/ Москва

Николай Злобин: В логике предсказуемости

Логика Медведева похожа на логику Киссинджера и Громыко: лучше предсказуемые враги, чем непредсказуемые друзья

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Моя статья, вышедшая в «Российской газете».

Недавно бывший государственный секретарь США Генри Киссинджер выступал с воспоминаниями о своем коллеге, министре иностранных дел СССР Андрее Громыко, которого он несколько парадоксально описал как противника Америки, который не был ее врагом. Рассказывая о длительной конфронтации между США и СССР, которая являлась главным содержанием всей мировой политики периода «холодной войны», он высказал очень интересную, прозвучавшую весьма актуально мысль. Киссинджер заявил, что одной из главных задач дипломатии его времени было стремление избежать ситуаций, когда ты вольно или невольно ставишь другую сторону в неожиданное положение, то есть ставишь их перед фактом, к которому они оказываются полностью не готовы.

Другими словами, одной из целей внешней политики двух крупнейших стран в последние десятилетия «холодной войны» было предотвращение любых серьезных неожиданностей, которые могли бы заставить твоего противника занервничать и, в свою очередь, предпринять неожиданные, а то и неадекватные шаги. Тогда уже ты сам можешь оказаться в ситуации, которую не ожидал и к которой оказался не готов. Киссинджер рассказывал, что он часто предупреждал Громыко, что он, конечно, не знает, какое именно решение примут США по какому-то вопросу, но готов, по мере возможностей, информировать своего советского коллегу о том, какие варианты в Вашингтоне рассматриваются, к чему в целом склоняется президент США, какая логика рассуждений при выработке того или иного решения сегодня присутствует в правящих кругах страны. По словам Киссинджера, советские лидеры придерживались таких же точно взглядов и, как правило, тоже старались избегать неожиданных ситуаций и неприятных сюрпризов в своей внешней политике, исподволь подготавливали США к своим возможным шагам.

Таким образом, деятельность двух ядерных сверхдержав, находящихся в жесткой конфронтации между собой за влияние во всем мире, заключалась, в частности, во взаимных усилиях по возможности ликвидировать элементы непредсказуемости во внешней политике. Причем делалось это, как правило, на неформальном уровне, через большое количество неофициальных каналов, которые существовали между Москвой и Вашингтоном и служили местом взаимного информирования и согласования информации, что было невозможно делать на официальном уровне. В обеих столицах было понимание того, что неожиданности во внешней политике являются палкой о двух концах. Для двух стран, кстати, это был главный урок карибского, чехословацкого и ряда других кризисов ранних этапов «холодной войны», которые чуть было не привели к мировому ядерному конфликту.

Конечно, полностью избежать неожиданностей и непредсказуемых шагов, как мы знаем, не удавалось никогда, да и не было такой необходимости. Определенные неожиданности в политике всегда нужны. СССР и США все-таки были врагами. Но старались быть фундаментально предсказуемыми врагами. Взаимно ответственными, если хотите, врагами. Была довольно большая уверенность, что подписанные взаимные договоры будут выполняться. Было взаимное понимание, что предсказуемый враг гораздо лучше непредсказуемого союзника или партнера, осознание того, что любая неожиданность, непредсказуемость является нежелательным элементом в международных делах, ибо может привести к неадекватному ответу и даже к ядерной войне.

При этом обе страны твердо стояли на защите собственных национальных интересов и бескомпромиссно занимали противоположные позиции по всем фундаментальным вопросам политики. Но делали это весьма расчетливо, а не тупо, эгоистично или импровизационно-спонтанно. Избегали экспромтов. Конечно, «холодная война» сильно истощала обе стороны, заставляла нервничать весь мир. Это было ненормальное, тупиковое состояние мировой системы. Однако она все-таки не переросла в «горячую войну». А для Европы «холодная война» вообще была самым длительным миром во всей истории континента.

Другими словами, в годы «холодной войны» непримиримое противостояние двух ядерных сверхдержав сопровождалось взаимными усилиями по приданию международным отношениям сравнительной предсказуемости, а своим внешнеполитическим решениям - полезной доли прозрачности. Мне кажется, что все это - важный урок, который нельзя забывать сегодня, когда обе страны пытаются перезагрузить взаимные отношения, превратившиеся в последнее десятилетие в отношения, неприемлемые по качеству ни для них самих, ни для всего мира.

Слова Киссинджера пересекаются с мыслью, которую недавно высказал в Ярославле президент Медведев. Он пошел еще дальше и, в частности, сказал, что современные государства «должны знать друг о друге как можно больше и вправе критически оценивать не только внешнюю, но и внутреннюю политику друг друга, может быть, и указывать на недостатки этой политики, если она может привести к проблемам международного масштаба или игнорирует общепринятые этические нормы, принципы гуманизма. Но критерии, стандарты и правила такого рода оценок и мониторинга не могут никому навязываться... Чтобы они воспринимались, чтобы они были действенные, их нужно вырабатывать общими усилиями в ходе свободной дискуссии всех участников мировой политики. Здесь вполне уместен известный латинский принцип: "То, что в равной мере затрагивает всех, требует и одобрения со стороны всех". При этом права наций не должны использоваться для создания изолированных, непрозрачных, закрытых политических режимов, всякого рода "железных занавесов", которые скрывают неурядицы и, как правило, злоупотребления».

Это предложение не только отражает глобальные реалии, но логично вписывается в долгий опыт взаимных отношений двух государств. Особая ценность которого заключается в том, что он родился не на основе теоретических изысканий, а сформировался в результате осознания трагических последствий любых других альтернатив поведения. Непредсказуемость развития мира достигла крайне опасного уровня. Безусловно, главный вклад в нее внесла резкая активизация международных террористических организаций, а также малопродуманные внешнеполитические экспромты США. Однако и другие страны, в том числе Россия, тоже приложили руку к тому, что многие решения, влияющие на глобальную ситуацию в мире принимаются слишком закрыто, узкоэгоистично, без учета возможной реакции других. Раз за разом государства мира попадают в ситуации, к которым не готовы, а масштабный экономический кризис лишь усугубляет неопределенность и нервозность.

Россия и США, входящие в группу ведущих государств, должны переломить эту ситуацию, сделать все, чтобы неприятных политических сюрпризов в мире было как можно меньше. Однако, отметил Медведев, странам нужно иметь возможность критически оценивать и внутреннюю политику, ибо от внутренних решений ряда стран сегодня зависит очень много на мировой арене. К ним относится и сама Россия, где процесс принятия политических решений является сегодня одним из самых закрытых и непредсказуемых. Неформальные каналы общения Москвы с другими государствами почти полностью исчезли. Если Россия хочет внести свой вклад в глобальную стабилизацию, ей необходимо подумать о том, как привнести большую прозрачность и предсказуемость в те решения, которые она принимает. В том числе во внутренней политике. Чем лучше мир будет понимать логику российского политического поведения, тем увереннее и влиятельнее в мире будет сама Россия.

Комментировать Всего 2 комментария

Спасибо! Очень интересно. Один мелкий комментарий к фразе

"При этом обе страны твердо стояли на защите собственных национальных интересов и бескомпромиссно занимали противоположные позиции по всем фундаментальным вопросам политики."

Я бы сказал: 

"При этом обе страны бескомпромиссно и твердо занимали противоположные позиции по всем фундаментальным вопросам политики, часто в ущерб защите собственных национальных интересов" :)

Степан, принимается! Справедливое замечание.