Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Правила люстрации

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

После новогодних праздников в либеральной среде завелось новое развлечение — делить шкуру неубитого медведя, то есть решать между собой, как должна быть обустроена Россия после Путина. Развлечение это, конечно, совершенно теоретическое. Во-первых, Путин никуда не собирается уходить еще лет сто. А во-вторых, когда Господь все же приберет его, вершить судьбы России очевидно будут не теперешние оппозиционеры вовсе, а самый что ни на есть ближний путинский круг. И реформы, если мы доживем до них, разумеется, будут осуществлять не Каспаров и Навальный, а, например, Медведев и Чайка или Патрушев и Иванов, потому что так всегда было, потому что демонтаж даже сталинского режима осуществляли не оппозиционеры никакие, вернувшиеся вдруг из эмиграции, но самый что ни на есть Хрущев. Серьезная смена элит в России, насколько я понимаю, произошла всего однажды, в 1917 году, и то каким-то катастрофическим чудом. Вероятность второй смены элит исчезающе мала.

Однако же в этой оппозиционной болтовне про теоретическое обустройство России после Путина есть одна пугающая меня тема. И это тема люстрации. Чувство такое, что русского человека до сих пор хлебом не корми, дай только люстрировать кого-нибудь.

Справедливости ради надо сказать, что разговоры о люстрации начал не Каспаров сейчас (и уж тем более не Карина Орлова, в качестве раздраженного троллинга предложившая люстрировать стариков), разговоры эти были и прежде. Не удивительно, когда Иван Грозный какой-нибудь, ничтоже сумняшеся, разделяет опричнину и земщину, то есть люстрирует полстраны. Не удивительно, что в Советском Союзе поражены в правах миллионы. На то и тираны.

Но всякий раз, когда Алексей Навальный заводит речь про люстрацию жуликов и воров, всерьез предлагает запретить государственную службу членам партии «Единая Россия», я задаюсь вопросом, понимает ли Навальный, сколько в «Единой России» человек.

Люстрировать жуликов и воров в России — это значит выбросить из жизни три миллиона человек. Запретить государственную службу всем, кто служит при Путине, — это сталинские по масштабам своим репрессии. (Да и где набрать новых управленцев?) Когда Карина Орлова пишет (пусть даже и в шутку) пожилым людям: уйдите, дескать, дайте дорогу молодым, она, кажется, не задумывается про то, куда уйти всем этим противным старикашкам. На что жить? Как добыть себе пропитание, не говоря уж про такие сентиментальные глупости, как самореализация?

Видите ли, в чем дело. Россия довольно большая страна. В больших странах, по-моему, люстраций вообще проводить нельзя, даже если очень хочется и даже если для люстрации есть серьезные основания. В больших странах какую категорию населения ни возьми для люстрации, все равно получатся многомиллионные погромы.

И бог с ним, с возмездием. Я смею думать, что благополучие проистекает не от возмездия вовсе, а от снисходительности. Вот представьте себе, что вы выращиваете на даче картошку, а бабка, живущая в соседнем доме, подворовывает у вас ее по ночам с грядки. Действия бабки незаконны, разумеется, и требуют возмездия в соответствии с Уголовным кодексом, но вы согласны закрывать на это воровство глаза. Потому что бабку жалко, она старая и бедная. Согласие, установившееся между вами, позволяет вам быть добрыми соседями.

Вы скажете, что жулики и воры воруют у нас вовсе не ведро картошки? Это правда. Но если перемены настанут, важнее всего будет сохранить согласие, а не превратить жуликов в лютых повстанцев.

Беда еще в том, что согласие у нас устанавливается искусственным путем, посредством телевизора. И если когда-нибудь наступят перемены, то хорошо было бы узнать про разных негодяев, какие они негодяи, но оставить по большей части без последствий. Поскольку сами не без греха.

Где грань между снисходительностью и правосудием, я не знаю, мне трудно определить. Но на мой вкус — сильно ближе к снисходительности, чем думают что властители наши, что оппозиционеры.

Комментировать Всего 2 комментария
не превратить жуликов в лютых повстанцев

При всем моём крайне ироническом отношении к дележу шкуры неубитого путина, масштабные люстрации в послевоенных Германии и Японии или в посткоммунистических  Чехии и Польше никого "лютыми повстанцами" не сделали. Я вообще не могу припомнить ни одного историческогп прецедента, когда коррумпированные чиновники свергнутой диктатуры становились геррильерос. Другое дело, что при российском уровне конформизма и прямого соучастия в преступлениях любого диктаторского режима,  непонятно кто будет люстрировать люстрируемых. Для этого в России нужен оккупационный режим.

из-за границы Сноба

----- от Бориса Цейтлина: -----

Уважаемый Валерий, непонятно, почему люстрацию Вы приравняли к репрессии. Если кого-то отстранили от должности в министерстве, мэрии, полиции, суде, прокуратуре - это прям всю жизнь ему поломали?

----- от меня: -----

Присоединяюсь к недоумению. Выходит, кроме госслужбы, в стране и жизни нет? А как же сейчас живут остальные 140 с лишним миллионов россиян, непричастных к госслужбе?

Эту реплику поддерживают: Юлия Жемчужникова