Все записи
14:45  /  29.09.17

6197просмотров

Эмиграции больше нет

+T -
Поделиться:

Представьте себе мир будущего, в котором у вас больше нет дома. 

Дома в прямом его смысле: какое-то количество стен, дубовый паркет (ламинат? линолеум? плитка?), встроенные шкафы, комоды, кровати с толстыми матрасами («Икея», конечно), библиотеки, камины, кухонные столы, все эти милые сердцу пылесборники (последнее, пожалуй, можно взять с собой, но не больше). 

У вас нет дома не потому, что вы бедны или потеряны, у вас нет дома, потому что больше нет понятия дома — он там, где вы, то есть любое место, в котором вы решили остановиться. 

Сколько вы проведете здесь? Год, неделю, вечность? Вы не знаете и не загадываете, хорошо, что нет границ, их отменили, потому что: нет дома — нет прописки, нет гражданства — нет корней, нет Родины — нет эмиграции. Вы везде свой и легко адаптируетесь, у вас нет ностальгии по чему-то конкретному, разве что тонкая и туманная память предков, когда вы заходите в ресторан… скажем, древней русской кухни, едите dumplings, пьете vodka, и слеза почему-то наворачивается на левый глаз. 

Просто представьте. Кажется, мы уже к этому очень близки. Дело в том, что уже сегодня эмиграции в том, истинном, понимании этого слова больше нет. 

Есть постоянное кочевничество с места на место. Самолеты сузили мир до скамейки в аэропорту, где вы ждете самолет до следующей остановки. Нет больше «уехал и не вернулся», разве что в крайних случаях, в любых других — вы живете на два или три города, ваш срок пребывания в новом месте пока что может быть ограничен визой — три месяца, 90 дней. А если длинная виза — то не ограничен ничем, но и это не может вас удержать. Если виза куда-то позволяет поехать дальше — вы едете. 

Поэтому, конечно, все мои жалобы смешны. В любом момент я могу взять билет, сесть на самолет, и через 8 (12?) часов (дурацкие пересадки) я буду в Москве. Или Петербурге. Или Нью-Йорке. Где захочу. 

Многие так и делают. Моя подруга Радмила, которая написала книгу «147 свиданий», ездит настолько часто, что я успеваю следить за ее перемещениями только по тегу в Инстаграме #проснуласьздесь. У меня есть знакомые (много), которые живут одновременно в Москве и Париже. В Москве и Израиле. В Питере и Стокгольме. В Петербурге и Риме. 

Или Володя Яковлев, который пишет книгу «Сколько можно жить», — постоянно находится где-то между Израилем и Берлином, вместе с женой и кошкой. И, кстати, когда Володя 9 лет назад придумал наш любимый «Сноб», он просто поторопился, обогнал свое время — журнал для «глобал рашенз» — то есть русских, которые живут где угодно, но не в России, и никак без этой России не могут, просто тогда еще был не так акуален, как теперь. 

«Ученые доказали, что можно вылететь из любого аэропорта мира, не объявляя об этом в фейсбуке»

Мне было очень сложно ответить на вопрос Фейсбука, в каком городе я живу. Если верить моему внутреннему ощущению, я никуда не уехала из Москвы. Если верить геолокации моего айфона, я сейчас в Марселе, Франция. Если судить по названию моей книги, я живу в Париже (многие так и думают, и я часто бываю там — на следующей неделе пойду в театр на «Три сестры»). Если осознать, что даже во Франции я хожу на русские постановки русского драматурга, то можно с легкостью принять тот факт, что от перемены места действия ничего не изменилось. 

Обычно искусство первым замечает тренд. Сегодняшнее искусство его тоже заметило  — на «Архстоянии» этим летом представили объект-дом «Кибитка» Юрия Муравицкого и Рустама Керимова в разделе «Как жить»: 

«С точки зрения архитектуры объект представляет собой одновременно и сцену, и полноценную жилую ячейку, построенную на основе модели автобуса ПАЗ-3205. С торца предусмотрен вход, один из продольных фасадов украшен витражным остеклением, противоположный фасад глухой, вдоль него в интерьере располагаются все функциональные помещения: с/у, гардероб, кухня, матрасы для сна и т. п. С помощью системы тканей и занавесов, специального освещения жилой модуль в считаные секунды становится сценой для игры актеров и может быть трансформирован обратно в жилой дом. Актерам больше не нужно возвращаться домой, и сама их жизнь протекает на сцене». 

Да никому больше не нужно возвращаться домой — все уже дома. 

Рестораны превращаются в Фудтраки. Маникюр теперь можно сделать «за 15 минут» на вокзалах и в аэропортах. В транзитных зонах теперь есть «капсулы сна». Всё встает на колеса: передвижные кофейни, магазины на колесах, пивные велосипеды, даже бордель у нас возле дома располагается в кузове «маршрутки» и носит название «мобильный». Про мобильные бордели я, кстати, писала — тут

Мне говорит, что я не права, что таких людей — от силы 10%, а остальные никуда не едут, вообще никуда, даже в Турцию в отпуск. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Телеграм-канал про жизнь в эмиграции 

Комментировать Всего 1 комментарий

Тот, кто говорит, что таких людей от силы 10% конечно не прав. Вряд ли таких наберется хотя бы один процент от одного процента (то есть, один чел на десять тысяч).