«Союзники КНДР — ракетная и ядерная программы». Стоит ли бояться корейской водородной бомбы

Северная Корея 7 февраля запустила в космос ракету со спутником, а 9 февраля Reuters сообщил, что спутник стабилизировался на орбите, но так и не начал передавать данные на Землю. Последовавшие за этим экстренное заседание Совбеза ООН и ужесточение санкций против КДНР происходят на фоне заявлений Северной Кореи о создании и успешных испытаниях собственной водородной бомбы. «Сноб» выяснил, представляет ли КНДР теперь реальную угрозу для других стран

Фото: KNS/KCNA/AFP
Фото: KNS/KCNA/AFP
+T -
Поделиться:

Что не так с ракетой

В ночь на 7 февраля КНДР запустила в направлении японской Окинавы ракету большой дальности. До этого, в конце января, Северная Корея сообщила в Международную морскую организацию при ООН, что собирается запустить ракету-носитель, чтобы вывести на орбиту искусственный спутник для наблюдения за поверхностью Земли. В это же время в США зафиксировали активную перевозку ракетного топлива, которое нужно для ракетного запуска. Вчера стало известно, что спутник перестал «кувыркаться в космосе» и стабилизировался на орбите. Но, по данным южнокорейской разведки, этот спутник весит всего 200 килограммов (обычно спутники весят от 800 до 1500 килограммов) и абсолютно бесполезен. По мнению разведчиков, на самом деле Пхеньян проводил испытания баллистической ракеты, а, согласно резолюции Совета Безопасности, Северной Корее запрещено использовать ракеты с баллистической технологией. Правда, несмотря на этот запрет, в октябре 2015 года в военном параде в Пхеньяне участвовали межконтинентальные баллистические ракеты дальнего радиуса действия KN-08.

Южнокорейская разведка также заявила, что для создания ракеты КНДР использовала детали российского производства и что Москва могла оказывать Пхеньяну технологическую помощь, но вице-премьер Дмитрий Рогозин назвал это предположение анекдотичным.

Уже через несколько часов после запуска ракеты представители Пентагона и Южной Кореи объявили, что начинают переговоры по размещению передовых американских систем ПРО на корейском полуострове. Совет Безопасности ООН 8 февраля собрался на экстренное совещание, и дипломаты решили, что санкции против КНДР нужно ужесточить. Встреча прошла за закрытыми дверями, после чего посол США в ООН Саманта Пауэр рассказала журналистам, что Вашингтон «обеспечит принятие серьезных мер Советом Безопасности против Северной Кореи». Совет национальной безопасности Японии уже утвердил содержание новых санкций: теперь северокорейские суда не смогут заходить в порты Японии даже с гуманитарными миссиями, жители КНДР не смогут въезжать в Японию, а суммы денежных переводов из одной страны в другую сильно ограничат. Власти Южной Кореи тоже поддержали новую резолюцию СБ ООН об ужесточении санкций и объявили, что приостанавливают действие промзоны Кэсон, совместной с КНДР. Хон Йон Пхе, южнокорейский министр по делам объединения, сказал, что, если работа промзоны прекратится, это лишит Пхеньян валютных поступлений, которые пошли бы на развитие ракетных и ядерных технологий. Российский МИД также осудил запуск ракеты: «Настоятельно рекомендуем руководству КНДР задуматься над тем, отвечает ли интересам страны политика противопоставления себя всему международному сообществу», — говорится в его заявлении от 7 февраля.

Ядерный потенциал

Днем 6 января в КНДР было зафиксировано мощное землетрясение магнитудой 5,1, и правительство Южной Кореи предположило, что Северная Корея проводит испытания ядерной бомбы. В тот же день правительство КНДР заявило, что в страна успешно испытала свою первую водородную бомбу. Как рассказали на государственном телевидении, это была «уменьшенная» водородная бомба, которая подняла «ядерное могущество страны на новый уровень». Власти КНДР отметили, что не будут применять ядерное оружие, если никто не будет нарушать государственный суверенитет страны.

Эксперимент с водородной бомбой стал четвертым ядерным испытанием в КНДР за последние 10 лет. Каждый раз за свои действия Северная Корея получает очередную партию международных санкций и взысканий. Первое испытание Пхеньян провел 14 октября 2006 года — тогда Совбез ООН ввел ограничения на поставку, продажу или передачу в пользование любого вооружения и военной техники в Северной Корее: предполагалось, что это ликвидирует ракетный и ядерный потенциал страны. Следующие испытания прошли 12 июня 2009 года, и тогда Северной Корее запретили импортировать любые виды вооружения, кроме легкого стрелкового оружия, и продавать оружие за рубеж. В декабре 2012 года Пхеньян запустил ракету-носитель «Ынха-3» со спутником, и в январе 2013 года Совбез ООН наложил санкции на организации, которые участвовали в запуске. После этого в феврале 2013 годаКНДР провела еще одно ядерное испытание, и в марте Совбез ООН запретил самолетам КНДР пролетать над территориями стран ООН.

В рамках договоренностей между двумя Кореями, Китаем, Россией, США и Японией Северная Корея в 2007-м году остановила плутониевый реактор в Йонбене. Но в марте 2013 года, после введения очередных санкций США, власти КНДР пригрозили вновь запустить реактор — и по снимкам из космоса стало понятно, что они действительно это сделали. Директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер 9 февраля объявил, что КНДР возобновила производство плутония и сможет получить его уже «в течение нескольких недель или месяцев». Клэппер предположил, что Северная Корея может использовать этот радиоактивный металл для создания ядерного оружия.

Константин Асмолов, старший научный сотрудник Центра корееведения РАН:

Ким Чен Ын мог бы легко подписаться под высказыванием, которое у нас обычно приписывают Александру III: «У России два союзника — армия и флот». В данном случае союзники КНДР — это ядерная программа и ракетная. Не секрет, что существует много оперативных планов по вторжению в Северную Корею и смене там режима правления, и, если смотреть на ситуацию с точки зрения КНДР, то у Пхеньяна есть ощущение сжимающегося вокруг огненного кольца. Конечно, не все специалисты считают нынешнее наращивание ядерного потенциала своевременным, но с точки зрения северокорейской идеологии и политики именно благодаря наличию у КНДР ракетно-ядерной программы события там до сих пор не пошли по ливийскому или сирийскому сценарию.

Правда, своими действиями КНДР активизирует дилемму безопасности: в ответ на северокорейскую угрозу США и Япония запускают свои программы, куда более опасные, а Китай за последнее время успел вызвать к себе двух послов из обеих Корей и зачитать им ноту протеста. Северянам — за то, что запустили ракету, а южанам — за то, что согласились разместить у себя американскую систему ПРО, которая по своим характеристикам представляет опасность скорее для России, чем для Северной Кореи.

Многие забывают, что северокорейское руководство — это не негодяи из индийского фильма, которые убивают семью главного героя просто для развития сюжета. Часто говорят, что северокорейская армия по своей мощности занимает четвертое место в мире, но ведь на пятом идет Россия, а на шестом — Южная Корея. При этом оборонный бюджет у южан в 25 раз больше, чем у КНДР, то есть они превосходят соседей в технологиях. А еще у них есть договор о совместной обороне с США. У КНДР слишком маленькие шансы на победу — она вряд ли будет сама просто так начинать войну и агрессивные действия. Тем более что в ответ на использование ядерного оружия ей придется столкнуться с американским ядерным потенциалом, а он заметно больше, чем у Северной Кореи. Ядерное оружие для северян — это скорее сила сдерживания. Не секрет, что Южная Корея смотрит на Северную примерно как украинские власти на Донбасс — если между ними и идут какие-то переговоры, то только о присоединении и полном поглощении южанами северян.

Да, северокорейский режим не идеален, он довольно одиозный. Но в мире на него все смотрят либо через черные очки, либо через красные. Для первых КНДР — это ад и Мордор, для вторых — Спарта наших дней и последний остров социалистической духовности. Обе версии далеки от правды, и именно они порождают множество стереотипов, ведь экспансионизм и агрессия — это такой штамп, которым должно обладать образцовое злое государство.

Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа:

Северная Корея прекрасно видит, как действуют американцы на мировой арене, и развитие ядерного потенциала для КНДР — это средство самообороны и инструмент для шантажа, чтобы выбить себе какие-нибудь преференции. Но я совершенно не представляю себе какую-либо агрессивную инициативу с их стороны, которая не была бы ответом на чужие действия. Между КНДР и США много раз шли переговоры о перемирии, но так ни к чему и не привели — каждая из сторон постоянно выдвигает условия, которые неприемлемы для другой. Так, Северная Корея отказывается признавать легитимность Южной, которая для США является союзником, а США требуют ядерного разоружения. Но все разговоры о сумасшествии северокорейской власти — это просто стереотипы, КНДР действовала и продолжает действовать очень рационально, и сейчас нет ни одной страны, которая могла бы как-то на нее повлиять. Правда, Корея сейчас ищет контакта с Россией, и России, возможно, стоило бы даже пойти навстречу — это дало бы ей некоторые рычаги влияния.