31028просмотров

Большая пресс-конференция Владимира Путина — 2015. Репортаж

В Москве прошла ежегодная пресс-конференция президента России. В ней участвовали полторы тысячи журналистов. «Сноб» вел прямую трансляцию

+T -
Поделиться:

Большая пресс-конференция Путина — неизменна, как праздник нового урожая или осеннее солнцестояние. Мы слушали Путина в 2012, 2013 и 2014 году. Каждый раз все было примерно одинаково. Скучное, но короткое вступление (много усыпляющих внимание цифр) — потом серьезные вопросы (обязательно несколько острых) — потом несерьезные вопросы (Путина зовут на рыбалку и просят крестить детей) — наконец, эффектный финал.

Одна из главных интриг сегодняшней пресс-конференции, конечно же, — «Чайка-гейт». В зал попал Георгий Албуров, соратник Навального из ФБК, и принес с собой соответствующую табличку, чтобы его заметили. Албуров аккредитован от издания под названием «Левиафан», созданного сотрудниками ФБК специально для возможности задавать президенту «неудобные вопросы».

Первую большую пресс-конференцию Путин собрал в 2001 году, тогда его слушали 500 журналистов, сегодня — рекорд: 1392. Каждый год — новые герои. В 2012-м это была Мария Соловьенко (Владивосток), которую президент панибратски назвал Машей, а она его — Вовой. В 2014 году Владимир Маматов (Киров) спросил Путина о судьбе вятского кваса. Маматов пережил инсульт, у него замедленная речь, но Путин принял его за пьяного и вел себя соответственно. В этом году тоже обязательно что-нибудь такое будет. Из полутора тысяч журналистов наверняка найдется ну хоть парочка чудаков.

Есть журналисты и с другими настроениями:

Забавный момент: место проведения — Центр международной торговли на Краснопресненской набережной — всем, даже непосредственным участникам, назвали в последний момент, день в день. Очевидно, из соображений безопасности. Добро пожаловать в новую реальность… А вот и Дмитрий Песков в красном, как кровь, галстуке. Ждем, говорит, президента.

Путин предложил работать «без длинных монологов», так что сразу ждем первого вопроса. В 2012 году его задала наша Ксения Соколова: про «закон димы Яковлева». Славные времена, когда усыновление детей иностранцами было главной русской проблемой. В 2013 году слово дали украинским журналистам. В 2014 году Вячеслав Терехов из «Интерфакса» спросил про Центробанк: время было жесткое, доллар торговали по сто. Кстати, на 12:00 доллар — 70,60, нефть — 37,08. Посмотрим, что с ними станет через четыре часа, когда Путин закончит.

Путин выходит в строгом темно-синем пиджаке. А в зале, как обычно, цирк. Много людей в национальных костюмах. Все пытаются привлечь внимание, как могут. Люди с плакатами, люди с игрушками, люди с айпадами, на которых изображены пирамиды — очевидно, египетские журналисты. А первый вопрос задает Гамов из «Комсомолки». Когда, спрашивает, из кризиса выйдем.

Пользователи соцсетей задают свои вопросы президенту.

Ответы, которые прозвучат мы знаем довольно точно. Гораздо более важно, какие прозвучат вопросы и как они будут заданы...

Posted by Навальный on 17 декабря 2015 г.

Путин начинает с анекдота — как он сам признается, со «старого и замшелого». Про жизнь в полоску: черная, белая, черная, белая. «Выясняется, что тогда была белая». Сдержанный смех в зале. Виноваты, говорит Путин, цены на нефть: бюджет-то мы считали, исходя из стоимости нефти 100 долларов за баррель. Слово это он произносит неграмотно, на французский манер: баррЭль.

Путин говорит, что все у нас хорошо. «Прирост ВВП составил целых 0,3%! В сентябре и октябре зафиксирован рост промышленного производства — 0,1%. А урожай зерновых у нас второй год подряд выше, чем 100 миллионов тонн!». Что ж тогда хлебушек в два раза вздорожал?

«Еще раз хочу поблагодарить селян за их работу». Это уже мем: много лет на каждой пресс-конференции Путин обязательно благодарит селян и именно этой фразой.

На самом деле Путин, хоть и предложил начать неформально, без вступительной болтовни, — слукавил. Гамов просто подал ему реплику — а в ответ Путин вот уже десять минут зачитывает свое типичное вступительное слово, про объемы резервного фонда и грузооборот портов северных морей. Водопад цифр, но они не важны. Важны ключевые слова, которые спичрайтеры Путина мастерски расставили по тексту: «рост», «хороший показатель», «увеличение», «стабильность»...

Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости

Врачи, даже самые образованные, говорят наркоманИя. Моряки — компАс. Ходорковский (годы в нефтянке не прошли даром) говорит нефтедОбыча. Путин (нефтяные магнаты его окружают) настаивает на баррЕле. Это такая имитация профессионализма чисто языковыми средствами. Тема для докторской диссертации.

Минутка постмодернизма. «Бурные и продолжительны аплодисменты на ваш вопрос!» — шутит Путин на вопрос журналистки РИА. Аплодисменты, впрочем, жидкие. А вопрос — про политику Центробанка и ставку рефинансирования. Нет, говорит Путин, понижать ее не будем.

«Скажите честно, вы довольны работой правительства? Может, последуют корректировки состава?» — с легкой надеждой спрашивает Итар-тасс. «Я бережно отношусь к людям и считаю, что кадровая чехарда не нужна, она мешает! Если у кого-то что-то не получается, я считаю, в этом есть и моя вина», — говорит Путин успокоительно. Тут бы поймать его на слове и снова задать вопрос про про корректировку состава, но вряд ли кто рискнет.

Первый классический типаж: провинциальная журналистка в юбке с гигантскими красными дисками. Но вопрос хороший: про контакты с тюркским миром — что делать с турецкими инвестициями, раз мы с Эрдоганом поссорились. «Позвольте мне задать и второй вопрос, иначе жители Татарстана будут не очень довольны!» — угрожает журналистка. Второй вопрос суетный: про переименование должности президента Татарстана, который с 1 января станет, как Кадыров, просто «главой».

«Что нас задело? — спрашивает Путин. — Мы показали, что готовы сотрудничать! Неужели было трудно снять трубку — просим не наносить удар по нашим туркоманам! И чего они добились? Думают, мы оттуда убежим что ли?». В общем, так и не понятно, чем же «мы» недовольны. Поэтому Путин выдает классическую путинскую шутку, образца еще 1999 года: «Если кто-то в турецком руководстве решил лизнуть американцев в одно место — я не уверен, что они правильно поступили!» Аплодисменты.

Корреспондент The Guardian: «Путин вещает на фоне карты России, в которую включен Крым».

 

Про смысл прекращения безвизового режима с Турцией: «Ползучая исламизация, от которой Ататюрк в гробу бы перевернулся, отражается и на нас. Там сидят наши боевики с Северного Кавказа — лечатся, их охраняют. Потом они, используя безвизовый въезд, растворяются у нас на Кавказе».

Фото: Михаил Климентьев/РИА Новости
Фото: Михаил Климентьев/РИА Новости

И про президента Татарстана: «Хоть горшком назовите, только в печку не ставьте. Даже Чечня сказала, что у нас в стране должен быть один президент! Но мы с уважением отнесемся к любому выбору народа Татарстана».

Путин пока в отличной форме. Не переигрывает. Шутит умеренно. Хореография хорошо продумана. Крепко упирается правой рукой в стол. Сдержанно перебирает пальцами левой. Одновременно и нависает над аудиторией, и открыт ей.

Вопрос от Первого канала — в точку: когда закончится война в Сирии — точнее, что можно считать ее благополучным исходом. Удивительно, но Путин не отвечает ничего конкретного. Благодушно рассказывает, что план совпадает с американским: совместная работа над Конституцией, выборы. И перекладывает ответственность на Асада: «Когда сирийское руководство решит прекратить стрелять, тогда мы и прекратим». И финальный афоризм: «Мы не собираемся быть больше сирийцами, чем сами сирийцы».

В контексте пресс-конференции президента записи в твиттере певца Дмитрия Маликова, известные своим муммитроллингом, заиграли новыми красками.

Про Сирию и ракеты средней дальности. «Нам зачем там базы? Если кого-то надо достать, мы и так достанем!» Аплодисменты от кремлевского пула.

О, становится горячо.

Песков: А теперь Терехов пусть задаст вопрос из Интерфакса...

Путин: Не-не, извини, тут Украина. Братская республика, о чем я не устану повторять.

Украинский журналист: Спасибо за возможность задать вопрос, хоть мы и не турки…

Путин: Я в курсе.

Смех в зале.

Украинский журналист: Хочу передать привет от российских военных, которых якобы нет на Донбассе. Скажите, вы будете их обменивать на Сенцова и других политзаключенных?

Путин отвечает удивительно ласково. Военное присутствие на Донбассе отрицает, но признает, что отдельные граждане России там, конечно, воюют.

Поразительно сегодня Путин выглядит. Куда-то делась вся его наносная маскулинность. Весь его фирменный гонор. Он как бы оправдывается даже. Будто его аудитория — не здесь, в зале, и не у телеэкранов. Будто он работает на западного зрителя. Возможно, так и есть — судя по тому, что недавно он встречался с госсекретарем США Керри, и разговор был явно трудный.

Интересно, что украинский вопрос задал тот же самый журналист из того же самого агентства УНИАН, что и в прошлом году. Такое ощущение, что его специально туда сажают, чтобы он подавал Путину удачные реплики, в ответе на которые Путин смотрится очень выгодно.

Фото: Алексей Дружинин/РИА Новости
Фото: Алексей Дружинин/РИА Новости

 

Старый, мудрый тертый Терехов из «Интерфакса» все-таки задает вопрос: хватит ли у России ресурсов на войну в Сирии. «Войну легко начать, но тяжело закончить».

Путин: мы войну не начинали. Это вообще — учения. И лучше учения трудно себе представить!

Кстати, на Сирию Россия тратит в месяц минимум 6 миллиардов рублей, но об этом Путин не говорит.

Второй классический типаж: провинциальная журналистка, которая зачитывает вопрос по бумажке. Ее интересует судьба мальчика, который год назад чуть не сгорел заживо под лампой для фототерапии. Ужасная трагедия, отвечает Путин.

За свободу слова сегодня отвечает журналистка из «Знака». Спрашивает про новое поколение «элитки», как она их называет: детей Ротенберга и детей Чайки. Факты перечисляет убийственные, а вопрос задает риторический, слабый: «Когда вы приходили в 2000 году к власти, вы таких итогов ожидали? Может, стоить что-то поправить?»

Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости

 

Путин подчеркнуто ласков. «ВВП удвоился, хребет мировому терроризму переломили — вот итоги! А не вот эти отдельные побочные факты».

На вопрос журналистки «Знака» (зовут ее Екатерина Винокурова, запомните это имя) Путин отвечает очень неконкретно: «Хорошо, что вы обращаете на это внимание! Что касается детей высокопоставленных чиновников — нужно понять: они, дети генерального прокурора, нарушили закон или нет? Но для этого есть контрольное управление президента. Я не хотел об этом говорить, но мы этим занимаемся».

Теперь про систему «Платон». «Все эти сборы не идут кому-то в карман! Все они до последней копейки поступают на дорожное строительство! Если кто-то считает, что расценки завышены — посчитайте и предъявите!» Путин ритмично бьет ребром ладони по столу, а кто-то в зале так же ритмично трясет плакатом «Песков нас не замечает». Но у него сильная конкурентка с гигантской соской на плакате: «Беременным вне очереди».

Журналистку Екатерину Винокурову хвалят за смелость и критикуют за постановку вопроса: свалив все в одну кучу, она дала возможность Владимиру Путину ответить не на все вопросы. В итоге ответ президента выглядел примерно вот так:

И еще про дальнобойщиков: «Я сам из рабочей семьи… Но надо выходить из серых схем!»

Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС
Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Грузинка спрашивает про Грузию: когда, мол, наладим отношения. Путин: «Не мы являемся причиной обострения ситуации!... Сейчас вы занялись экспортом политческих деятелей и, как мы видим, они не изменили своего стиля работы. Кстати, на мой взгляд, это плевок в лицо украинского народа. Мало того, что Украину поставили под внешнее управление, так еще и таких, с позволения, деятелей…»

Вопрос от Общественного телевидения: «Как прожить на пенсию или зарплату? Руководители регионов говорят, что зарплаты 20-40 тысяч, а сами жители говорят, что 7-8». Факты опять серьезные, а вопрос опять беззубый, точнее, его просто нет: «Может, пора вмешаться государству?» Ответа, впрочем, нет тоже: «Я иногда смотрю ваши передачи… Они такие, содержательные».

Тимченко про вопрос Винокуровой:

Простите, про вопрос Винокуровой Путину. Замах на рубль - удар на копейку. Да, Чайка, дальнобойщики - начали за здравие....

Posted by Galina Timchenko on 17 декабря 2015 г.

Шеф бюро Wall Street Journal с фантастически хорошим русским предлагает приватизировать госкомпании. Путин: «Я еще в своих статьях 2012 году писал, что это возможно. И мы будем продолжать эту работу. Но всегда возникает вопрос: та ли сейчас рыночная конъюнктура, чтобы продавать эту ценную собственность?». И завершает лирически: «Никогда не угадать: та конъюнктура, не та конъюнктура».

Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости

Вопрос с подвохом от Russia Today: журналист вспоминает казус Мутко и спрашивает, пригодится ли нашим чиновникам английский язык. Ответ Путина: «Россия — открытая страна. Английский язык является наиболее универсальным…» Дуб — дерево. «Что касается Мутко — он пытается работать над собой. Кстати, это очень полезно. Изучение иностранных языков — самая лучшая гимнастика для ума».

эксперты - учитесь! "Надо без всяких сомнений к этому подходить, держа это в центре внимания чтобы, так скажем, исходить из реалий". Всем теперь так и буду отвечать! #экспертократия #тропикидикурса

Posted by Глеб Павловский on 17 декабря 2015 г.

С каждым годом чудес все больше. Вот, что увидел Илья Азар, который сидит в зале:

«Советский спорт» спрашивает про коррупцию ФИФА: «Стоит ли нам видеть в этом происки Запада?»

Ответ Путина: «Происки, конечно, есть, как без происков».

Снова слово регионам: Курган. Третий классический типаж: восторженная журналистка средних лет. «Я как женщина не могу не сделать комплимент нашему президенту! Вы в хорошей спортивной форме и наши мальчишки на нас равняются и хотят заниматься спортом!» Путин расплывается в улыбке: «Без допинга!» А женщина просто выпрашивает деньги на развитие спорта в Курганской области.

— Юлия Измайлова, газета «Молодой ленинец», город Пенза...

— Такой молодой ленинец, а спрашивает про пенсии...

— Большинство наших читателей — старшего поколения...

— А все равно молодые ленинцы…

Шутка затянулась, а вопрос серьезный: про пенсионную реформу.

Фото: Виктор Коротаев/Коммерсантъ
Фото: Виктор Коротаев/Коммерсантъ

«Российская газета» уточняет про военных пенсионеров. Кажется, с острыми вопросами покончено. И вообще пресс-конференция явно перевалила за половину и перешла в спокойное русло. Спасибо, что вы по-прежнему с нами!

А Путин тем временем добавляет щепотку своего фирменного популизма:

— Вы меня знаете: я всячески сопротивляюсь повышению пенсионного возраста…

Барабанная дробь: вопрос от РБК — про Катерину Тихонову. Правда ли это дочь Путина. Аплодисменты.

Путин: «Совсем недавно утверждали, что мои дочери получают образование за границей и живут постоянно за границей. Теперь, слава Богу, об этом не пишут, а пишут, что нигде, кроме России, не получали образования. Они продолжают учиться и работают. Вот спрашивают про языки: они говорят свободно на трех европейских языках, кто-то умеет говорить даже на одном-двух восточных. Они делают первые шаги в карьере, но добиваются успехов. Вопросов, связанных с моей семьей, я их не обсуждаю. Они не занимаются бизнесом и не занимаются политикой. Они никуда не лезут».

Второй вопрос от РБК — про их журналиста Александра Соколова, который расследовал хищения на «Восточном» и теперь сидит под следствием.

Любимый ответ Путина, мастера ручного управления: «Разберусь и помогу, чем могу!»

У Путина-оратора есть две суперспособности. Первая — никогда не отвечать на поставленный вопрос («Тихонова ваша дочь? Все мои дочери говорят на европейских языках»). Вторая — чередовать высокий штиль с низким и внезапно переходить на «народный язык» (как он его понимает). Второй способностью он сегодня почти не пользуется. Поэтому сегодняшняя пресс-конференция меньше, чем обычно, похожа на передачу «Поле чудес».

А вот крутая игра для путинских выступлений. Только слова «селяне» не хватает: 

Блестяще разыграно.

— Пенсионерки Нижневартовского района поздравляют вас с Новым годом!

— Я хочу поблагодарить пенсионеров! За поддержку. Это одна из самых ответственных групп нашего общества. Я благодарен им за патриотический настрой. С Новым годом вас! Давайте поаплодируем этой части нашей страны, не мне.

Газета «Красный север», Ямало-ненецкий автономный округ. Вот так и понимаешь, что Россия действительно большая. Вопрос про развитие северных территорий. Вероятно, с острыми вопросами покончено. Сейчас пойдут доярки и шахтеры — в которых нет, конечно, ничего плохого, вот только Путин использует их вопросы для популистской риторики.

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ
Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Терпение вознаграждено. Египетский журналист три часа сидел с айпадом на вытянутых руках, а когда айпад сел — поднял бумажку. Дошла и до него очередь. Первый вопрос — про ограничение туризма. Второй — про новый альянс, который Саудовская Аравия создает против ИГИЛ.

Путин исключительно вежлив: понятно, что говорит он сейчас не с безымянным журналистом, а лично с Абдул-Фатахом Саидом Хусейном Халилом Ас-Сиси. И послание президенту Ас-Сиси четкое: мы большие друзья, трудности — временные, о Саудовской Аравии не беспокойтесь.

Шутит  он сегодня катастрофически плохо.

— Калининград, информационный портал Клопс.ру

— Что?

— Клопс точка ру.

— Что-то?

— Это еда такая.

— Рулька точка ру, ха-ха.

— В Калининграде каждый день происходит несколько ДТП…

— Это такие котлетки?

— Да, это такие котлетки… На пешеходном переходе нашу коллегу сбил курсант пограничного института ФСБ. Она стала инвалидом, а он снова ездит на своем БМВ. Могут ли погоны освобождать от ответственности?

Долго же будут помнить Путину эти котлетки.

Три часа. Народ скучает. Путин предлагает заканчивать. В зале недовольный рев: «дайте слово регионам!». Но слово дают «Эху Москвы».  

— Вы простите, я немного туповатый, я весь в своего начальника... Вы его знаете. Но мой вопрос связан с расследованием убийства Бориса Немцова…

Каким-то чудом «туповатый» корреспондент «Эха» ухитряется задать вопрос одновременно про закон Димы Яковлева, дело Турчака и дело Немцова.

Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости

 

Соломин из «Эхо Москвы» прошелся почти по всем «больным» темам: Турчак, дети-инвалиды, расследование убийства Немцова. Но опять не угодил общественности:

Путин предлагает дождаться данных следствия и обещает, что никого прикрывать не будет. Чтобы спасти ситуацию, слово передают журналистам из Севастополя.

— Сейчас самый популярный тост в Крыму — за Верховного главнокомандующего!

— Спасибо, но вы там не частите.

Журналист  всего лишь попросил не изымать кортики у офицеров, а Путин развернул очень подробный план развития Крыма: он и силиконовая долина, и всенародная здравница.

И внезапно — финал:

— А кортики офицерам надо вернуть! Спасибо большое. Это закончить невозможно, Можно только прекратить.

Пресс-конференция длилась всего 3 часа 10 минут - самая короткая, во всяком случае, за последние пять лет.

Фото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ
Фото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ

Доллар — 70,47

Нефть — 37, 61.

Клопсы — это такие котлетки, а кортики надо вернуть.

Мы завершаем трансляцию, спасибо, что были с нами.

 

 

Новости наших партнеров