Чтобы объяснить хоть что нибудь людям, надо говорить на понятном им языке. 

Вот, например, вам хочется объяснить исламистам , что вы не вполне одобряете то, что они сделали ( убили людей за то, что те евреи, или исповедуют неправильную разновидность ислама, или за то, что они велосипедисты ... ) и вам хочется, чтобы исламисты этого больше не делали.

Тут спектр лингвистических возможностей достаточно велик, но крайних вариантов всего два.

Вариант 1. Поскольку исламисты живут по понятиям пятисотлетней и большей давности, то наиболее понятен им будет язык библейский. И на этом языке самих ваших собеседников следует четвертовать публично, их близких ( не далее седьмого колена ) родственников и ближних соседей казнить каким-нибудь более гуманным образом, а их селение или микрорайон сравнять с землей, распахать и засыпать солью или залить асфальтом. 

И тогда вы можете быть уверенны, что ваш мессидж будет понят правильно, не вызовет никаких разночтений, а педагогический эффект будет максимален и продержится лет двести.

Вариант 2. Язык либерально-профессорский. Вы можете сеть рядом с упомянутыми исламистами, взять их за руку нежно, и, глядя в глаза, рассказать о ценности каждой отдельно взятой человеческой жизни, о правах человека, о толерантности к чужому мнению и к чужим культурным кодам, о свободе слова и о чувстве юмора. То есть очень правильный рассказ о очень правильных вещах. 

И вы можете быть уверенными, что не только мохнатые исламисты, но и даже относительно цивилизованные россияне просто не поймут ни одного слова из сказанного вами. 

***

И что же делать? Золотой век человечества уже прошел, и вариант 1 просто не может быть применен за пределами мусульманских стран ( а иногда так хотелось бы ...). Следующий Золотой век еще не пришел, и вариант 2 поэтому совершенно не состоятелен.

Мне эта лингвистическая проблема представляется неразрешимой, хотя, наверно, когда-нибудь удастся скомбинировать вариант 1 с вариантом 2 во что-то понятное и эффективное, но без излишних жертв и разрушений...