Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Владислав Иноземцев

Владислав Иноземцев: Психология нефти

Как информационные манипуляции вернули спокойствие нефтяному рынку

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Основные новости прошедшей недели приходили, несомненно, с нефтяных рынков. После того как 21 января котировки Brent провалились ниже $27 за баррель, а рубль ушел в пике, российские власти решились, казалось бы, на невозможное — на ограничение собственной добычи нефти и на переговоры со странами ОПЕК относительно скоординированной политики в сфере установления квот. Были проведены совещания на высоком уровне, где говорилось об этом, а факт контактов с Саудовской Аравией, которая сама «проявила инициативу обсудить перспективу снижения объемов [добычи]», был анонсирован руководителем «Транснефти» Токаревым. Подчеркивалось, что встреча состоится «уже в феврале». Все российские информационные агентства вывели соответствующие сообщения в топ. Неожиданные новости оказали радикальное влияние на глобальные рынки: несмотря на то что никто в Иране не отказывался от увеличения экспорта на 400–600 тысяч баррелей в сутки, а в США запасы 22 января повысились по сравнению с предшествующей неделей на 8,4 млн баррелей, цены резко пошли вверх, и после нескольких локальных максимумов закончили неделю на уровне $36,0 за барр, что на 32% выше минимальных значений середины января.

Однако довольно быстро иллюзии начали развеиваться: сначала саудиты сказали, что никаких встреч с российскими коллегами не назначалось, а само королевство ограничивать добычу нефти никак не намерено. Затем выяснилось, что обсуждения проводились не с самой Саудовской Аравией, а, как заявил глава министерства энергетики Новак, «с такой инициативой вышли отдельные страны, сейчас идет проработка вопросов среди стран», особенно озабоченных низкой ценой нефти. Но тогда сама ОПЕК дезавуировала новость об экстренной встрече в феврале, на которой якобы должно было обсуждаться сотрудничество с Россией. Затем уже некоторые российские чиновники выразили сомнение в том, что сокращение добычи выгодно России, — и вся история блестяще закончилась выступлением Михаила «Однако» Леонтьева, сказавшего, что «пока никто ни с кем ни о чем договариваться не собирается», а спекуляции вокруг возможных переговоров были чушью, или, правильнее сказать, дезинформацией.

Конечно, теперь можно позлорадствовать относительно того, что Кремль готов запускать слухи и пытаться манипулировать рынками ради того, чтобы создать самому себе иллюзию скорого спасения от низких цен. Я бы между тем не стал присоединяться к таким выступлениям: на мой взгляд, если даже за кремлевскими обещаниями и не стояло никаких реальных фактов и действий, предпринятая «психологическая атака» была неплохо срежиссирована, осуществлена в прекрасно выбранный момент и проведена без существенных изъянов.

Даже если Россия не собиралась снижать объемы добычи и поставок нефти, вербальные интервенции начались тогда, когда на рынке царила паника и котировки обваливались в значительной мере без всяких на то оснований (на 6,3% 20-го и на 9,1% 21 января, например). В такой ситуации неважно, сколь реалистичными были контрфакторы, которые могли остановить падение, — трейдерам требовались новости, за которые можно было «ухватиться». Одной из них и стала «московская легенда». Результатом оказалось преодоление паники и возвращение на рынок определенного спокойствия, которое, разумеется, может быть разрушено какими-то новыми факторами, но теперь таковым нужно быть довольно серьезными. Можно, конечно, предположить, что в ближайшие дни игра на понижение возобновится, но я уверен, что цена Brent теперь не протестирует не то что $27, но даже $30 за баррель.

Таким образом, можно поздравить кремлевских чиновников и стратегов с очевидным успехом. В принципе, конечно, его можно было сделать куда более впечатляющим, если, например, перед началом «спецоперации» существенная часть резервных фондов была бы инвестирована в опционы на нефтяные фьючерсы, причем с солидным «плечом», а на максимумах эти позиции были бы закрыты. При 25-процентном скачке самой цены спекуляции такого рода могли обеспечить до 100% от вложенных сумм. Даже относительно консервативное инвестирование 1/20 резервов ЦБ в такую операцию могло принести больше средств, чем обсуждаемая сейчас продажа внешним инвесторам 19,5% акций «Роснефти». А если бы власти рискнули бóльшими суммами, можно было «закрыть» до половины совокупного дефицита федерального бюджета на 2016 год.

Легко, однако, предположить, что российские власти не будут одинокими в своих попытках манипуляции. Сегодня на долю семи крупнейших частных международных нефтяных компаний (ExxonMobil, Chevron, RoyalDutchShell, Total, BP, ConocoPhillips и Eni) приходится менее 10% общемировой добычи нефти. Среди десяти крупнейших компаний по размерам доказанных запасов (Saudi Aramco, NIOC, Qatar Petroleum, INOC, PDVSA, ADNOC, Pemex, NOC и Sonatrach) нет ни одной, которая не принадлежала бы правительствам. Все это означает, что ценообразование на рынке нефти было и остается не вполне «рыночным», и крупнейшие поставщики могут активно «играть» и в одну, и в другую сторону.

Что будет с нефтяными котировками в наступившем году, не знает сейчас никто. Пока они остаются под очень сильным давлением — прежде всего из-за пересмотренных в сторону понижения прогнозов цен и из-за сохраняющегося стремления нефтедобывающих стран продавать возможно большее количество сырья, что выглядит единственной возможностью наполнить их казну. Дополнительными факторами выступают развитие нетрадиционных методов добычи нефти и газа, вероятное появление на рынке новых игроков (на нефтяном — Ирана, который серьезно «подвинет» Саудовскую Аравию, а на газовом — Австралии, которая к 2018–2019 годам станет более крупным экспортером сжиженного природного газа, чем Катар), резкое повышение эффективности развитых экономик и снижение мирового потребления нефти и газа, а также развитие альтернативной энергетики. И пока на цены сохраняется такое давление, задача манипулирования ими будет оставаться актуальной. Поэтому «доходная ложь», к которой Москва недавно прибегла так успешно, еще нескоро выйдет из моды.

Комментировать Всего 16 комментариев

Добрый день. А что Вы имеете в виду под фактором "снижения мирового потребления нефти"? Вообще-то тренд и производства и потребления нефти - восходящий. 

Кроме того, низкая стоимость нефти - очевидный тормоз развития альтернативной энергетики. Да и развитие сами технологий добычи требует колоссальных инвестиций, которые при такой стоимости делать немножко некомфортно.

Поэтому реальный фактор давления на цены - только перепроизводство. А значит лечится это сокращением добычи. Поэтому рынок так чувствителен к новостям о планах по сокращению, я думаю. 

Другое дело, что производители нефти живут в бюджетах и долгосрочных планах, принятых при совсем другой конъюнктуре. И никто из них не готов рисковать долей рынка. 

Но информационная игра, я думаю, будет вестись вокруг регулирования добычи

А что Вы имеете в виду под фактором "снижения мирового потребления нефти"? Вообще-то тренд и производства и потребления нефти - восходящий.

Думаю, имеется ввиду стагнация в экономике самого крупного потребителя энергоресурсов-Китая

Думаю нет. Автор похоже связывает падение потребления с ростом эффективности экономик. Хотя там союз "и". Бог его знает...

Вполне возможно, тем более, развитие постиндустриального общества, подразумевает под собой, рост эффективности экономики. А Владислав, как раз, плотно занимается данной темой.

Это ясно. Просто я обращаю внимание, что рост эффективности экономики отнюдь не означает непременного снижения потребления нефти. Этот тезис подтверждается  ростом потребления в последние 20 лет.

Корректнее было бы говорить об энергоэффективности. Ну то есть снижении удельного потребления топлива на единицу продукции. Но во-первых топливо потребляется отнюдь не только для производства продукции. И кроме того нефть используется не только для производства топлива.

Я понимаю, и совершенно согласен, однако, вновь приходит на ум стагнация в экономике китайских партнеров, соответственно падение спроса на нефть, например, для изготовления пластмасса. Также могу добавить про сокращение спроса на любую продукцию на рынках постсоветских государств (скопом, являющихся, довольно крупными импортерами), по понятным, по моему причинам, относится это и к товарам made in china

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

Среди десяти крупнейших компаний по размерам доказанных запасов (Saudi Aramco, NIOC, Qatar Petroleum, Pemex, NOC и Sonatrach и д ) нет ни одной, которая не принадлежала бы правительствам

Смотрим кому выгодны временные низкие цены... 

Мне кажется, что понижение цены последнего года  есть спланированная акция этой десятки , с целью ударить по разработкам "альтернативной энергии".

Я думаю, пока есть выгода от торговли нефтью, а "зеленые" не приведут стопроцентные доказательства, грядущего конца света в связи с добычей, переработкой или использованием этого ресурса, массового "бума" с альтернативным топливом мы, врядли, увидим.

Млжно вспомнить Данию, где к 2020году собираются полностью перейти на альтернативные виды топлива, но к сожалению, эта тенденция не будет иметь вирусовый эффект, по крайней мере, в ближайшие лет двадцать, уж точно)))

Есть две теории Ломоносовская - "нефть кончится" и Менделеевская - " запасы постоянно пополняются"

 Сказками, что основных запасов хватит на 20-30 лет, удавалось взвинчивать цену, что тянуло вверх   всё.

Наверное пришло время новых расценок надолго.

Светлана, уверяю Вас, в торговле нефтью и газом эти теории не властны, на них никто не обращает внимания. К огромному несчастью не химики и не геодезисты, да и, вообще не ученые дамы и мужы (за исключением экономистов и политиков) определяют цены на ресурсы (да и вообще на все, включая нас с Вами, поскольку, мы тоже, в каком то смысле, "товар").

Так, подождите минуточку... Разве не пара  "спрос-предложение" в рыночных  условиях  формируют цену? 

Почему эту цену должны регулировать ученые? 

Справедливее когда это делает не рынок, а плитика.

В данном случае, справедливость восторжествовала, к сожалению без особой оглядки на ученых.

Мне кажется , что вы ошибаетесь в выводе. 

Ученые предоставили информацию, власть проанализировала и сделала выводы изменив рынок. Вероятно?

Честно сказать, Светлана, мне очень хочется на это надеяться. Но на земле, для добычи нефти и газа, не бурят только скалы и то, наверняка, сказать не могу.

   Очень странная гипотеза о том, что заявления каких-то российских чиновников привели к отскоку после резкого падения на рынке нефтяных фьючерсов. Впрочем обычная для комментаторов, аналитиков и иных любителей, ищущих всем движениям цен какое-то конкретное объяснение в новой информации. А предложение на больших объемах под гипотезу о результативности словесной интервенции купить опционы да еще закрыть позиции на максимумах просто наивно.

Простите...

Познавательно, информативно, спасибо...

Но причём тут психология? Зацепило. Обидно, когда манипулирование психологией называют.

Ну, люблю я её, эту науку.

А Вы: "психология нефти", "психология шкафа"...

Простите...