Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Владислав Иноземцев

Владислав Иноземцев: Слово на букву «Р»

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

В России в последнее время неспокойно — по крайней мере, так представляют дело как путинисты, рассуждающие об «агрессии» против нас чуть ли не всего остального мира, так и оппозиционеры, предупреждающие о кризисе существующей модели экономики и управления и о грядущей ее дестабилизации. Однако при всем различии их позиций существует обстоятельство, удивительным образом сближающее подавляющее большинство как сторонников режима, так и его противников. Это их отношение к явлению и даже к слову, которые в течение большей части ХХ века на той одной шестой части суши, что именовалась Советским Союзом, а была, по мнению некоторых, «той же Россией, только называвшейся по-другому», считались сакральными, — к революции.

На уровне эмоций такое отношение практически необъяснимо. Сегодня с сотен трибун чиновники и политики рассказывают о достижениях Советского Союза, а президент сообщает, что он так и не выкинул партбилет той партии, которая сто лет назад, не имея ни малейшей легитимности, смела тогдашнее правительство, ввергла страну в пучину террора и, прикрываясь революционной идеей, десятилетиями направляла человеческие, природные и финансовые ресурсы страны на коммунистическое преобразование мира. В Кремле резко осуждают снос памятников Ленину в соседних странах и отвергают любые законы о «десоветизации». Возникает вопрос: не страдают ли шизофренией те, кто, воспевая СССР, боится слова «революция», ведь Советский Союз начался с нее и долгое время был ее воплощением? Одновременно российская либеральная оппозиция, клеймя созданную в стране бюрократическую систему, раз за разом подчеркивает, что она намерена — сейчас и в будущем — действовать в рамках демократических норм (каковых в России нет) и существующих законов (которые власть даже не собирается соблюдать). Наши либералы, часто славословя Америку и приводя ее в качестве примера и образца, почему-то забывают, что эта страна началась с революции, а по-настоящему современной стала, лишь пройдя через гражданскую войну, — и повторяют, как мантру, что они выступают последовательными противниками революционных методов и в высшей степени законопослушны.

Почему так происходит? В случае с властью ответ достаточно прост: откровенные демагоги, считающие собственный народ сборищем кретинов, полагают возможным прославлять большевиков и Романовых одновременно, будучи убеждены, что никого это не смутит; революции же они боятся исключительно по той причине, что не хотят стать ее жертвами. В случае с оппозицией ситуация сложнее, и причин страха перед революцией несколько. Первая обусловлена естественным для любого разумного человека отторжением насилия — а советское/российское изображение революции предполагает штурмы, убийства, расстрелы, тюрьмы, кровь и т. д. Вторая связана с ощущением, что итогом революции является смена общественного строя, масштабная ломка социальных порядков, десятилетия возвращения к нормальной жизни. Третья сводится к тому, что революции очень часто приводят к неожиданным и непредсказуемым результатам, в том числе, как известно, и для их инициаторов.

Однако, если оглянуться на прошлое и задуматься о том, что сделало современную Европу тем, чем она является, ответ будет однозначным — революции. Восстания против королей, воплотившиеся в Великой хартии вольностей. Реформация, сокрушившая догмат о непогрешимости Папы. Вольные города, ограничившие власть феодалов. Несколько десятков американских вольнодумцев, подписавшие Декларацию независимости и начавшие войну с Британской империей за право не платить налоги тем, кого они не выбирали. Безумцы 1789 года, пошедшие на штурм Бастилии и в итоге истребившие самих себя. Карбонарии, отвоевавшие свою Италию у Австро-Венгрии. Парижские коммунары, не имевшие ни малейшего шанса на успех. Революционеры 1918 года, не получившие широкой поддержки. Парижские и пражские протестанты 1968-го, гданьские 1981-го и берлинские 1989-го. Они меняли облик мира, как меняли его большевики, борцы с колониальными режимами, Троцкий и Че Гевара. Как бы мы ни относились ко всем этим событиям, они остались вехами в человеческой истории, которым идеологам консерватизма и «стабильности» нечего противопоставить.

Именно революции отличали Европу и европейски ориентированную часть мира от бунтов, с которыми столетиями сталкивались остальные страны и которые так и не изменили их истории. При этом они не случались спонтанно, а подготавливались экономическими и социальными противоречиями, порождавшими так называемые революционные ситуации (что хорошо описано классиками марксизма-ленинизма). К сожалению или к счастью, но никто — в том числе, что самое важное, и сама история — не опроверг данные теории. Ни один реакционный класс или политическая элита, мешающие поступательному развитию народов, не избегали — и не избегнут — устранения с магистрального пути прогресса.

Однако не это, а ряд других обстоятельств приводят меня к мысли о том, что отношение, бытующее в кругах российских либералов к революции (я особо подчеркиваю — отношение, а не их программа действий), должно быть существенно пересмотрено. Задачей всех заинтересованных в переменах сил должно стать распространение понимания того, что грядущая и неизбежная российская революция не будет отягощена большинством недостатков и пороков предшествующих революционных событий.

Почему? Рассмотрим три отмеченных выше причины сомнений.

Сюжет первый. Революция в России всякий раз заканчивается большой кровью, гражданской войной и террором. С одной стороны, все это по меньшей мере неправда. Революция, случившаяся в стране 99 лет тому назад, оказалась одной из самых мирных в истории. Временное правительство объявило политическую амнистию, первым в мире отменило в России смертную казнь, в короткий срок приняло законы, являвшиеся на тот момент одними из самых демократичных и либеральных даже по европейским меркам. Да, затем настал Октябрь, пришли красный террор и ВЧК (день создания которой в современной России отмечается с большой помпой), и многое другое. Однако факт остается фактом: революции в России даже столетие назад бывали бескровными. С другой стороны, нужно отдавать себе отчет в ситуации, которая имела место в то время. Страна была разорена войной, которая каждый день уносила тысячи жизней; наводнена оружием; предел неприятия насилия у людей был снижен до крайности. В деревне крестьяне испытывали жгучую ненависть к помещикам, собственностью которых они были всего полвека назад. Империя состояла из метрополии и национальных окраин, часть из которых была присоединена на памяти предшествующего поколения в ходе кровопролитных войн. Экономическая ситуация ухудшалась с каждым днем — и речь шла не об отсутствии французских сыров и турецких фруктов, а о банальной угрозе голода. Список можно продолжить — и все это говорит в пользу того, что насилие по итогам 1917 года практически не могло не разразиться.

Сегодня Россия совершенно иная. Напомню, что даже ее возникновение на руинах Советского Союза, как и вся «геополитическая трагедия ХХ века», прошло исключительно мирно. Граждане продемонстрировали величайшую меру ответственности, не поддавшись эмоциям и провокациям (инцидент октября 1993 года — следствие банального политического авантюризма властей и не более того). С тех пор прошла еще четверть века, установился новый экономический порядок; значительная часть граждан составила средний класс; Россия интегрировалась в мир; ценность человеческой жизни и уважение к ней несоизмеримо выросли. Поэтому сейчас, говоря о революции, следует сравнивать возможные события не с 1917–1919 годами, а с теми революциями, которые произошли в последние полвека в Европе — с выступлениями молодежи в 1968 году в Париже, приведшими к падению президента де Голля, с выступлениями «Солидарности» в Польше, с революциями 1989 года в Восточной Германии, Чехии, Румынии и, наконец, с февральской революцией на Украине в 2014 году. Все эти движения практически не предполагали массового насилия, но все они существенно изменили вектор развития соответствующих стран, до того глубоко погрязших в пресловутой «стабильности».

Поэтому, подчеркну еще раз, если мы не считаем себя находящимися на уровне развития средневековых обществ или подверженными безумию времен красного террора или нацистских чисток, мы не должны опасаться сопровождающего революцию массового насилия.

Сюжет второй. Революции меняют весь привычный уклад жизни, разделяют историю на «до» и «после». Здесь следует уточнить, о каких революциях идет речь. Маркс в свое время разделял революции на политические и социальные. Первые обусловили смену способов производства в рамках той исторической эпохи, которую классик называл экономической общественной формацией. Вторые должны были привести к «отмене» этой формации и ее замене коммунистической. Именно вторые, социальные, революции обеспечивали уничтожение эксплуататорских классов со всеми вытекающими из этого последствиями; первые же «сносили» политическую надстройку, мешавшую уже развившемуся внутри старого общества новому экономическому строю обрести политическое представительство. Вот что говорил об этом Маркс: «Cоxpанение cтаpыx законов напеpекоp новым потpебноcтям еcть, в cущноcти, не что иное, как боpьба не cоответcтвующиx вpемени чаcтныx интеpеcов пpотив назpевшиx общиx интеpеcов; [оно] имеет целью cделать чаcтные интеpеcы гоcподcтвующими, в то вpемя как они уже не гоcподcтвуют; оно имеет целью навязать общеcтву законы, котоpые оcуждены cамими уcловиями жизни этого общеcтва; оно имеет целью удеpжать у влаcти законодателей, котоpые отcтаивают только чаcтные интеpеcы; оно ведет к злоупотpеблению гоcудаpcтвенной влаcтью, чтобы интеpеcы большинcтва наcильcтвенно подчинять интеpеcам меньшинcтва. [Последние] ежеминутно cтановятcя, таким обpазом, в пpотивоpечие c cущеcтвующими потpебноcтями, что подготовляет общеcтвенные кpизиcы, котоpые pазpажаютcя в виде политичеcкиx pеволюций» (Маркс, Карл и Энгельс, Фридрих. Сочинения, 2-е изд., т. 6, сс. 259–260). Мне кажется или это описание что-то очень напоминает? В любом случае, политические революции лишь высвобождают новые экономические и социальные порядки и позволяют обществу развиваться быстрее (подробнее о марксовом понимании политических и социальных революций см.: Иноземцев, Владислав. За пределами экономического общества, Москва, 1998, гл. 3, #1). Именно политическими и были революции в европейских странах, которые смели режимы советского типа, и поэтому в данных государствах никакого существенного «разрыва» исторической преемственности не произошло.

Возможна ли в России политическая революция подобного типа? Будучи уверенным в том, что до перемен в нашей стране пройдут еще долгие годы, я тем не менее убежден, что в итоге она неизбежна. Вызревающие в обществе противоречия — чисто политический, а не социальный конфликт между обновленным социумом и закосневшей системой государственного управления. Что происходит в таком случае? Рецепт известен почти два с половиной века: если народ сталкивается с подавляющим его правительством, он имеет естественное право свергнуть его и «учредить новое, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат людям безопасность и счастье» (Декларация независимости США, 1776). Может ли народ ошибиться, выбрав еще худшие власти? Несомненно. Но имеет ли он право попробовать? Безусловно — это право имплицитно закреплено в Конституции Российской Федерации, которая в ст. 3 называет многонациональный народ России, а не президента, его администрацию или «неопределенный круг лиц», являющихся его друзьями, носителем государственного суверенитета и единственным источником власти.

Сюжет третий. Революция приводит к непредусмотренным последствиям, и в том числе для ее организаторов. Этот тезис действительно справедлив: революции потому так меняют общества, что они приводят в действие социальные силы, которые обеспечивают развитие, причем порой не в тех формах и не до того предела, на которые рассчитывали революционеры. Однако и тут нужно иметь в виду, что аналогии из далекого прошлого не стоит считать уместными. Да, политическая революция может выйти далеко за пределы первоначального плана. Например, с высокой степенью вероятности, президент Порошенко не задержится надолго в украинской власти, так как он явно принимает классическую политическую революцию за дворцовый переворот. Но сегодня такие эксцессы не приведут ни к якобинскому террору, ни к Соловкам, ни к лагерям времен Пол Пота. Общество слишком сильно изменилось, чтобы приносить себя на алтарь тщеславия отдельных политиков; мир слишком открыт, чтобы неудачливые или нерасчетливые революционеры повторили судьбу Робеспьера или Бухарина.

Каков общий итог? Я не претендую ни на единственно правильное представление о происходящем, ни на какую бы то ни было роль в потенциальном революционном процессе. Этот текст не является призывом к свержению конституционного строя в Российской Федерации, так как необходимые стране перемены не требуют ни редакции ее Основного закона, ни изменения границ, ни ниспровержения существующей структуры власти. В то же время происходящее сегодня в России выглядит — с чисто научной точки зрения — классическим примером цепляния полуфеодальной бюрократической иерархии за власть в обществе, которое довольно успешно перешло к буржуазным порядкам (см.: Inozemtsev, Vladislav. «Neo-Feudalism Explained» в: The American Interest, 2011, Spring (March–April), Vol. VI, No. 4, pp. 73–80). Это рождает хорошо описанную основоположниками марксизма революционную ситуацию, предшествующую революции политического типа. Революция, которая может быть ею спровоцирована, не предполагает разрушения общественного здания; она воплотится исключительно в замене политического класса. Защитники прежней объединены сейчас не идеологическими соображениями, а банальной жаждой воровства и наживы, и поэтому ни они сами, ни созданные ими «органы безопасности» не будут оказывать серьезного сопротивления. Для нового «белого движения», которое противостояло бы новым революционерам, нужны столетия сословной системы, на которую в сегодняшней России нет даже намека. Соответственно, как это и происходило в ходе многих революций, ее сторонникам придется больше всего удивляться тому, насколько быстрым будет падение режима (примеры 1989–1991 годов учат именно этому).

Поэтому не следует делать вид, что слóва и понятия «революция» не существует. Это столь же проигрышная — и для власти, и для оппозиции — стратегия, как и попытка представить полномасштабный экономический кризис как «отдельные временные трудности». Связку между тем и другим мы все еще обязательно увидим. Хотя, повторю, вряд ли скоро.

Комментировать Всего 31 комментарий
Наши либералы, ..... повторяют, как мантру, что они выступают последовательными противниками революционных методов и в высшей степени законопослушны.

Мне кажется, это довольно естественно. Революция - как хирургия при онкологии. Чаще всего неизбежна и нередко живительна. Но трудно назвать адекватным человека, заявляющего, что он сознательный и убежденный сторонник мастэктомии как явления. Всегда желательно избежать такого исхода.......

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Сегодня сделал неожиданное открытие - революционная ситуация не так близка, как мне казалось. Разговорился с коллегами на работе, которые и образованные, и власть ругают, и считают себя либералами и демократами - потрясен, они Путина поддерживают. Ну, или не совсем поддерживают, но уверены, что без Путина страна погрузится в хаос.

Есди завтра Путин по каким то причинам уйдет из власти, то народ будет искать  себе нового фюрера, но на либерально-демократический пряник не купится. Что-то надо с народом делать???

Революция в облике "красного террора", сегодня, невозможна практически. Теоретически, возможен, так называемый, "дворцовый" переворот (ПетрIII, Павел I и по большому счету, даже Николай II, Хрущев, Горбачев, возможно Ельцин), но с учетом того, что россияне "фанатеют с Путина", все это выглядит немного "стремно", можно получить "Болотную наоборот".

Упоминал уже о действии пропаганды, понятие "внешний враг": "Им нужны наши ресурсы", "Им не нужна сильная Россия", "Оппозиция-пятая колонна, работающая за зарплату в Госдепе", "Они нас окружают и собираются задушить", "Они бомбят хороших парней, наших друзей"- это центральные каналы. А Рен-тв вообще отдельная песня: "Они инопланетяне", "США-четвертый рейх", "Масоны плохие (западный мир)- Белый дракон хороший (Россия и Китай)"

Если не относиться скептически, а лучше с юмором, к просматриваемому, то чем умнее человек, тем сильнее на него этот поток шлакоинформации и псевдоновостей влияет.

чем умнее человек, тем сильнее на него этот поток шлакоинформации и псевдоновостей влияет

А как еще умный человек может к этому относиться - только скептически и с юмором. В противном случае его следует называть как то по другому.

Ой не факт. Сами же говорите, что знакомые Ваши-либералы и демократы признают, что без Путина никуда. Или  их всех следует называть по другому?

Признавать, что без Путина никуда и верить шлакоинформации - это не одно и тоже.  Я тоже считаю, что если Путинская вертикаль сломается, то начнется хаос, но по мне лучше ужасный конец, чем ужас без конца, который, как ни крути, приведет к ужасному концу. А большинство считает, что, пусть плохонький, но порядок, лучше опасной неопределенности. и для этого не обязательно верить пропагандонам, хотя эта вера и помогает мириться с окружающим абсурдом.

А большинство считает, что, пусть плохонький, но порядок, лучше опасной неопределенности.

Как я уже упоминул ниже, на это и расчет.

Айрат, я крайне удивлен Вашей уверенности в хаосе.............

Александр, а Вы попробуйте провести мысленный эксперимент и разными путями смените Путина на реального или условного политика и подумайте, что получится в итоге. Только надо сопоставлять вариант смены Путина и кто будет вместо него. Скажем, вариант "преемник" исключает оппозицию любого вида.

Возможны и многоступенчатые варианты, но для простоты больше двух ступеней лучше не рассматривать.

Пофантазировать можно, но немного не понимаю, что Вы имеете ввиду?

Ну представил, что президентом будет Рогозин, и что? Почему не будет оппозиции? Что будет в итоге? Ничего, толком, не будет. Тоже самое, теоретически, возможно начнет прессовать олигархию, опять же не слишком сильно, с Западом в пух разругается, может быть, а может и с Китаем, скорее всего, в регионах будет больше порядка, с коррупцией войну затеет.

Ходорковский? Крым не отдаст, может выплатить некую сумму Украине, успокоит Восток Украины, возможно, контры с Китаем, выход из БРИКС и вступление в Транстихоокеанское партнерство, очень серьезный разговор с олигархией, кардинальные изменения в системе налогооблажения.

Александр, я же просил одновременно с кандидатурой президента рассматривать и путь прихода к власти. Рогозин может стать президентом только как "преемник", вертикаль сцементировать он не сможет, если не будет серого кардинала, например, того же Путина. Хотя, уверен, кардинал будет, значит все останется как есть, т.е. в ожидании хаоса.

Ходорковский президентом сможет стать только после майдана (и то вряд ли), что опять же хаос.

"Серый кардинал", думаю, уже подустал. И считаю его далеко не глупым человеком, он обязательно предоставит преемнику шанс.

Что есть хаос в Вашем понимании?

Лично я, в данный момент, рассуждаю о, теоретически, возможно более вероятном "дворцовом" перевороте, при котором будет "Я устал, я ухожу" или "Он серьезно заболел".

Постоянно упоминаю о том, что не будет "майдана", а если и будет, как я уже также писал, то должны быть, действительно, весомые факторы, "кушать нечего" не прокатит.

На протяжении веков, по официально признанной версии развития истории, наблюдается эпохальность: Рюриковичи 862-1597, потом переходный момент, смута. Способствовало пресечению власти: смерть царя, голод, последствия опричнины, война между боярами и царским двором, серьезный социальный разлад. Романовы 1613-1917. потом переходный момент, гражданская война и временное правительство. Способствовало пресечению власти: слабый царь (отказ от престола), первая мировая война, разворовывание военного бюджета, недовольство солдат. СССР 1922-1991, потом переходный момент, нмв до 1999. Способствовало пресечению власти: межнациональные конфликты, "парад суверенитетов, общий экономический и политический кризис. Извиняюсь за повторение.

Что бы там серый кардинал не думал и не делал - основная задача кооператива Озера - сохранение и приумножение награбленного. Любая другая власть просто обязана раздербанить эти состояния - как для исключения возможности олигархического переворота, так и для того, что бы "бросить кость" народу. Это даже в том случае, если у новой власти не будет еще и благих намерений.

Озерские будут держать власть до последнего, а это, при низких ценах на нефть, приведет к коллапсу экономики и всеобщему недовольству народа и местных элит. Вот Вам и хаос. Теоретически, возможно появление какой-то новой силы (помните, как Родина выстрелила мощно), но предпосылок пока не вижу. Майдан неминуем.

Майдана как в Киеве, в Москве, считаю, не будет. Могут выйти поорать и разойтись. Еще раз, пока не сойдутся несколько глобальных катаклизмов как показывает история (лженаука по мнению Невзорова), если хотите можете с ним согласиться.

Давайте подумаем, какие факторы могут привести к майдану.

1) Война в Сирии (не бомбежка, а война)

2) Разрыв отношений с Китаем (продажа энергоресурсов, нехватка товаров на полках, клиническая смерть малого бизнеса)

3) Непопулярные меры (урезание зарплат бюджетникам и пенсий, рост стоимости услуг ЖКХ, повышение налогов и штрафов)

4) Ужесточение западных санкций (заморозка госсчетов, отключение от SWIFT, от интернета)

Вот если все сойдется именно так, то возможно ожидать некой конкретной реакции. На меньшее народ не согласится.

Сегодня не 1917 год, когда революцию сделали в двух городах и понеслась.

Все исходит из того, что экономика России просто провалится в черную дыру. Этот процесс идет постепенно уже давно, но маскировался высокими ценами на нефть. Сейчас падение ускоряется. И сейчас народу уже есть с чем сравнивать. Самое печальное для режима, что и армию бюджетников, которые составляют его опору, кормить будет нечем.

Надо понимать, что и Вы и я зависим от армии бюджетников. Соглашусь, процесс идет, но падение может ускоряться, может нет, я уверен, пока не будет несколько серьезных поводов одновременно, люди будут терпеть. Чем больше я общаюсь, тем больше понимаю, что они готовы даже голодать, лишь бы не выходить на митинги. Они будут соглашаться с нашими тезисами, называть нас пятой колонной, орать, что Путин молодец-это страх, простое человеческое чувство.

Просто подумайте, очень внимательно, как разыграна чеченская карта и как сейчас используется и для чего используется.

Не знаю как Вы, но это огромная армия бюджетников зависит от "меня" - производителя. Хотя я по отношению к бюджетникам поставлен в подчиненное положение, поскольку бюджетников хорошо подкармливали с нефтяной ренты. Сейчас нефтяных денег нет, а производство в полном загоне. Все, что не принадлежит власть имущим, обложено со всех сторон красными флажками. Народ, конечно, терпелив, ну так и украинцы тоже терпеть умели. Рано или поздно терпение лопнет....

По чеченской карте много разумных людей писало - могу только пересказать.

Кадыров отрабатывает субсидии из Москвы. Москва его использует как страшилку для всех врагов вертикали, которых нельзя запугать законными методами.

Как только в Москве деньги кончатся, Кадыров тут же Чечню поведет к независимости.

Сложно спорить по поводу бюджетников, люди разные нужны, люди разные важны.

Вы знаете, Айрат, на счет Чечни я тоже так думал до недавнего времени, по большому счету это так. Но также используется как страшилка для простого народа, нам постоянно навязывается, некое соревнование "Кто больше патриот", считаю, что Кремль играет с огнем. Из последних перлов, наверное видели, впрягся за футболиста Тарасова, ну это, что такое... Сто тысяч чеченцев присягнувших на верность Путину, это страшилка не для оппозиции (у нас столько оппозиционеров нету), скорее показательное выступление для всех нас, чтоб не повадно было, чтоб мысли в голову не лезли. Наверное, народ должен понимать, что в случае большого шухера, если у армии не хватит духу палить по людям, решение найдется. Вот такая вот мысля.

Ну это совсем перебор. Армия по людям палить, конечно, не будет, но и среди чеченцев больных нет, что бы с народом воевать

Я знаю, пропаганда. Понимаете, Айрат, я в свое время увлекался Геббельсом, а вот эти вот разные финты, очень смахивают на то, что где то, когда то уже было.

Когда то, была похожая ситуация с баварцами. Но нужно поискать, вспомнить подробно.

Мы не можем с Вами судить наверняка о финансовом благополучии пресловутого "Озера", также не рискнул бы предпологать какая реакция будет на то или иное событие. Рассуждать в сослагательном наклонении на такие темы не правильно. Складывается ощущение, что в Вас есть анархистская жилка и сердце горит во жажде огня :)

Владислав пишет о том, что перемены неизбежны, но совсем не обязательно они должны сопровождаться хаосом, он приводит в пример события во Франции 1968 года, когда темп забастовкам задали студенты, потом поддержали рабочие, жертв почти не было, однако, Помпиду был вынужден пойти на уступки профсоюзам, конечно без обмана там не обошлось, но факт остается фактом. Или Берлин, люди плакали от счастья, а по легенде, Владимир Владимирович вел переговоры с толпой у консульства СССР, опять же все остались живы. Примеров достаточно. Но опять хочу спросить у Вас, что есть хаос в Вашем понимании?

В моем понимании современный постиндустриальный хаос-это то, что происходит сейчас. И не только в России.

Анархизма во мне нет ни капли. Напротив, я ищу пути для создания разумной силы, которая смогла бы подобрать власть, брошенную во время хаоса. А хаос, в моем понимании, - это безвластие (бессилие власти) на фоне экономического краха.

Предлагаю на этом закончить

 Да нет никакой вертикали власти, есть только слоган. Пирамида иерархии существует, но она существует в любом государстве.

Эту реплику поддерживают: Александр Троицкий

В моем понимании вертикаль - это назначение всех чиновников и народных избранников только после согласия сверху. Независимость власти от народа. Зависимость любого чиновника только от вышестоящего чиновника. Это в любом государстве существует?

По большому счету, да. Любой подчиненный зависит от своего непосредственного руководителя. Если Вы имеете в виду кадровую систему используемую Путиным, то не везде конечно, но президента как и депутатов в госдуму и совфед выбирали сами люди. Причем, думаю, все голосовавшие догадывались на что идут.

но президента как и депутатов в госдуму и совфед выбирали сами люди

Про президента я еще могу согласится с большой натяжкой, но далее - сплошное назначение под прикрытием выборов.

Это не важно. ЕдРО набрала 64%, а была, например, "Яблоко", Жириновский с Зюгановым, наконец. Не спорю, шоу, но о подтасовке говорить бессмысленно.

Даже подумать не мог, что Вы будете Жирика с Зюгой вспоминать. Они свой электорат окучивают, но реально служат вертикали.

 Есть "Единая Россия" набравшая 64% голосов 32 379 135 человек их электорат. Если б были у народа сомнения, голосовали бы за кого угодно, хоть за ЛДПР, которая также далека от идеалов либерал-демократии как и КПРФ от идей коммунизма. Возможно, существует тоталитаризм в начальной стадии, и если допустить, что КПРФ и ЛДПР лишь крылья правящей партии, просто, с "левым" и "правым" уклонами, то, все равно, при недовольстве или недоверие народа, "центристы" не набрали бы такой процент.

Есди завтра Путин по каким то причинам уйдет из власти, то народ будет искать себе нового фюрера, но на либерально-демократический пряник не купится. Что-то надо с народом делать???

Сам довольно скептически отношусь к вере в желание нашего народа к самостоятельности, но откуда мы можем знать, как люди отнесутся к условному Ходорковскому, если Путин скажет: "Я устал, я ухожу, по всем вопросам к нему". Получим зеркальную ситуацию, не пойдет народ массово на улицу, не пойдет. Основная масса россиян будет поддерживать власть, хоть Путина, хоть Жириновского, хоть Обаму, лишь бы все было спокойно. Кремль это знает, потому и дышит ровно. Напрыгались люди в 90-х, да и Украину не хотят.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Айрат Бикташев, Игорь Худенко

Забавно, что у меня есть текст с таким же названием (2009)

http://www.russ.ru/pole/Slovo-na-bukvu-R