, опять двадцать пять – это мы в таком режиме существуем. А мода лишь под него подстраивается. Но очень хочется, чтобы в этих циклах была красота. Чтобы мы, бегая по кругу, наслаждались. Восторгались. Ощущали, что в любом хаосе и в суете есть гармония, что все это не зря, не просто так, что моменты жизни хоть и пролетают, но с радостью и благодарностью. 

Комментировать Всего 2 комментария

"А красота – она сразу после хлеба и водки. Что бы там не утверждал Маслоу." - претендует на фразу месяца. В зачет!

"Платье болгарского дизайнера, в районе 120 фунтов стерлингов" - Хочу! Хочу! Хочу! Хочу!