Кому будет хуже, если у нас не будет «Мистралей» — нам или Франции? Думаю, обеим странам будет не очень хорошо.

«Мистраль» — это воплощение новой философии войны на море. Весь свой флот современная Россия унаследовала от Советского Союза. А у советского надводного флота была одна главная задача — защита и поддержка действий наших подводных ракетоносцев. Нужно было обеспечивать ситуацию, при которой в необходимый для нас момент они запустят ракеты по США и не будут до этого уничтожены. Российский надводный флот воспроизводит ту же задачу. «Мистраль» же воплощает новые задачи военно-морского флота: антитеррористические, антипиратские операции — одним словом, все, что связано с так называемой проекцией силы. Поэтому к «Мистралям» очень специфически относились военно-морские начальники: появление этих кораблей предполагало изменение их боевых задач.

Решение о покупке «Мистралей» было политическим. Мало кто со мной согласится, но руководство нашей страны хотело сделать приятное бывшему президенту Франции за его активную позицию во время  войны с Грузией. Сделка наверняка была застрахована и перестрахована, прямой материальный ущерб не будет для Франции очень большим. Более неприятным будет репутационный ущерб: Франция ориентируется на военные рынки тех стран, которые тоже могут попасть под санкции Запада. И желание Франции таким вот образом присоединиться к санкциям Евросоюза подрывает ее авторитет как надежного поставщика вооружений.

Что кроме «Мистралей» теряет Россия? Все, что касается электронной элементной базы. Это самое слабое место российской оборонки. С Запада мы получали комплектующие для управляющих систем современных вооружений, авионики, много чего еще. Российские чиновники не скупятся на обещания наладить импортозамещение через два-три года, но это выглядит совершенно безосновательно.

Но самый серьезный ущерб мы понесли в результате отказа Украины от военно-технического сотрудничества. Надо понимать, что украинские и российские предприятия военно-промышленного комплекса — это практически одно целое. Почти все они вышли из советского ВПК, больше трети предприятий которого находилось на территории Украины. Она до сих пор располагает уникальными технологиями, которых нет в России и воспроизвести которые, несмотря на многократные попытки, Россия не могла. В Запорожье находится завод «Мотор Сич», производящий двигатели для наших самолетов и, главное, для вертолетов. В Николаеве — предприятие по производству газотурбинных установок для надводных кораблей. В Днепропетровске — предприятия, которые до последнего времени обслуживали российские стратегические ракеты, поскольку знаменитые ракеты SS-18, которые до сих пор стоят на вооружении в России, были разработаны и произведены на Украине, и Украина до последних событий осуществляла ремонт и конструкторское наблюдение этих ракет.

А вот страны Запада от санкций ничего не теряют, потому что у нас практически ничего не закупают. Были лишь редкие экзотические сделки, например, поставка вертолетов в Афганистан за американские деньги — эта сделка успешно завершена. У нас с Западом абсолютно разные стандарты военной техники, и больших шансов выйти на западный рынок со своими изделиями у нас не было никогда. Зато у нас по-прежнему покупают вооружение Индия и Китай, страны Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Сейчас начались некоторые подвижки со странами Латинской Америки и Африки.