Евгений Бабушкин /

Ополченцы, беженцы и национал-предатели: 10 лучших репортажей 2015 года

«Сноб» собрал самые важные репортажи минувшего года

Фото: Максим Шеметов/REUTERS
Фото: Максим Шеметов/REUTERS
+T -
Поделиться:

1. Синдром ополченца

Мария Эйсмонт встретилась с человеком, воевавшим на стороне украинских сепаратистов, и узнала, как он живет после возвращения из Донбасса в Россию.

— Танкисты сгорели заживо. Потом мне ногу приносили.

— Чего? — переспрашивает Нина Васильевна

— Ногу приносили одного из них. Сказали: «Игорек, смотри, как у хохлов ноги воняют». Три дня лежала, разлагалась.

2. «Жизнь прожита не зря»

Фото: Личная страница vk.com
Фото: Личная страница vk.com

Несостоявшийся «пермский Навальный» и действующий боец «дикой дивизии» ДНР Александр Григоренко рассказал Анастасии Сечиной, почему не любит пацифистов, зачем бросать мирную жизнь и кто такие имперские либералы

— Шла минометная дуэль, Саша вышел из кустов и спросил: «Есть кто-то из Перми?» Так и познакомились. Стали друзьями. Почти побратимами. Он называл меня своим учеником. Один раз было такое дело: «Мой любимый ученик» (улыбается). Правда, были периоды, когда называл по-другому — ну, война…

3. Быть беженцем

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Евгений Бабушкин провел с беженцами 72 часа. Пересек с ними Сербию с юга на север, учил их языки, слушал анекдоты и рассказы о пытках. Это история о тех, кто стоит на пороге Европы. И о тех, кто уже европеец, но все равно мечтает сбежать

Навстречу выходят дети.

— Френд! — кричат они. — Такси-такси, хандред эвро!

Их десятки. В чистом поле древние «мерседесы», мигают шашечки. Но до деревни — я знаю — осталось немного. И мы идем. Позади пожилой хазареец. С ним жена и дочка. В Иране в них стреляли. В Турции отобрали еду. В Греции натравили собак. В Македонии избила полиция. А идут они месяц.

Это я узнаю потом. А пока я вижу, как человек спотыкается, падает и остается лежать.

4. «Здесь ты должен говорить по-русски, чтобы быть сильным»

Фото: Yannis Behrakis/REUTERS
Фото: Yannis Behrakis/REUTERS

Ольга Дмитриева встретилась с 30-летней сирийкой Реной Саис — одной из немногих, оказавшихся из-за войны с «Исламским государством» в Москве

— Когда я только приехала в Россию, я принимала душ и плакала. Потому что в Алеппо в течение многих месяцев мы не могли даже принять душ. Нам нужно было ходить за водой в церковь или набирать ее из источника за несколько километров. Мы приносили ее домой, мылись, а потом использовали эту воду еще для чего-то. Иногда воду надо было покупать.

5. Вера в рубль

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости

Мария Эйсмонт поездила по Северному Уралу, чтобы посмотреть на кризис глазами жителей моногородов

— Я считаю, что в любом случае вся наша внутренняя и внешняя политика, она правильная. Ну, вводят они эти санкции, но они просто пытаются Россию прогнуть под себя, чтобы мы выполняли то, что они хотят. А для чего? У нас Россия — очень сильная держава, очень богатая держава, мы можем в принципе жить автономно полностью.

6. Один день на фабрике бриллиантов

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Евгений Бабушкин узнал, как бриллианты по 30 тысяч долларов за штуку гранят за 30 тысяч рублей в месяц

В цеха два входа: женский и мужской. Каждое утро людей раздевают до трусов и выдают рабочую одежду. Каждый вечер — раздевают до трусов и выдают гражданскую. Все не так, если где-то в цеху бриллиант вылетает из шлифовального круга. Загорается белым и красным слово «потеря», и людей раздевают уже догола. Цех пылесосят, мусор сжигают, бриллианты — не горят.

Раньше была еще раковина и человек при ней. В раковину плевали. Человек проверял, нет ли в слюне бриллиантов. Потом человека сократили. Как и психолога, который следил, чтоб у рабочих не было срывов.

7. Дорога к храму

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Ксения Собчак и Антон Красовский встретились с представителями мировых религий, дабы выбрать, какая из них им больше подходит

Собчак: Какой у вас ценный ковер.

Имам Шамиль Аляутдинов: Так, не особо. Иранский посол, кажется, подарил.

Собчак: Мне тут нравится. Это у вас золотой айфон? Покажите, я такого не видела никогда. Слушайте, это же круто, с символикой.

Имам Шамиль Аляутдинов: Итальянская фирма «Кавьяр», они делают и с Путиным и с российским гербом. Они серийные, по-моему, по 99 штук. Я свой шестой супруге отдал.

8. Сгинь, нечистая

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom

Юлия Дудкина узнала, зачем православной церкви экзорцист.

Девушка вскрикивает в дверях и плашмя падает на пол. Обхватив с двух сторон, родители вносят ее в храм, как новогоднюю елку с базара. Человек в рясе смотрит на это с иронией, потом обращается перепуганной к девушке:

— Это знаешь, почему с тобой все случилось? Потому что ты ногти красишь, — и отправляет ее обратно за порог — смывать полупрозрачный лак с ногтей.

9. Национал-предательство в стихах

Иллюстрация: Corbis/All Over Press
Иллюстрация: Corbis/All Over Press

Мария Эйсмонт съездила в поселок Кромы Орловской области, чтобы разобраться в деле поэта Александра Бывшева, обвиняемого по статье 282 «Возбуждение ненависти либо вражды» за стихи об Украине и Крыме.

В марте 2014 года он написал стихотворение «Украинским патриотам», в котором призывал не отдавать «ни пяди Крыма путинским чекистам». Потом было «России с нелюбовью», «Путинской России». «Мне Россия больше не родина, столько крови уже на ней», — декламирует перед веб-камерой Александр Бывшев, фигурант двух уголовных дел по части 1 статьи 282 «Возбуждение ненависти либо вражды».

10. Никакой политики

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Евгений Бабушкин узнал, почему белорусы двадцать лет выбирают Лукашенко и боятся говорить по телефону и чем это все похоже на Россию.

Угрюмый сосед по купе подлил водки в чай и сказал, не поднимая глаз:

— Слушай анекдот. Поляку, русскому и белорусу поставили стул с гвоздем. Поляк сел, выругался, вынул гвоздь. Русский сел, выругался, сломал стул. Белорус сел, поерзал, подумал и сказал: «А можа так и трэба?»

Пауза.

— Что, не смешно? Нам тоже.