Наталья Санеева /

Бельгийский политик Фуад Ахидар: После терактов мы чокнулись, но выживем

Бельгия — кузница террористов: она опережает другие страны Евросоюза по числу граждан, сбежавших воевать за «Исламское государство»*. Участники парижского теракта тоже родом из Брюсселя.  Вице-спикер бельгийского парламента Фуад Ахидар рассказал «Снобу», как живется мусульманину в Бельгии, почему в стране крепнут националисты, но беженцев из Сирии пока принимают по-прежнему

Участники дискуссии: Александр Звонкин
Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой
+T -
Поделиться:

СПосле терактов в Париже лидеры многих стран сказали: это из-за мигрантов. Беженцы нам не нужны. Было что-то похожее в Бельгии? 

Люди, которые бегут от войны, ищут мира. Поэтому и уезжают из своих стран. Сегодня практически миллион мигрантов — в поисках этого мира. Но атаки в Париже совершили не беженцы, это бельгийцы сделали и французы. Люди, которые родились здесь. Ведь не задержали ни одного сирийца. Мы нашли сирийский паспорт на месте происшествия, но мы не уверены, что это был именно террорист. Зато мы знаем, что смертники родились либо выросли в Брюсселе. Многие из них европейцы уже 30, 40 лет. Возможно, они никогда и не были на исторической родине. Так почему же мы приплетаем сюда беженцев?

Важно другое. О террористах, которые это сделали, было известно госслужбам. Замминистра Франции заявил, что у них есть список людей, которые представляют потенциальную опасность и могут совершить теракт, но они их не остановили. И вот вопрос: может быть, правительства специально дали им совершить эти теракты, чтобы впоследствии остановить эмиграцию? Хороший предлог, потому что люди сейчас боятся, и легко воскликнуть: смотрите, это же сирийцы сделали, они террористы, не пустим их. 

В 1914 году, в начале Первой мировой войны, полтора миллиона бельгийцев покинули страну — уехали во Францию, Англию, Голландию. В это время в Европе участились кражи, насилие, мародерство. Но это существовало всегда в истории. Виновата в целом ситуация в мире. Давайте перестанем делать связь между террористами и людьми, которые всего лишь хотят избежать той войны, которую мы сами же и создали. Ведь это французы устраивают бомбежки, бельгийцы, итальянцы и русские, это они бомбят Сирию. Перестаньте их бомбить, и они не поедут к вам. 

Я сам — отец пятерых детей. Если сейчас моя страна ввяжется в войну, то логично, что я возьму своих детей и уеду. Я не хочу воевать.

СВы сейчас рассказали о вашей позиции, тем не менее что говорят люди в вашей стране?

Сегодня мой 12-летний ребенок послал мне смс: «Папа, у нас в школе учения на случай теракта: как прятаться, как себя вести. Оказывается, нельзя говорить и плакать». Пять лет мы не делаем учений по пожарной безопасности, хотя каждый год надо делать, а тут, через несколько дней после парижских событий, детей в школах готовят к возможным атакам. Люди живут в страхе. 

Очень плохие настроения, атмосфера напряженная. Трудно приходится бельгийским мусульманам. Политики намекают: «Вы это видели? Это все из-за мусульман. Не пора ли закрыть мечети, запретить хиджабы?» Есть некая солидарность между бельгийцами-христианами и бельгийцами-иудеями, а остальные — отдельно. Это опасная тенденция.

СУ нас все убеждены, что в результате терактов в Европе победят правые настроения и к власти придет условная коллективная Ле Пен. Есть такая вероятность, на ваш взгляд?

Да, есть опасность, что так и случится. Марин Ле Пен уже порадовалась новым мерам безопасности, которые собирается ввести французское правительство. Она сказала: а я ведь вам говорила два года назад, вы меня не слушали.

Политика сейчас и правда пойдет в этом направлении. Да, крайне правые могут набрать популярность. Это люди, которые могут себе позволить сказать: давайте закроем мечети, выгоним мусульман. Война между боснийскими мусульманами и сербами была вчера. Как и война между русскими и чеченцами.

Надо разъяснять людям, что это опасно. Я всегда привожу в пример Брейвика. Он убийца, но разве все норвежцы такие? Или в Дании расстреляли посетителей казино, но разве теперь не выходить из дома?

СВы мусульманин. Для вас в последнее время что-то изменилось?

На записи одной программы на ТВ журналистка спросила: господин, вы мусульманин, вы молитесь, ходите в мечеть. Вы там в этих кругах никогда не слышали, что кто-то хочет провести теракт? Я говорю: что?! Ах, конечно, мадам, на первом этаже моего дома живут три человека, которые собираются бомбу в метро заложить. Но вы-то не волнуйтесь, вы же домой поедете на машине, не так ли, милая? Это мои мать и сестра погибнут, потому что часто спускаются в подземку. Как она себе это представляла? Что я знаю что-то и скрываю? Вы мусульман за зверей держите?

Я рассказал ей историю из «Книги джунглей» о том, как во время пожара звери побольше схватили зверей поменьше и бежали с ними, и спаслись. Нет разделения на «мы» и «вы», есть только «мы» против террористов. Когда у нас проблема с наркотиками — у нас проблема с дилером, а не с людьми, которые употребляют. Когда у нас проблема с крайне правыми, это не проблема с бельгийцами, но проблема с идеологией.

СНекоторые страны сейчас принимают только сирийцев-христиан. А Бельгия при этом собирается размещать беженцев в своих костелах. Вы эту разницу во взглядах как объясняете? 

Думаю, Словакия и другие христианские страны отталкиваются от своей религии в первую очередь. У нас многоконфессиональная страна, не важно, что ты исповедуешь.

Но мы не сможем принять всех, а многие хотят именно к нам. Поэтому 27 стран должны разделить беженцев между собой. Кто первый сказал: приезжайте к нам? Это Германия сказала: давайте, давайте, миллион можем принять. Вы нормальные? Вы сможете их накормить, обеспечить работой? Об этом тоже надо думать, не только объятия распахивать бездумно.

Турция — не очень богатая страна, но первая разместила 2 миллиона мигрантов-сирийцев. Это же невероятная цифра. А у нас всего-то 18 тысяч мигрантов, и люди уже сходят с ума. Ну это вообще черт знает что. Да, у нас есть бедные люди и свои проблемы, но мы богатая страна и могли бы сделать больше, чем делаем сейчас, это точно.

СВ Бельгии, в коммуне Моленбек, жили парижские террористы. Это местечко теперь известно во всем мире. Там действительно много экстремистов?

Пятеро из террористов жили в одном районе. В том числе вдохновитель атаки Абдельхамид Абауд. Все они были соседями в Моленбеке, но прежде всего они были друзьями. 

Некоторые из них ездили в Сирию, видели, что там творится, видели трупы. Может быть, поэтому решили мстить французам? Ненависть и злоба заставили их это сделать?

Образ коммуны Моленбек может теперь полностью измениться. У молодых людей оттуда будут проблемы при устройстве на работу в других районах, городах и странах. Может, если ты из Марокко, это не такая большая проблема, но если ты из Моленбека — это плохо, лучше уж сразу поменять паспорт, место жительства и фамилию.

Репутация испорчена — это правда. У нас, к примеру, был обмен между двумя деревушками — между Моленбеком и маленькой деревней в Канаде. Молодые люди ездили по обмену друг к другу в гости. Так Канада решила остановить этот обмен.

СРасскажите подробнее о коммуне. 

Моленбек — это такой спокойный райончик, в нем 100 тысяч жителей. Всего в Брюсселе живет один миллион человек, у нас 19 коммун. Есть очень богатые районы, есть попроще. В Моленбеке процветает нищета, 30% населения живет за чертой бедности. Но те молодые люди, которые пошли делать теракты, далеко не бедные. У них была работа, у них были деньги, дом.

Моленбек — нормальная коммуна. Я вас приглашаю, приезжайте, посмотрите. Там есть отели, магазины, рестораны, все как везде. Вот в Сен-Дени террориста поймали. И что, теперь люди в Сен-Дени не поедут? 

Да, квартал непростой: есть наркотики, проституция. Но вас никто не тронет. Сексизм есть — ну, посвистят, но это везде так. Если ты хорошо одета и такая симпатичная, ну, может, тебя попытаются обворовать. Но если спустишься в метро в любое время, тоже вора рискуешь встретить. В общем, Моленбек милое местечко на самом деле, но у нас есть проблемы, как и во всех сообществах.

СБельгия лидирует среди всех европейских стран по количеству граждан, уехавших воевать за ИГ.

Да, сотни молодых людей уехали. Мы знаем о шести сотнях человек. Но это не точная цифра, потому что многие не признаются, куда едут. Родители либо не знают, либо молчат из-за страха, думают: сейчас мой сын вернется, и это забудется, как страшный сон.

СПочему так много исламистов в Бельгии и вообще в Европе?

Они видят картинки из Сирии, кричащих женщин, насилие. Они верят, что поедут в Сирию и будут драться за этих женщин, за правое дело и за Аллаха. Происходит промывка мозгов.

Еще одна из причин: многие молодые люди в Бельгии после университета не могут найти работу. А тут тебе говорят: нам нужен доктор в Сирии, или IT-специалист, нужен тот, кто пойдет воевать. И вообще сегодня ты отправляешься на войну за Господа. Заманчиво звучит.

Люди разные. У меня были знакомые, которые развелись. Сели, поговорили, тебе — машина, ты бери дом, кисс ми, кисс ю, все хорошо. А в другой ситуации муж берет ружье и убивает жену. Почему? Это похожие вещи.

Это как самоубийство: вот человек смеется, все время веселый, развлекает всех, а потом раз — и все. У меня был такой друг: красавец, с деньгами, машиной, почему же он так кончил? Всем чего-то не хватает, видите.

Другая моя знакомая надела бурку. Никогда до этого ее не носила. Ее спрашивают: зачем ты это сделала? А она отвечает: потому что, когда я ее надела, я вдруг почувствовала, что живу. На меня смотрят, обращают внимание, люди меня боятся.

СЕвропа, а особенно страны Бенилюкса в России считаются символом толерантности, терпимого соседства и прочих коммунальных достоинств. Так ли это? Не растет ли ксенофобия в последнее время?

Да, страны Бенилюкса открыты, но им нужно быть внимательными. Сегодня все немного чокнулись. Может быть, через два-три месяца все и вернется на свои места. Потому что эти проблемы создают политики. А люди хотят жить все вместе. В Брюсселе мы все живем вместе, никто не боится мусульман или ЛГБТ, со временем мы так смешались, что все в свое время встанет на свои места. В 2001 году мы выжили после 11 сентября, выживем и сейчас.С

_____________

* «Исламское государство» — запрещенная в России террористическая группировка

Читайте по теме:

Сирийский журналист Чамси Саркис: Русские стали врагами всего арабского мира

 

Комментировать Всего 1 комментарий
Спасибо!

Спасибо Снобу за это интервью. Всегда полезно знать, с какими подонками имеешь дело.