В США блогера посадили за угрозы суду. Лично мне плевать, где такое происходит - в России, в Дании, в Уганде. Все хотят трахнуть интернет, все хотят его контролировать. Но я готова целовать в попу Божену Рынску и гладить по макушке всех троллей на свете, лишь бы чиновники оставили это пространство в покое. Для госмужей и госдам и прочих зануд есть реальный мир. Пусть там и навязывают свои правила. 

Несмотря на то, что на улице 21 Век, многие все еще спорят, можно ли считать блоги и социальные сети новым видом масс-медиа.

Совсем недавно, после очередной Недели Моды, обозреватели «настоящих» газет и журналов собрались, чтобы окатить презрением блогеров, которых они считают дилетантами и фальшивкой. Мол, пока блогеры честно писали, что последний выход, допустим, Ив Сен Лоран (условно) — халтура, но их можно было принимать в расчет. Но как только они стали частью индустрии (то есть их начали приглашать на показы и облизывать), так они сразу же прыгнули на поле реальных журналистов — и вот тут, мол, показали все свои недостатки. 

В общем, СМИ борются с конкурентами и не хотят принимать новые формы.

Но все эти интернет дневники (на ресурсе Blogspot или в Facebook, где угодно) уже давно, конечно, Пятая Власть.

Они могут быть непрофессиональные, косноязычные, чрезмерно субъективные, но это — настоящая информация, часто из первых рук, и необыкновенно оперативная.

 И здесь есть тонкий нюанс. С одной стороны, блогеров уже покупают и производители, и политики. Их используют для пиара знаменитости. Но при этом расценивать блоги как официальные СМИ, в общем, так же странно, как таким же образом регистрировать телефонные разговоры.

 Все-таки блог — это частная лавочка. Сарафанное радио. Иногда не менее влиятельное, чем, допустим, журнал The Times, но все-таки не журнал, который попадает под юрисдикцию. 

Поэтому странно, когда знаменитости или чиновники начинают с блогерами судится. Мы живем в новом информационном пространстве, где еще нет четких правил, и, возможно, их и быть не может.

 Да, человек может написать у себя в дневнике, что видел, предположим, Блумберга (или Собянина), как тот выходил из ночного клуба с тремя блондинками. И это будет сенсация международного уровня. Но рядом он может сообщить о том, что его кошечка сегодня носит розовый чепчик, а он сам проснулся и съел два пончика.

 Дневники люди используют для всего. Для того, чтобы поделиться удачей или, наоборот, пожаловаться.

 Поэтому не совсем ясно, что происходит, когда власть неожиданно выхватывает из массы блогов один и обвиняет человека в том, что он испытывает и транслирует какие-то чувства или мысли. 

Последний скандал — приговор некому Дениелу Брюингтону, которого осудили на пять лет. Брюингтон разводился с женой и постоянно критиковал судью, прокурора и свидетелей. Описывал все, что он бы с удовольствием сделал с этими людьми.

 Его можно понять — развод по-американски это ужасный стресс, особенно если ты не женщина с детьми.

 Возможно, этот Дениел — псих. Возможно, он хам и свинья. И плохой муж. И никуда не годный отец. 

Но есть подозрение, что много американских отцов думают точно как он. Потому что развод — это пытка.

 Блоги часто используют именно для того, чтобы выплеснуть свое негодование. Чтобы назвать своими словами без прикрас и реверансов всех, кто вывел тебя из душевного равновесия.

Наша известная блогерша Божена Рынска регулярно публикует посты, исполненные такой ненависти, что потом страшно жить. Но она имеет на это право — это ее личное пространство. Не нравится — не читай. Хотя, если уж следовать букве закона, то едва ли не каждый третий ее пост можно посчитать за разжигание ненависти (на какой угодно почве) и клевету. 

Но в этом и есть суть интернета — ты волен делать, что хочешь. Ты выражаешься именно так, как думаешь. Интернет — это анархия: в нем есть место идиотам, психопатам, отчаянным любителям кошечек (и это самое жуткое). Каждый человек может найти здесь единомышленников (хотя бы одного).

 И попытки это контролировать, усилия выдать обычную истерику за реальную угрозу — это начало конца.

 Интернет — это реальная жизнь. Возможно, не всем интересно, кто что ест на завтрак, или кто что думает о войне в Сирии, но это мнение реальных людей — живое, честное (даже если глупое), и мы не можем от этого уйти, даже если очень хотим. Это уже часть информационного континуума.

Может, есть такие, кто бы с радостью составил расстрельный список всех этих троллей, но лично мне непонятны такие отношения. Сеть — это свобода. И она учит такой особенной толерантности, когда ты признаешь право человека быть мудаком. А если тебя выводит из себя мнение неуравновешенных комментаторов, то, честное слово, это не они не в порядке, а ты. 

Ну, мне тоже были угрозы. Причем, самое смешное, от личного знакомого. Но на почве каких-то моих общественных заявлений. Неприятно. Потому что человека знаю в лицо. Но все кончается суровым баном.

 Угроза страшна только от того, кто готов ее исполнить. И даже самые настоящие маньяки не будут делать это, обнародовав свой IP адрес. Это все голые эмоции, а не боевая готовность.

 Поэтому все остальное — это лишь обида. Оскорбленные чувства консервативного мещанина. Каким, судя по всему, и был судья, и прокурор, и свидетели по делу этого злосчастного Брюингтона. 

Неприятно то, что возник прецедент. И теперь любой, кому написали, что его котик недостаточно симпатичный, или что он похож на использованный ершик для посуды, весело побежит судиться.

 Конечно, защитники свободы слова (и консерваторы, и либералы) встрепенулись. Они требуют снять обвинения.

 Но, вполне возможно, что тысячи добропорядочных граждан останутся равнодушны к истории сетевого заводилы.

 И тогда у нас будет хороший шанс увидеть конец эпохи.

 Мы опять станем выражаться прилизанно, мы будем контролировать наше мнение, и оглядываться в панике — не следит ли за нами Большой Брат.

 Только лично я так жить не хочу. Я привыкла к свободе — и своей, и чужой. Мне нравятся выходки Божены, нелепые амбиции троллей, клинический бред в комментариях. Свобода того стоит.