«Можно разбомбить боевиков, но их концепция останется». Как победить «Исламское государство»?

За последние годы уничтожить экстремистскую группировку «Исламское государство» обещал и американский президент Барак Обама, и чеченский лидер Рамзан Кадыров, но ИГ продолжает существовать и угрожать всему миру терактами. Сегодня стало известно, что в Сирии и Ираке находятся самостоятельные чеченские группировки, которые воюют против ИГ. Политолог Алексей Малашенко, военный обозреватель Александр Гольц и другие рассказали «Снобу», возможно ли победить «Исламское государство» и принесет ли эта победа конец ультрарадикальному исламизму

Фото: Muzaffar Salman/REUTERS
Фото: Muzaffar Salman/REUTERS
+T -
Поделиться:

Анатолий Ермолин, ветеран группы спецназначения «Вымпел», подполковник ФСБ в запасе:

Теоретически «Исламское государство» при наличии политической воли можно победить военными методами — для этого нужно провести крупномасштабные военные действия с полным задействованием сил и средств. Но вопрос в том, какой это нанесет ущерб государствам — участникам коалиции. Сейчас происходит то, о чем давно еще предупреждал Хантингтон в своем исследовании «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка». Началось восстание Востока против Запада и против США как флагмана западного мира. Американцы понимают это, и в их интересах вести такую политику, чтобы с ИГ разбирались арабские государства. Если США будут действовать своими руками, то это может вызвать в арабских странах антиамериканские и исламопатриотические настроения. Неглупые страны уже давно пытаются не воевать собственными руками.

Еще один фактор — это внутренняя политика. Без наземной операции победа над ИГ невозможна, а такая операция предполагает серьезные человеческие жертвы, особенно если учесть, что противники — фанатичные бойцы, которые не жалеют собственных жизней. Если отправить тысячи человек сражаться, это будет серьезным ударом по тем, кто занимает руководящие посты в демократических странах со сменяемой властью. Люди, которые принимают государственные решения, пытаются бороться с ИГ с наименьшим политическим ущербом как на международной арене, так и внутри собственных стран.

Алексей Малашенко, политолог, востоковед, эксперт Московского центра Карнеги:

«Исламское государство» — это не просто определенная территория, но еще и идея, концепт, и его победить невозможно. Да, можно захватить территорию, где эта идея сейчас присутствует, но она и дальше будет присутствовать еще во многих местах: то в Нигерии, то в Средней Азии… В основе этой концепции лежит поиск исламской альтернативы: «Мы не Запад и не коммунисты, мы хотим построить нечто исламское, в идеале — халифат». И в разных концах мира эта идея проявляется по-разному: где-то есть умеренные исламисты, где-то — радикальные. Здесь она проявилась в экстрарадикальной форме. Можно разбомбить боевиков, можно отравить их, но их концепция останется, и разные люди так и будут продолжать разносить ее по миру. Все это началось еще с Исламской революции в Иране, который с тех пор так и называется «Исламская республика Иран», и все это будет и дальше — нам с этим жить. Есть люди, которые говорят о православном пути развития, а есть те, кто говорит об исламском, и их идеи восходят к Аллаху. Что бы с ними ни сделали, они и дальше будут искать собственный путь развития.

Андрей Чупрыгин, старший преподаватель Школы востоковедения ВШЭ:

В принципе, «Исламское государство» можно победить военным путем, то есть лишить его территории и уничтожить определенное количество бойцов и боевой техники. Но вот можно ли победить его идеологическую составляющую — это уже другой вопрос. Думаю, с теми подходами, которые применяются сегодня, этого сделать нельзя. Чтобы добиться полной победы, нужно решить проблемы, которые лежат в основе конфликта, а они имеют столетнюю историю. Во-первых, это несколько неестественные государственные границы в регионе, которые возникли в результате раздела Османской империи. Во-вторых, нужно решить социально-экономические проблемы, которые там существуют, — это вопросы, которые касаются системы управления, социального обеспечения, экономического развития Сирии и Ирака… Для всего этого нужен серьезный комплексный подход и большие деньги. Возможно, ситуация могла бы быть другой, если бы все деньги, которые Америка вложила в воздушные операции, пошли на решение этих проблем. Но сегодня заниматься этим уже поздно, момент упущен. Теперь уже надо сначала добиться военной победы, а потом решать остальные вопросы. И конечно, никакой победы над ИГ не будет, если участники борьбы не сядут и не договорятся между собой, что будет потом с этим регионом. А если этого понимания так и не будет, то после поражения ИГ экстремистская группировка опять появится, ее участники разойдутся по городам и весям и соберутся где-то в другом месте. Предпосылки для этого есть и в Сомали, и в Нигерии, и в Юго-Восточной Азии. Там может возникнуть та же самая проблема, только уже во второй версии.

Александр Гольц, военный обозреватель, шеф-редактор «Ежедневного журнала»:

Я считаю, что «Исламское государство» невозможно победить военным путем: за последние 60 лет я не помню ни одного положительного опыта победы регулярной армии над полувоенными формированиями. Советский Афганистан, американский Афганистан, Вьетнам — это все истории поражений, а не побед.

Дело в том, что цена человеческой жизни в мире резко возросла, а подобные операции всегда связаны с гибелью мирных жителей. Один генерал сказал, что цивилизованная нация не может победить в партизанской войне до тех пор, пока она не перестанет быть цивилизованной и не начнет применять методы, граничащие с геноцидом. Конечно, общественность давит на западных лидеров, но политики понимают, что в конечном счете им придется отвечать за гибель солдат и мирных людей. Победить ИГ с воздуха невозможно — такие методы действуют, когда есть военные формирования, которые где-то дислоцируются с танками и штабами. А когда неопределенная масса людей перемещается на джипах и успешно прячется в городах, с воздуха ее не достанешь. Воздушные операции — это просто демонстрация силы тех, кто их объявляет.

Единственное, на что можно рассчитывать в борьбе с ИГ, — это что удастся его каким-то образом сдержать. Но даже для такой победы на земле должно действовать количество военных, превышающее объявленную численность ИГ. То есть если там примерно 120 тысяч боевиков, то против них надо иметь около 200 тысяч военнослужащих. Ведь армия воюет иначе, чем полувоенные формирования: чтобы победить, она должна занять определенную территорию, разместить гарнизоны и блокпосты. Тех, кого мы называем террористами, это все не волнует, они могут пострелять и уйти.

«Исламское государство» — террористическая организация, запрещенная в России

Комментировать Всего 3 комментария
Началось восстание Востока против Запада и против США как флагмана западного мира.

Вот кстати да.

А ещё обрушился доллар, и рубль вот-вот станет самой уважаемой валютой мира...

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Эксперты рассуждают в рамках своих шаблонов. Но основная мысль такая - военная победа возможна при соблюдении ряда трудновыполнимых условий, но без победы идеологической война будет вечной. А пути победы в идеологической войне, вообще, не просматриваются.

Но для таких выводов не надо быть экспертом...