Все записи
10:23  /  20.02.19

759просмотров

Смыть с себя Дау

+T -
Поделиться:

Дау. Я так долго ждал и предвкушал.

Что Кина не будет, я понял пару лет назад — сказали, что будет нечто новое, невиданное.

И вот в Париже в двух огромных зданиях театров были с помпой представлены результаты 3 лет съёмок и 8 лет монтажа: продемонстрированы 12 или 13 фильмов, которые полноценными фильмами сами не являются и между собой напрямую не связаны. Для полноты погружения в эпоху 1937-1968 десятки комнат в зданиях театров были аутентично декорированы, а в интерьерах сидели персонажи. В Помпиду в это же время выставка, посвящённая проекту!

От прямой кинокритики Дау защищён инновационностью жанра: а это не Кино, это иммерсивный экспириенс!

В понятных терминах это плохо снятый исторический сериал с элементами реалити-шоу.

Сюжета нет, сценария нет, диалогов нет, актеры, любители и селебрити импровизируют — бормочут чушь, ухо режут глупости и банальности на современном и коверканном русском. Кадры не выстроены, камера болтается. Людям на экране неловко: они вроде играют, но непонятно кого и зачем.

Зачем строили город тоже непонятно: все действие происходит в буфете, на кухне за столом, апартаментах Дау и аудиториях.

Но никакой достоверности!

Это не реконструкция, а игра в реконструкцию. Наши современники в интерьерах прошлого разыгрывают бессюжетную бытовуху.

Зрителям тоже неловко: французы тужатся понять русскую душу, русские мучаются от фальшивости происходящего.

Вот например получасовая (может быть и дольше) сцена где актер, похожий на Якубовича, выясняет за столом отношения с женщиной похожей на Набиуллину, фокус камеры — на нетронутом медовике. Говорят на современном телевизионном русском языке о психологии полигамии!

Или сорокаминутный эпизод где обезьяна мечется в стеклянном кубе, а ее движения повторяет девочка, двадцать ученых стоят и шепчут псевдонаучную ахинею. Заканчивается ничем, обезьяну забирают.

Вот бесконечная пьянка с молчащими старыми актёрами, изображающими ученых.

А вот Тесак-Марцинкевич убивает свинью и режет мясо, тоже долго и муторно.

Самые неловкие — длинные сцены группового секса: голые актеры оглядываются на камеру, не знают что делать, а Курентзис все время хочет убежать.

Я сначала был обескуражен тем, во что вылился гениальный замысел, а потом задумался, а можно ли было вообще сделать что-то достойное из тысяч часов бессюжетных съёмок? И гениальный ли он вообще, этот замысел?

Режиссёр, не снявший до того ни одного значительного фильма, взялся за исполинский проект, а в результате — король не только голый, он ещё и плохо выглядит и ужасно пахнет. Выходя из театра хочется смыть с себя Дау.