Юлия Дудкина /

Зачем нам Конституция и нужно ли ее менять

Ровно 22 года назад в России приняли Конституцию, которая, в частности, гарантирует равенство граждан перед судом и свободу собраний. В Конституцию вносили правки, однако не все законы, принятые в последнее время, ей соответствуют. Так, во всяком случае, считает Совет по правам человека. «Сноб» выяснил, остается ли Конституция актуальной и получается ли у правительства ее выполнять

+T -
Поделиться:
Фото: Reuters
Фото: Reuters

Закон о митингах

В июне 2012 года, вскоре после событий на Болотной площади, в России ужесточили наказания за нарушения на митингах. В СПЧ «закон 6 мая» раскритиковали. «Главный порок закона состоит в том, что он по сути предполагает криминализацию процедуры использования базового конституционного права — права собираться мирно», — сказано в заключении совета.

Закон о гостайне

14 ноября 2012 года внесли изменения в закон о госизмене и шпионаже. Теперь уголовному преследованию можно подвергнуть за любую помощь иностранному государству или организации, если их деятельность «направлена против России». Согласно новому закону, запрещено разглашать сведения, полученные во время работы, учебы и других занятий. Первым случаем, когда закон о госизмене применили в расширенной редакции, стала история с многодетной матерью Светланой Давыдовой, которая позвонила в украинское посольство, чтобы рассказать о «командировке» на Украину солдат из военной части рядом с ее домом.

«Закон Димы Яковлева»

В декабре 2012 года гражданам США запретили усыновлять российских детей. В Совете по правам человека заключили, что этот закон противоречит Конституции России и ее международным договорам и «имеет дефекты законодательной техники». Например, его обсуждали четыре дня вместо положенных полутора месяцев. Тем не менее 1 января 2013 года «закон Димы Яковлева» вступил в силу и действует до сих пор.

Закон об НКО

21 ноября 2012 года вступил в силу закон об «иностранных агентах». «Считаю, что законопроект антиконституционен и должен быть отклонен. У нас не должно быть граждан второго сорта, какими неизбежно станут члены организаций, признанных иностранными агентами», — говорится в экспертном заключении СПЧ по этому закону.

Закон о прокуратуре

Закон «О прокуратуре», по мнению многих экспертов, противоречит Конституции. В нем не сказано ни о временных ограничениях, ни о сроках исполнения требований прокуратуры при проверках НКО. В феврале Конституционный суд признал, что такое положение вещей противоречит Конституции, и призвал устранить противоречия в законе.

Виктор Шейнис, политолог, соавтор Конституции:

Я не страдаю так называемым конституционным идиотизмом — Конституция работает не сама по себе, а только тогда, когда в обществе есть силы, заинтересованные в ее реализации. Силы, которые готовы защищать демократические и правовые основы Конституции, подавлены и рассеяны, они не активны. При таком соотношении сил получается, что власти действуют как бы по Конституции, но фактически усиливают репрессивное государство.

В нашей Конституции хорошие первая и вторая главы, где говорится об основах конституционного строя и о правах и свободах граждан. А в главах, описывающих структуру государственной власти, явно допущен перебор в пользу президентской и исполнительной власти, особенно президентской. Расширение полномочий президента у нас происходило таким образом, что оно как бы соответствовало Конституции, но оно вышло за ее рамки.

Интересно, что первая поправка, которую у нас приняли в 2008 году, была связана со сроком полномочий президента — его увеличили до шести лет. То есть полномочия единственного субъекта, который находится над законом и фактически вне закона, увеличили, а право граждан решать, кто будет этим субъектом, ограничили. А в США, например, первая поправка была связана со свободой: это было положение о том, что Конгресс не должен издавать законы, ограничивающие права граждан. 

Думаю, в российскую Конституцию следовало бы внести некоторые поправки, но не в нынешней ситуации, когда все контролируется исполнительной и президентской властью. В таких условиях заниматься поправками — значит, открывать ящик Пандоры. Те поправки, которые могут в ближайшее время внести, только ухудшат текст Конституции — разворачивается наступление на приоритет международного права, который зафиксирован в 15-й статье, ставится под вопрос светский характер государства и отделение от него церкви. Возможен отказ от статьи, которая запрещает единую государственную идеологию. Лучше уж совсем не трогать текст Конституции.

Наталья Богданова, доктор юридических наук, специалист по конституционному праву:

Конституции должны быть устойчивыми, их нельзя часто менять. Это общие положения и принципы, которые дальше развиваются в законодательстве — вот его менять можно. Конечно, в любом акте есть недостатки и недоговоренности, но с ними можно разобраться через решение Конституционного суда, чья задача — разъяснять смысл Конституции.

Но если пересматривать полностью ее не стоит, то улучшать можно. Например, можно было больше развернуть Конституцию к гражданам — расширить блок, связанный с гражданским обществом, усилить и ответственность самих граждан за то, что делает государство. Есть интересные новые конституции, которые тут можно было бы привести в пример — например, швейцарская и финляндская. Но заниматься этим можно, когда нет других проблем, а не в такой ситуации, как сейчас. 

За время существования нашей Конституции в нее внесли несколько поправок, но я думаю, что без них наше государство могло бы спокойно существовать. Вот, например, дали президенту право предлагать свои кандидатуры в состав Совета Федерации. Но нет ни одного человека, которого предложил бы туда президент. То есть это неактуально, и непонятно, зачем это надо было придумывать.

По сравнению с Европой Конституция в России довольно жесткая, но ее так и замышляли. Ее очень трудно изменить: например, у нас не продуман механизм, чтобы менять ее главные части — первую (основы конституционного строя), вторую (права и свободы человека и гражданина) и девятую (конституционные поправки и пересмотр Конституции). По правилам, для этого надо созвать конституционное собрание, но что это и как его собирать — эти вопросы не урегулированы. На мой взгляд, это не совсем правильно: получается, что законодатель не реализует предписание — федеральный закон о конституционном собрании должен функционировать в правовой системе, чтобы им можно было воспользоваться, если нужно.