Анна Карпова /

Вадим Дымов, Марк УрновЛев Гудков и другие об итогах 2015 года

Экономист, политолог, социолог, нефтегазовый аналитик и другие эксперты рассказали «Снобу», чем им запомнился уходящий год и чего ждать от 2016-го

Участники дискуссии: Сергей Мурашов
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Главное событие 2015 года

Лев Гудков, социолог, директор «Левада-центра»:

Это не столько событие, сколько процессы: поддержка российскими властями милитаристских настроений, нарастающее ощущение тупика и глубокого кризиса, перенос образа врага из Украины в Сирию и Турцию. В обществе широко распространено ощущение, что модель государства, сложившаяся при Путине, себя исчерпала.

Михаил Крутихин, нефтегазовый эксперт, главный редактор сетевого еженедельника The Russian Energy:

Авантюра в Сирии. Россия потеряла всякую возможность влиять на события в мировой политике и теперь выступает в роли «тролля»: чтобы попасть за стол переговоров с большими игроками, Россия испортила им игру.

 

Яков Миркин, экономист, председатель совета директоров ИК «Еврофинансы»:

Слабеющая экономика и очень сильное внешнее давление на нее, которое оказывают укрепляющийся доллар и падающие цены на нефть.

 

Марк Урнов, политолог, научный руководитель факультета прикладной политологии ВШЭ:

Военная операция в Сирии, ссора с Турцией и, конечно, чудовищный глубинный экономический кризис, которому конца не видно. Россия агрессивно лезет в военные дела, но никакого видимого положительного эффекта нет: раньше мы надеялись, что участие в коалиции против террористов хотя бы обеспечит снятие санкций Европы и США. Но ничего не изменилось, потому что Россия продолжает вести неадекватную политику на Украине.

Николай Ляскин, сотрудник ФБК, руководитель московского регионального отделения Партии прогресса:

Я искренне считаю, что это — расследование ФБК «Чайка». Оно стало самым крупным за всю историю существования Фонда борьбы с коррупцией. В нем были собраны все невидимые до этого факты взаимодействия нашей верхушки власти с бандитами. И конечно, отдельно хочется отметить реакцию самого генпрокурора, чиновников и нашего президента — ведь она только доказала правдивость всех фактов, приведенных в расследовании.

Вадим Дымов, предприниматель, владелец «Дымовского колбасного производства» и сети магазинов «Республика»:

Мы начали настоящую борьбу с темной силой, поэтому главное событие — запуск ракет с российской подводной лодки для обстрела Сирии. Всю жизнь ждал, когда мы наконец-то начнем обстреливать террористов.

 

Самое плохое событие и разочарование 2015 года

Лев Гудков, социолог, директор «Левада-центра»:

Убийство Немцова и обвинение «Мемориала» в попытке подрыва конституционного строя. И то, и другое — важные характеризующие признаки тревожной общественной жизни.

 

Михаил Крутихин, нефтегазовый эксперт, главный редактор сетевого еженедельника The Russian Energy:

У России была возможность реорганизовать газовую и нефтяную отрасли. Но она была упущена. Структурные реформы оказались лозунгами на бумаге: не поменялись налоговые правила, отношение к иностранным инвесторам, малые компании остались дискриминированы, а монстры рынка — «Газпром» и «Роснефть» — тормозят развитие отрасли.

Яков Миркин, экономист, председатель совета директоров ИК «Еврофинансы»:

Макроэкономическая финансовая политика. Вызовы, которые вставали перед российской экономикой, особенно в августе, — укрепление доллара, падение цен на нефть, газ, металлы и продовольствие —  не получили достойного ответа. Хорошо хотя бы, что обвалы фондовых рынков в Китае и США в августе не повлияли на российский финансовый рынок. Так что главное разочарование — отсутствие сильного ответа на вызовы этого года.

Марк Урнов, политолог, научный руководитель факультета прикладной политологии ВШЭ:

Есть целая череда таких событий. Власти говорят: с коррупцией надо бороться, а тут такая история с Чайкой от ФБК всплывает. Власть демонстрирует полное нежелание заниматься убийством Немцова, пытается представить нам эту трагедию не политическим убийством, а бытовым. На фоне кризиса власти демонстрируют свою растерянность, а также болезненную и истерическую реакцию на все события в стране и в мире. Не только в области политики, но и в области экономики: тешат себя иллюзиями, что кто-то среагирует на амнистию капитала, вводят какие-то анкеты для россиян, намеренных поменять валюту в банке. Это демонстрация неспособности жить в тяжелых условиях.

Николай Ляскин, сотрудник ФБК, руководитель московского регионального отделения Партии прогресса:

Пресс-конференция Владимира Путина. Разочарованием она является, поскольку многочисленные СМИ только за время самой пресс-конференции не раз поймали президента на откровенной лжи. Он не смог прямо ответить ни на один вопрос, касающийся внутренней политики. А все ответы про внешнюю политику России были настолько расплывчатыми и агрессивными, что лишний раз доказывали эскалацию конфликта со всем остальным миром.

Вадим Дымов, предприниматель, владелец «Дымовского колбасного производства» и сети магазинов «Республика»:

Жаль, что я не участвую в борьбе с терроризмом, — у меня возраст уже не призывной. Я просился в военкомат, а меня не взяли, говорят, что пока хватает молодежи.

 

Самое хорошее событие и главное достижение 2015 года

Лев Гудков, социолог, директор «Левада-центра»:

Мне кажется, ничего хорошего не происходило: весь год мы наблюдаем усиление тоталитарного режима и расширение репрессивных практик.

 

Михаил Крутихин, нефтегазовый эксперт, главный редактор сетевого еженедельника The Russian Energy:

Есть некоторые подвижки в бизнес-стратегии «Газпрома»: компания ищет новых покупателей на коммерческих условиях, никак не связанных с политикой и корыстными интересами менеджмента. Возникла система аукционов на российский газ, начали поступать предложения о заключении новых контрактов на очень привлекательных для России условиях. Возможно, в «Газпром» может вернуться коммерция вместо коррупции.

Яков Миркин, экономист, председатель совета директоров ИК «Еврофинансы»:

Главный успех — это то, что все по-прежнему работает, запас стабильности не исчерпан. Девальвация рубля и продовольственное эмбарго привели к росту внутреннего продовольственного рынка. Не уменьшились объемы экспорта сырья при падении цен на него. Рост военных расходов и ВПК тоже внесли свой вклад в стабилизацию экономики, пусть и на временной основе.

Марк Урнов, политолог, научный руководитель факультета прикладной политологии ВШЭ:

На фоне всего плохого, что происходит, если успехи и хорошие события и были, то они все остались незаметными. Разве что власть провела эффективную пиар-поддержку своего имиджа среди населения. Публика все еще в восторге от того, что «Крым наш», «мы поднимаемся с колен». Среди восторгов появляется и глухое ворчание, но до реальных выступлений не дойдет. Так что пиар-кампания власти действительно прошла успешно — для нее самой.

Николай Ляскин, сотрудник ФБК, руководитель московского регионального отделения Партии прогресса:

Образовательный и дискуссионный проект «План Б», который был успешно запущен в сентябре 2015 года. Надпартийный проект задумывался для привлечения неравнодушных граждан и выхода в офлайн-пространство. На дискуссионной площадке уже прошли дебаты Антона Носика и Аркадия Бабченко о российском военном присутствии в Сирии, лекция главного редактора интернет-издания «Медиазона» Сергея Смирнова об уголовных делах и многое другое. Сейчас проект находится в замороженном состоянии из-за отсутствия пригодного помещения, но я уверен, что в следующем году он снова запустится и достигнет больших высот.

Вадим Дымов, предприниматель, владелец «Дымовского колбасного производства» и сети магазинов «Республика»:

Мой личный успех: я все еще жив, здоров и могу работать. Еще мне кажется, что люди стали друг к другу ближе, начали понимать, что главная ценность — не внешняя политика страны, а те, кто живет вокруг и рядом с нами.

 

«Человек года — 2015»

Лев Гудков, социолог, директор «Левада-центра»:

Меня обрадовало присуждение Нобелевской премии Светлане Алексиевич, мне кажется, ее можно назвать «человеком года». Еще я бы отметил сотрудников Фонда борьбы с коррупцией, которые сняли фильм-разоблачение о семье генпрокурора Чайки.

 

Михаил Крутихин, нефтегазовый эксперт, главный редактор сетевого еженедельника The Russian Energy:

Алексей Навальный и его коллеги из ФБК, а также команда проекта «Диссернет» — это люди, которые раскрывают глаза публике на то, кем на самом деле являются власти предержащие.

 

Яков Миркин, экономист, председатель совета директоров ИК «Еврофинансы»:

Россияне из регионов, а также мы с вами. Мы все перетерпели, никуда не уехали, пытаемся строить новые проекты, ищем новую энергию и ресурсы в условиях сужающегося коридора возможностей.

 

Марк Урнов, политолог, научный руководитель факультета прикладной политологии ВШЭ:

Меня никто не впечатлил, сплошные серые лица.

 

 

Николай Ляскин, сотрудник ФБК, руководитель московского регионального отделения Партии прогресса:

Олег Навальный. Заложник этой власти, неправомерно осужденный только за то, что его брат — Алексей Навальный. Несмотря на все трудности, Олег каждый день показывает нам пример стойкости и веру в лучшее будущее.

 

Вадим Дымов, предприниматель, владелец «Дымовского колбасного производства» и сети магазинов «Республика»:

У нас уже 10 лет один и тот же «человек года» — Владимир Путин. Никого больше нет, есть он один.

 

Чего вы ожидаете от 2016 года?

Лев Гудков, социолог, директор «Левада-центра»:

Я с тревогой смотрю на будущий год, не жду хорошего. Ожидаю усиления репрессий и демагогии со стороны политиков. Но у меня есть личные планы: намерен завершить пару интересных научных работ.

 

Михаил Крутихин, нефтегазовый эксперт, главный редактор сетевого еженедельника The Russian Energy:

Экономическое положение России и состояние нефтегазовой отросли будут только ухудшаться. Газовый рынок начнет сжиматься, нефтяные компании почувствуют, что денег на новые проекты у них нет, перестанут заниматься долгосрочными проектами.

Яков Миркин, экономист, председатель совета директоров ИК «Еврофинансы»:

2016 год будет годом приключений, повышенных рисков и волатильности. Начну с плохого: экономика будет слабеть, внешнее давление станет жестче, падающие цены на сырье тоже останутся нашей реальностью. Российский экспорт сырья может натолкнуться на невидимую стену: в этом году Евросоюз сделал очень многое, чтобы в будущем сократить свою зависимость от России. Сохраняются риски технологических санкций: уже в этом году импорт машиностроительной продукции, от которой в этом году мы очень зависели, снижался опережающими темпами. Не исключаю повторения конфликта, аналогичного конфликту с Турцией, — это важный фактор для экономики: Турция формировала примерно 10 процентов положительного сальдо торгового баланса в России.

Что хорошего? Если не случится новых геополитических потрясений, запас стабильности не будет исчерпан. Жить нам будет чуть-чуть хуже, чем в этом году, но шлюпка, хоть и с пробитыми бортами, по-прежнему будет качаться на волнах.

Марк Урнов, политолог, научный руководитель факультета прикладной политологии ВШЭ:

Нас ждет затяжной кризис, в значительной степени связанный с отсутствием нормальных кредитов и уходом западных компаний из России из-за санкций. Очевидно, грядет еще и технологическая блокада. Это сочетание огромного количества крайне неблагоприятных обстоятельств, ухудшающих и без того тяжелое положение. Политики продолжат неадекватно беспокоиться по поводу бунтов и революций. Но наше общество склонно бунтовать не тогда, когда плохо, а тогда, когда хорошо. Когда плохо, россияне заняты индивидуальным выживанием, им вообще не до протестов. Поэтому их в следующем году не будет.

Николай Ляскин, сотрудник ФБК, руководитель московского регионального отделения Партии прогресса:

Начнем с плохого: экономика нашей страны близка к полному краху. Проводимая внешняя политика ведет к тому, что мы останемся в полной изоляции от всего остального мира, наедине с правительством, которое решило, что может делать все что угодно.

А из хорошего хочу отметить, что в следующем году пройдут выборы в Государственную думу. Каждые выборы — это встряска для наших чиновников, и я надеюсь, что в следующем году эта встряска пройдет с пользой для управляющего аппарата, а в Госдуму пройдут и оппозиционные лидеры.

Вадим Дымов, предприниматель, владелец «Дымовского колбасного производства» и сети магазинов «Республика»:

Меня ничего не пугает, солнце всегда будет светить. Снега только не хватает: в Суздале его совсем нет. Надо Владимиру Владимировичу написать, чтобы снег включил — он и это может.

Комментировать Всего 1 комментарий

Ура, Вадим Дымов - мой герой.

Надо будет при случае попробовать его колбаску - вдруг и меня так же вштырит?

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев