Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Ксения Туркова

Ксения Туркова: Словарный запас. Выпуск 29

Из этого выпуска «Словарного запаса» вы узнаете о том, как имя дизайнера модной обуви прославилось на всю страну, об «инговом» пополнении в словаре политжаргона и о том, как очередь в музей стала новостным хронотопом

Фото: Геннадий Бодров/Коммерсантъ
Фото: Геннадий Бодров/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

Лабутены или лубутены?

Главным пополнителем «Словарного запаса» последних недель стала, конечно, группа «Ленинград» с клипом про лабутены и штаны.

Во-первых, после этой песни название Christian Louboutin узнали даже те, кто о нем никогда не слышал. Во-вторых, имя собственное со скоростью звука на наших глазах превратилось в нарицательное.

Мало того, родилось новое выражение «на лабутенах», которое может использоваться в широком смысле. «Я вся такая на лабутенах…» — это высказывание уже не просто о марке туфель, а о том, что девушка «в образе», приоделась, короче говоря, на стиле. У меня почти нет сомнений в том, что именно так оно теперь и будет использоваться.

Кстати, песня сделала еще одно дело: закрепила, в общем, неправильное произношение и написание этого бренда. Если читать, руководствуясь правилами французского языка, то нужно говорить лубутены — сочетание оu во французском читается как у. Правда, думаю, это-то как раз было сделано специально. Чтобы у зрителей, которые наблюдают за метаниями героини и узнают в ней знакомый многим типаж, не возникло когнитивного диссонанса.

Ну и еще одно наблюдение. Песня «Ленинграда», исполненная в эфире Первого канала, подарила нам синоним к известному нецензурному прилагательному. Теперь всякий раз, слыша слово «восхитительный», мы будем мысленно заменять его совсем другим.

Очень полезный в хозяйстве эвфемизм.

Фото: vk.com/smehuiochek
Фото: vk.com/smehuiochek
 

Кадыринг, probably?

В российском околополитическом лексиконе появилось еще одно слово с «инговым» окончанием — «кадыринг». Помните, путинги во времена Болотной? Так называли митинги в поддержку Владимира Путина, на которые, как правило, массово свозили людей.

Были еще мизулинг — поиск чего-то неприличного, возмущение отсутствием скреп. СМИ активно это слово использовали: писали, например, о том, что мизулинг устроили режиссеру Кириллу Серебренникову, спектакль которого решили проверить на педофилию.

Из той же серии — пехтинг. Этот термин придумал Алексей Навальный, а обозначает он разоблачение чиновников, которых уличили в коррупции (образовано от фамилии депутата Пехтина).

В общем, модель образования неологизмов оказалась весьма продуктивна, а почва — благодатна. Поэтому и возник кадыринг. Так назвали митинг в поддержку главы Чечни Рамзана Кадырова. Акция получилась довольно нелепой. Не все (мягко говоря) участники пришли на эту акцию добровольно, а плакаты взяли с собой такие, что многие блогеры поначалу приняли их за фотожабы, решив, что на полном серьезе такое невозможно. Для примера хватит одного лозунга: «Хватит кормить Венедиктова!» Прибавим к этому официальные сообщения о миллионе собравшихся, которые никак не соответствовали картинке.

Фото: Саид Царнаев/РИА Новости
Фото: Саид Царнаев/РИА Новости
Митинг

Правда, Ксения Собчак пошла дальше и назвала кадырингом не сам митинг, а весь дискурс, связанный с Кадыровым. «Я смотрю на разворачивающийся вокруг кадыринг, и вот какой вопрос меня занимает», — написала она.

Кадыринг тут — это все, что было связано в последние несколько недель с фигурой Рамзана Кадырова, связанная с ним активность.

А вообще, как отметил один из участников группы «Словарь года» в «Фейсбуке», за все время существования группы политических «-ингов» было столько «накреаклено», что и не упомнишь.

Думаю, на какое-то время задержится в нашем лексиконе и английское probably. Именно это слово фигурирует в итоговом докладе британского суда по делу об убийстве Александра Литвиненко. В одном из параграфов доклада сказано: The FSB operation to kill Mr Litvinenko was probably approved by Mr Patrushev and also by President Putin. Большинство СМИ перевели это как «возможно». Однако юрист Леонид Сторч в своем блоге на «Эхе Москвы» написал, что более точным был бы перевод «судя по всему», поскольку probably обозначает степень вероятности, близкую к полной уверенности. Но в этом probably вся загвоздка. Именно оно не дает возможности ни отвергнуть версию о причастности президента, ни окончательно ее подтвердить.

Думаю, что в современном медийном и политическом языке это слово (которое многие специально писали по-русски — пробэбли) может превратиться в средство иронии, ухмылки: пробэбли, пробэбли, ничего не доказано.

Кто крайний?

Ну а главным мемом января стала, безусловно, очередь к Серову (или очередь на Серова). Ее появление, кстати, удивительным образом совпало с выходом упомянутого в первой части «Словарного запаса» клипа группы «Ленинград»: его героиня собирается с Серегой на выставку Ван Гога.

Сам концепт очереди, отсылающий нас, конечно, к советским временам, вдруг был реанимирован и зажил своей жизнью. В очереди стояли по несколько часов на морозе, пели Марсельезу, ели кашу на полевой кухне, пили чай и даже время от времени ломали двери.

Журналист Андрей Борзенко назвал очередь к Серову гениальным новостным хронотопом и даже представил, как могла бы выглядеть ее отдельная новостная лента:

«В очереди на Серова найдена первая в сезоне берестяная грамота»

«Дальнобойщики присоединились к очереди на Серова»

«Московские власти сообщают об окончании очереди на Серова»

Фото: Евгений Биятов/РИА Новости
Фото: Евгений Биятов/РИА Новости
Очередь на выставку

Очередь в позднесоветские времена тоже была отдельным миром со своей, пусть не облеченной в текст, новостной повесткой. И со своим языком, со своим словарем, который сейчас нетрудно воспроизвести. Все помнят такие слова и выражения, как выбросили, дают, кто крайний, вас здесь не стояло и, наконец, сакраментальное я только спросить (живое и поныне).

Выставка Серова вывела существительное «очередь», как говорится, на вершины чартов. Частоту употребления этого слова в онлайн-СМИ и в блогах, к сожалению, никто не замерял, но думаю, что на графике мы бы увидели рывок в космос.

Выражение «очередь на Серова» вполне может претендовать на устойчивый оборот — синоним трудностей, которые приходится преодолеть ради тяги к искусству, как искренней, так и фальшивой.