Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Леонид Бершидский   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Воденников   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Орхан Джемаль   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Максим Котин   /  Антон Красовский   /  Татьяна Лазарева   /  Павел Лемберский   /  Сергей Лесневский   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Иван Охлобыстин   /  Владимир Паперный   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Григорий Ревзин   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Алексей Тарханов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Cергей Шаргунов   /  Все

Наши колумнисты

Арина Холина

Арина Холина /

70736просмотров

Свобода сосков

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Женский сосок — это новая задница. В том смысле, что была мода на грудь, сейчас на вершине славы сочные бедра (еще два года назад они считались отвратительными), но будущее — за сосками.

Любая женщина, которая сделает фотографию хоть в свитере, под которым едва угадываются очертание сосков, тут же соберет множество восторгов и одновременно — армию ненавистников, которые будут грубо выражать свое презрение, возмущение, которые укажут ей, сколько сантиметров в глубину должен быть лифчик, чтобы через него никогда, ни за что не были заметны соски, и какой именно десятислойный поролон для этого выбрать.

Соски?! А если на работе?! Вот прямо в офисе, на переговорах? А если это знакомство с родителями? А если похороны? Соски неуместны! Соски неприличны! Запретить! Выпустить наклейки для сосков, чтобы наверняка, чтобы ни следа! 

Ева Грин, актриса: «Мне здорово досталось за то, что на постере "Города грехов" через ткань платья проглядывали мои соски. Но я не понимаю этого. Ведь соски не убивают детей и не начинают войн» (журнал Esquire).

Женщины снимаются голыми, ходят голыми — посмотрите хотя бы на Дженнифер Лопес: любое ее платье целиком едва ли больше носка (но сосков не видно никогда!). Всякие Перис Хилтон, Бритни Спирс, Линдси Лохан нагло разгуливают без трусов — и все могут заметить это, когда те садятся в машину.

В сеть то и дело попадают частные порновидео.

Но ничто не шокирует так, как соски. 

Ты можешь публично мастурбировать прямо посреди международного аэропорта, главное — чтобы на сосках были какие-нибудь блямбы с кистями, или хотя бы старая добрая липкая лента.

Знаменитых мужчин часто снимают, когда они идут из спортивного зала в тренировочных штанах, и некоторые, похоже, не очень любят трусы, и член у них выглядит так, словно они только что терлись им об кого-то. Это возбуждает женщин. Но те же самые женщины впадают в гнев, стоит им увидеть фотографию актрисы, которая не только посмела не надеть лифчик, но еще и ходит с острыми сосками.

Женщина не имеет права быть сексуальной? Или у женской сексуальности другая трактовка? Ты не можешь быть сексуальной для себя. Ты должна быть сексуальной для мужчины. То есть и соблазнительной, и милой, и порядочной. Мужчина должен понимать, что секс с тобой будет хорош, но ты не отдашься ему прямо сейчас. Ты «не такая». И это всеобщий женский заговор: или ты с нами, или мы испепелим тебя своим осуждением. 

Твердые соски — это возбуждение. Можно обсыпать блестками обнаженное тело и выйти так на улицу, и это, может, будет сексуально, но это не будет означать, что женщина хочет секса. А соски — они прямо говорят. Мало того, это еще и сообщение о том, что женщина своей сексуальности не стыдится. Что может быть хуже?

Почти у всех женщин сексуальность подавленная. «Предлагать себя мужчине» неловко. Унизительно. Мужчины же отлично себя предлагают, даже навязываются, но если то же самое сделает женщина — ее осудят. 

Никогда не понимала эту историю в фильме «Служебный роман», где все презирают героиню Немоляевой, которая «в жутких розочках» (и розочки, кстати, тоже совсем не жуткие), за то, что она добивается героя Басилашвили. Мол, стыд и срам. Только потому, что она — женщина. То же поведение, но со стороны мужчины, выглядело бы доблестным.

Женщина не имеет права хотеть секса открыто и свободно. Она не имеет права быть агрессивно сексуальной. А грудь, твердые соски — это признаки активной позиции. 

Я вот не ношу лифчик — мне неудобно. Мне, с моим размером B, он совсем не нужен. И мне никогда не приходило в голову прятать соски при этом. Я даже не знала, что это неприлично, пока не появился интернет. А оказалось, что миллионы женщин только и делают, что стесняются этой своей части тела. 

Женщина и грудь — это вообще сказочная история. Большая грудь — трагедия, ничего не надеть, все на нее пялятся. Маленькая — тоже драма, потому что грудь должна быть большая.

У одной моей знакомой отличная грудь, поэтому у меня был культурный шок, когда я увидела, что она на нее надевает. Это какая-то броня из силиконовых таких штук, пластикового каркаса и плотного шелка. В таком лифчике не то что соски, в них саму грудь не видно. Это так странно — сексуальность без сексуальности. Как если бы мужчины носили трусы с прокладками, которые увеличивают размер пениса. И ты вроде думаешь: «о-го-го!», а наощупь там оказывается подушка.

Традиционная женственность, возрожденная после военной свободы господином Диором, отравила нам жизнь. Километры шелка и тафты, корсеты, подкладки в бюстье — все это об искусственной привлекательности, о желании быть сказочно прекрасной, а не живой и сексуальной. Никакого равноправия, никакой свободы, никаких больше удобных мужских вощеных курток, резиновых сапог и штанов. Женщина не имеет права на свое тело — оно должно быть красивым и совершенным, а получает ли оно удовольствие от жизни и от секса в том числе — никому не важно.

Женская сексуальность понимается как часть эстетики, а не как сексуальное влечение. Поэтому консервативные мужчины считают любую мешковатую одежду антисексуальной — несмотря на то что ни один просторный свитер еще не изуродовал женское тело. Любая фигура все равно считывается — хорошая она или плохая. 

Просто если женщина одета так, как ей удобно, значит она самовлюбленная тварь, которая не хочет угождать мужчинам просто потому, что они мужчины. Это значит, что она сама выбирает, а не позволяет себя выбирать.

Столетиями женщины и украшали свою грудь, и стыдились ее. Парадокс, ну честное слово. Сложить сиськи так, чтобы они сплющили друг друга, затолкать их в такое платье, где сверху все будет голое, а снизу — атласные чаши с бурлящей плотью, вот это — нормально. Прилично, красиво, сексуально, восхитительно. А надеть обычную футболку, но без лифчика — аморально. Где логика?

Суть в том, что женщины до сих пор боятся быть сексуальными. Не внешне, а на самом деле. Они боятся не своих ног и рук, груди и сосков, а порывов. Потому что если ты искренне хочешь секса, то ты с мужчиной — на равных. Ты не играешь, не заманиваешь, а договариваешься. И это означает, что мужчина не обязан тебя завоевывать, ублажать, угощать, подносить дары, чтобы ты раздвинула ноги, а потом заботиться о тебе, пока биржевой крах не разлучит вас. Все эти футболки и соски как бы делают женщин похожими на мужчин. И равными мужчинам. Ничего не скрыто, никакой тайны, никакого лицемерия. Только ты — какая ты есть, и честность, и открытость, и уверенность. Ты предлагаешь живого человека, а не образ женщины, слепленный из фантазий и комплексов.

Взамен получишь отличный секс и честные отношения. Может, это звучит не так соблазнительно, как шубы, машины, квартиры или хотя бы кухонный комбайн и три грядки в Тверской области, но дело в том, что у самообмана накопительный эффект — ты весело живешь с ним, пока однажды не проснешься в отчаянии и безысходности. И они будут такими сильными, что захочется повеситься на собственном лифчике.

Читайте также

  • Когда страшно

    Увидела у коллеги статью с подсказками, какие виды творчества помогают при разных негативных состояниях. Одним из пунктов…
  • Почему женщины так ненавидят друг друга?

    «Да, она страхолюдина та еще! Бедра как у слона. Ноги – кошмар. Целюлитик бы можно и прикрывать в таком…
  • Трудно быть мужчиной в Европе

    Водители автобусов на севере Франции пришли на работу в коротких юбках, потому что руководство запретило им приходить в…

 

Новости наших партнеров