Анна Карпова, Юлия Пантюшина

Сирийское перемирие: поможет ли прекращение огня победить «Исламское государство»

Россия и Соединенные Штаты договорились в течение недели добиться прекращения огня между правительством Сирии и противостоящими ему силами, за исключением исламистов из группировок «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра» (запрещены в России). Условия режима тишины предстоит согласовать с правительством Башара Асада и сирийской оппозицией к 19 февраля. «Сноб» обсудил с востоковедом Василием Кузнецовым, военным экспертом Александром Храмчихиным и другими, поможет ли перемирие разрешению сирийского конфликта и кому это может быть невыгодно

Фото: SAMEER AL-DOUMY/AFP PHOTO
Фото: SAMEER AL-DOUMY/AFP PHOTO
+T -
Поделиться:

Каждая из сторон военного конфликта в Сирии обязана прекратить огонь против своих оппонентов — это главное требование к Башару Асаду и его противникам, которое было сформулировано на Конференции по международной безопасности в Мюнхене главами МИД России и США, а также спецпредставителями ООН и Лиги арабских государств и другими участниками Международной группы поддержки Сирии. Пока Россия и Соединенные Штаты будут согласовывать свои действия в Сирии с представителями противоборствующих сторон, ООН будет контролировать поставку гуманитарной помощи в зону конфликта. Сергей Лавров оценил шансы на перемирие «на 49 процентов». Продолжение военных действий в Сирии поддерживает большинство россиян (и при этом, согласно опросам, все меньше россиян следят за войной).

США опасаются, что сирийское перемирие выгодно правительству Асада, поэтому Россия подыгрывает его интересам. Кроме того Россия не собирается прекращать авиаудары по Сирии: согласно официальной позиции властей, они наносятся по позициям «Исламского государства», а не противников Асада. В выходные состоялся телефонный разговор между Бараком Обамой и Владимиром Путиным, во время которого президент США настоял на прекращении российских бомбардировок по умеренной сирийской оппозиции.

Александр Храмчихин, военный эксперт:

Я бы очень хотел, чтобы мюнхенские договоренности не состоялись. Я вижу слишком много параллелей с чеченской войной: когда российская армия начинала побеждать, правозащитники в России и за рубежом немедленно подняли визг о страданиях мирного населения. За этим следовало перемирие, а оно всегда идет на пользу проигрывающей стороне. Я бы очень не хотел повторения этого сценария, а Путин, который пришел к власти на волне второй чеченской волны, должен понимать, к каким последствиям может привести перемирие.

Ведь исламский халифат на самом деле мало кого волнует: в Сирии все воюют со всеми. Главная цель Запада, Турции и арабских монархий — отнюдь не победа над халифатом, а свержение Асада. Поэтому союз против халифата просто нереален, тем более если в нем участвует те, кто этот халифат создал.

Война — это не футбол, где игроки играют друг с другом по круговой системе. Ситуация в Сирии сложилась так, что все, кто против Асада, те за халифат. Поэтому бомбить надо всех, кто мешает Асаду. Кроме курдов: они с Асадом не воюют, зато отлично противостоят халифату.

На мой взгляд, урегулирование конфликта в Сирии должно начаться с возвращения контроля над страной Асаду. Каким бы он ни был, это наиболее благоприятный вариант для сегодняшней ситуации. И этот сценарий вполне возможен, вот только мюнхенские договоренности на ни шаг к нему не приближают.

Василий Кузнецов, руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН:

Сейчас больше, чем от договоренностей США и России, ситуация зависит от действий региональных сил: Турции, Саудовской Аравии, Ирана и других. Их роль очень возросла, но у них своя повестка дня и свои интересы, которые часто противоречат договоренностям России и Штатов.

Делать предсказания о развитии событий просто невозможно: слишком много противоречащих друг другу интересов. Есть вероятность, что Эрдоган решится на военные действия за пределами страны, а вот у элиты Саудовской Аравии нет единого мнения о том, что делать. В последние месяцы усилились настроения тех, кто поддерживает активное участие в военных действиях. Но армия никогда не была сильной стороной саудовской политической системы. Их операция в Йемене доказала, что вложенные ресурсы не сопоставимы с полученным результатом. Скорее всего, Саудовская Аравия будет участвовать в военных действиях в Сирии косвенно, например, оказывая финансовую поддержку.

Перед США и Россией сейчас стоит задача убедить своих союзников согласовать действия друг с другом для политического урегулирования конфликта. Мюнхенские договоренности — шаг в сторону диалога, но будет ли этот шаг решающим, насколько он определит развитие событий, сказать сложно. Ситуация прояснится на переговорах в Женеве 25 февраля.

Виктор Литовкин, военный эксперт:

Мюнхенские договоренности могут стать фундаментом для налаживания мирной жизни в Сирии, но как они будут выполняться — зависит от участников конфликта: это и террористы «Исламского государства» и «Фронта ан-Нусра», и Турция, и Саудовская Аравия, и Катар, и Кувейт, и Иордания, и США, и Россия. Между ними существует целый клубок противоречий. А кроме них есть группировки, которые сражаются на стороне сирийских правительственных войск, есть умеренная оппозиция, которая нигде не сражается, а есть оппозиция, которая категорически не приемлет Башара Асада и его режим и участвует в вооруженном противостоянии. Каждый участник этого конфликта играет свою игру, и во что это выльется, очень сложно сказать.    

Турция находится в оппозиции к Саудовской Аравии, режиму Башара Асада и якобы к «Исламскому государству», хотя на самом деле поддерживает его. «Исламское государство» тоже борется против Асада и сирийской правительственной армии. Американцы поддерживают Турцию и Саудовскую Аравию и сражаются против Асада. Единственные, кто поддерживают Асада, — это Россия, Иран и «Хезболла».

Благодаря России сирийские правительственные войска начали освобождать территорию Сирии. Россия присутствует на Ближнем Востоке не как сторонний наблюдатель, а как активный участник процесса налаживания мирной жизни на Ближнем Востоке. Если бы ей не мешали те, кто испытывает ревность к ее успехам в этой операции, с ИГИЛ было бы покончено в ближайшее время. Но, к сожалению, эгоистические интересы участников коалиции препятствуют в борьбе с террористами «Исламского государства» и другими террористическими организациями. Поэтому боевые действия на Ближнем Востоке закончатся не скоро: хаос в этом регионе на руку в первую очередь США.

Ирек Муртазин, политолог, спецкорр «Новой газеты»:

Мюнхенские договоренности не обладают никаким потенциалом. В 2012 году сирийская армия развернула наступление на юг, на Хомс. Начались переговоры о создании гуманитарного коридора, прекращении огня и перемирии. Россия надавила на Сирию и заставила пойти на перемирие, которое закончилось тем, что боевики получили передышку, возможность перегруппироваться, подвезти боеприпасы и оружие. Уже в апреле они развернули генеральное наступление — мы до сих пор это расхлебываем.

Страны международной коалиции не хотят войны, понимая, что она приведет к обострению проблемы беженцев. Если сегодня в Европе живут несколько миллионов беженцев, то война приведет к тому, что беженцев будут десятки миллионов, тогда Европа точно станет арабской. Это произойдет за десять-пятнадцать лет.

А вот Турцию охватил милитаристский угар. Есть определенные персоны в турецкой элите, которые не хотят мира в Сирии. В первую очередь, потому что на этом строится их бизнес — торговля нефтью и оружием. Когда в Сирии идут боевые действия, в которых участвуют  в том числе и курды, курдский вопрос может быть отложен на неопределенное время. Как только в Сирии будет мир, курды опять начнут поднимать голову в Турции. Но сухопутное вторжение турецких войск на территорию Сирии маловероятно, потому что Турция понимает, что это станет сигналом для активизации курдов, как на территории Сирии, так и на территории Турции.

Звонок Обамы с просьбой не бомбить мирную оппозицию — легенда, придуманная для массмедиа. Причины звонка были совершенно другими и могли быть связаны с обстрелом турецкой артиллерией территории Сирии. Если последняя направит пару диверсионно-разведывательных групп на территорию соседа, Турция будет близка к тому, чтобы ввести сухопутные войска на территорию Сирии, и тогда серьезная война на Ближнем Востоке станет неизбежной. Сегодня существует много сдерживающих факторов: для Турции это фактор Ирана и курдов.

Если армия Саудовской Аравии начнет сухопутную операцию на территории Сирии, ей придется серьезно отвлечься от Йемена. Вторжение Саудовской Аравии будет сигналом для Йемена: война перенесется на территорию Саудовской Аравии. А в Йемене 150 тысяч хуситов и регулярная йеменская армия, которая успешно бьет саудитов на своей территории. Хуситы могут начать совершать диверсионные вылазки на территорию Саудовской Аравии и взрывать там объекты нефтяной инфраструктуры.

Поэтому разговоры Саудовской Аравии, Иордании и Турции о введении войск в Сирию преследуют лишь одну цель — спровоцировать Россию на начало сухопутной операции. Но вряд ли Россия поддастся на эти провокации.