Анна Карпова /

Молдавский кризис. Как олигарх контролирует государство

Сегодня истекает срок ультиматума, который оппозиция предъявила новым властям Молдовы. «Сноб» разобрался, с чего начался молдавский политический кризис, и обсудил с одним из лидеров протестного движения Игорем Додоном и политологом Алексеем Тулбуре, чего добилась оппозиция за полгода, чего ей не хватает, чтобы достичь своей главной цели — проведения досрочных выборов, и почему США и ЕС поддерживают правительство, замешанное в коррупционных скандалах

Фото:  Мирослав Ротарь/Sputnik
Фото: Мирослав Ротарь/Sputnik
+T -
Поделиться:

«Покупатель человеческих пороков». Как Плахотнюк «захватил» Молдову

Предприниматель Владимир Плахотнюк стал политиком в 2010 году. О нем ходит много слухов, его называют одним из самых богатых людей Молдовы, оценивая состояние не менее чем в 300 миллионов долларов. Известно, что он также владеет четырьмя телеканалами, тремя радиостанциями, двумя гостиницами, страховой компанией и ночным клубом. Молдаване убеждены, что парламент, Национальный банк, прокуратура и суды страны находятся под контролем Плахотнюка.  

«В девяностые Плахотнюк был предпринимателем, но во время президентства Воронина в 2001–2005 годах вошел в его круг и очень скоро стал негласным казначеем семьи президента и Партии коммунистов Молдовы, — рассказывает экс-представитель Молдавии в Совете Европы и ООН политолог Алексей Тулбуре. — После 2009 года Плахотнюк покинул семью Ворониных и Партию коммунистов и стал главным спонсором Демократической партии Молдовы, председателем которой в то время был ее основатель Димитру Дьяков. В том же году председателем Демпартии стал Мариан Лупу, соратник Плахотнюка».

Когда коммунисты проиграли парламентские выборы в 2009 году, во власть прошли проевропейские партии, среди которых Демпартия занимала самое значимое место, считает лидер Партии социалистов Республики Молдова Игорь Додон: «Изначально Плахотнюк не стремился вылезать в первые ряды, а просто обеспечивал себе прибыль с помощью подконтрольных депутатов и силовых структур. Но позже он передумал, заняв в 2010 году пост вице-спикера парламента и путем шантажа и подкупа сформировав подконтрольное парламентское большинство».

«У Плахотнюка специфические методы работы, он хороший психолог, но не политик,  — говорит Тулбуре. — Он не знает, что такое общественные интересы, переговоры и компромиссы. Но, разбираясь в людях, он понял, что ими можно играть, и стал покупателем человеческих пороков. За несколько лет этими методами он подмял под себя и коммунистов с либералами. Кроме телеканалов и радиостанций он контролирует прокуратуру, назначив туда своего ставленника Корнелиу Гурина, Центр противодействия коррупции, практически все регулирующие агентства и судебные инстанции, включая Верховный и Конституционный суды».

«Кража века». С чего началась крупнейшая антиправительственная акция в Кишиневе

В 2014 году со счетов трех крупнейших молдавских банков — Banca de Economii, Banca Sociala и Unibank — были выведены все активы. Деньги сняли даже с депозитов пенсионеров, а сумма хищений составила миллиард долларов — 1/8 ВВП страны. Средства были выведены из Молдовы через офшорные компании, а известно об этом стало лишь через несколько недель после парламентских выборов. В СМИ преступление получило название «кража века», но, несмотря на бурную общественную реакцию, расследование шло очень медленно и неэффективно.

Почему Национальный банк, призванный контролировать коммерческие банки, не пресек хищения, а Генпрокуратура бездействует в поисках виноватых? Отсутствие ответов на эти вопросы вывело более 100 тысяч человек на улицы Кишинева в сентябре 2015 года, без партийных флагов и символики, но с едиными требованиями: отставка президента и правительства, допустивших «кражу века», и досрочные парламентские выборы не позднее марта 2016 года — срок мандата президента Николае Тимофти истекает 23 марта этого года. Митингующие потребовали также отставки руководства Национального банка и Генеральной прокуратуры, реформирования судебной власти, обеспечения свободы СМИ и возврата миллиарда долларов, выведенного в офшоры.

Организаторами протестов выступила гражданская платформа «Достоинство и правда» — DA. Участники акции разбили на центральной площади Кишинева палаточный городок.

15 октября на первом заседании осенне-зимней сессии парламента выступил генпрокурор Корнелиу Гурин, обвинив в причастности к краже лидера Либерально-демократической партии Владимира Филата — одного из главных конкурентов Плахотнюка. Гурин обратился к парламенту с требованием снять с лидера ЛДПМ депутатский иммунитет, препятствующий аресту политика. В этот же день 79 депутатов проголосовали за снятие иммунитета с лидера либерал-демократов, и Филат был арестован.

Позже через адвоката Филат передал обращение к СМИ, в котором назвал свое дело «политическим» и обвинил Плахотнюка в попытке монополизировать власть в стране: «Это хорошо спланированный сценарий, который реализуется посредством государственных учреждений, напрямую контролируемых Владимиром Плахотнюком».

«Жаль, но политика есть политика». Как за полчаса сформировали новое правительство

После ареста Филата правительство, возглавляемое его ставленником Валерием Стрельцом, было отправлено в отставку. Вотум недоверия правительству Стрельца поддержали 65 депутатов. Следующие месяцы после отставки кабмина Плахотнюк занимался согласованием решения Конституционного суда, обязывающего президента назначить на пост премьера человека, которого поддержит парламентское большинство, утверждает Тулбуре: «Хотя в Конституции написано ровно наоборот: президент назначает премьера после консультации с фракциями. Плахотнюк шантажировал Тимофти открытием уголовных дел против его сыновей, а сам обеспечил себе большинство в парламенте из депутатов Демпартии, Либеральной партии и перебежчиков из коммунистов и либерал-демократов».

Дальше события развивались стремительно. 20 января парламент по предложению Демпартии выбрал нового премьера — Павла Филипа, ставленника Плахотнюка. О заседании было объявлено всего за три часа до начала, хотя регламент предусматривает не менее трех суток, и это помешало собрать депутатов в полном составе, рассказывает Тулбуре: «Спешить пришлось, потому что вокруг здания парламента собрались протестующие, считающие и кандидата, и большинство парламента нелегитимными». Голосование длилось 30 минут, хотя по регламенту сначала кандидат в премьеры рассказывает о составе правительства и своей программе, затем следует раунд вопросов и ответов, и лишь после этого вопрос избрания премьера и правительства выносится на голосование.

Ближе к полуночи члены правительства Филипа принесли присягу президенту, в это время на улицах Кишинева вовсю начались протесты. Протестующие ворвались в здание парламента, но это не остановило церемонию.

 

Позже Филип выразил сожаления перед журналистами, что новое правительство было сформировано в таких обстоятельствах: «Мне жаль, что все так произошло. Конечно, хотелось, чтобы все было по-другому. Но политика есть политика. Изначально церемония была запланирована на 19.00 у президента Республики Молдова. После чего должно было состояться оперативное заседание кабмина в здании правительства в 21.00. Вы знаете причины, потому что вы сами или ваши коллеги, журналисты, были заблокированы в парламенте, так же как и мои коллеги-министры и депутаты».

«И правые, и левые». Кто участвует в новой волне протестов

24 января молдаване вновь собрали многотысячный митинг: против нелегитимного правительства, за отставку парламента и президента. Протестующие опасаются, что подконтрольное Плахотнюку большинство в парламенте в марте может избрать олигарха президентом даже вопреки впечатляющему антирейтингу. «Рейтинги, общественное мнение — это механизмы, которые работают в действующей демократии, — говорит Тулбуре. —  Молдавия находится в другой вселенной — вселенной коррупции и шантажа. Плахотнюк купил тех, от кого зависит его возможность занять пост президента, у него фактически есть 60 голосов парламента. Избрание его президентом станет кульминацией краха государства. Люди это понимают и потому пытаются остановить».

Впервые за всю историю протестов в Молдове в них единым фронтом участвуют и правые, и левые. Правые и проевропейские — это платформа DA, левые и пророссийские — «Наша партия» во главе с Ренато Усатым и Партия социалистов Молдовы Игоря Додона. Главным требованием остаются досрочные выборы, но теперь уже не позднее апреля этого года. «Я представляю самую крупную партию в парламенте, — рассказывает Игорь Додон, — весь прошлый год мы протестовали и в стенах парламента, и на улице. Но до сих пор мы делали это отдельно от проевропейских сил и представителей общества, поддерживающих западный курс. Теперь мы решили отмести геополитику и вместе добиваться ухода нелегитимной власти».

Плахотнюк поддержал требования протестующих о необходимости реформ и перестановках в госорганах, но осудил лидеров протеста в его политизации: «Следует четко разделить требования общества и те, за которыми стоит "сомнительная группировка" — несколько человек из платформы DA, которые преследуют корыстные интересы. Они допустили большую ошибку, объявив о создании партии, так как тем самым изменили смысл протестов».

В воскресенье, 24 января, оппозиция ненадолго перекрыла Балканское шоссе, трассу национального значения, после чего лидеры протеста выдвинули власти ультиматум: к четвергу должно быть принято решение об отставке правительства, парламента и президента. В противном случае протестующие перейдут к решительным действиям, утверждает Додон: «Гражданское общество готово на неповиновение: если наши требования будут игнорироваться властью, мы готовы блокировать дороги, аэропорты и правительственные здания. Это может случиться в ближайшие выходные».

Кишинев сейчас.

Опубликовано Vladimir Soloviev 24 января 2016 г.

Правительство обещает отреагировать на протест силовыми методами. Но Тулбуре не исключает, что полиция может поддержать протест: «Силовики прекрасно видят, что происходит в стране, на примере собственной нищей жизни. Если начальник генерального инспектората полиции Георгий Кавкалюк — очень богатый человек, то сотрудникам полиции последние два-три месяца регулярно задерживают зарплату. Так что еще не известно, на чьей стороне они выступят».

«Чтобы к власти не пришли пророссийские силы». Почему Запад поддерживает правительство Плахотнюка

Несмотря на протесты, действующие власти Молдовы пользуются поддержкой Госдепа США и европейских партнеров. Заместитель госсекретаря США по Европе и Евразии Виктория Нуланд заявила о положительном отношении к созданному в молдавском парламенте проевропейскому большинству. Среди молдаван же уровень популярности государственных институтов, правительства и президента опустился ниже 10 процентов — это результат их политики с 2009 года, считает Тулбуре: «Они называют себя проевропейскими, но фактически своей деятельностью дискредитировали идею интеграции. Теперь в Молдове за нее выступает очень мало людей, хотя при власти коммунистов за нее выступало 70 процентов населения».

Досрочные парламентские выборы сейчас невыгодны Западу, объясняет Додон: «Международные партнеры боятся, что к власти придут пророссийские силы. Думаю, они пытаются выиграть время, чтобы на проевропейском фланге появилась альтернатива, потому что Плахотнюк оставил за собой выжженное поле. Возможно, сейчас при поддержке Запада появятся независимые от Плахотнюка правые партии, например, на базе гражданской платформы DA, возглавляемой Андреем Нэстасе. Тогда Плахотнюк лишится поддержки Запада и требования об отставке станут более реальными».

Крупнейшим финансовым донором Молдовы является Европейский союз: ежегодная финансовая помощь составляла более 90 миллионов евро. После «кражи века» перечисление средств было заморожено до выяснения обстоятельств преступления и «оздоровления» банковской системы Молдовы. МВФ во время трехлетней программы 2010 года обеспечил поддержку суммой 570 миллионов долларов, но переговоры о подписании нового меморандума о сотрудничестве до сих пор ведутся: фонд огласил свои условия — в первую очередь, снижение уровня дефицита бюджета.

Сейчас дефицит бюджета Молдовы составляет 240 миллионов долларов. Без западной поддержки к лету он может вырасти в 5 раз. Добиться макроэкономической стабильности в условиях досрочных выборов практически невозможно: для подписания документов о сотрудничестве с МВФ необходимо действующее правительство. «Если к власти придут пророссийские силы со связями в Москве, договориться с ними будет невозможно, — рассказал “Снобу” специальный корреспондент ИД “Коммерсантъ” в Кишиневе Владимир Соловьев. — А опросы показывают, что после дискредитации идеи интеграции нынешними проевропейскими партиями пророссийские партии способны набрать большинство в парламенте. Потому даже коррумпированное правительство Филипа сейчас вызывает у Запада больше доверия — ему легче выдвигать свои условия для предоставления финансовой помощи».