Россия в тени. Круглый стол по Крыму. Пьеса-репортаж

Что снова замышляет хитрый Запад? Чему так рады крымчане? Чем «сакральное» отличается от «цивилизационного»? Эти и прочие вопросы обсудили на круглом столе в Москве, где руководители Крыма встретились с российскими депутатами. Мы слегка сократили реплики и поменяли их местами, но в остальном не меняли ни слова. Да, эти люди правда такие и правда так думают

Иллюстрация: adoc-photos/Corbis/East News
Иллюстрация: adoc-photos/Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Пресс-центр «Россия сегодня». Президентский зал. За круглым столом — действующие лица. Все в строгих костюмах.

Владимир Константинов, председатель Госсовета Крыма. 22 года в строительном бизнесе.

Георгий Мурадов, его заместитель. Бывший чиновник в МИДе, любит слово «цивилизационный».

Сергей Железняк, вице-спикер Госдумы. Борец с нецензурной бранью, педофилией, фашизмом, пиратством и так далее.

Константин Долгов, уполномоченный по правам человека при МИДе. Борец с «неонацистской сворой Киева».

Сергей Цеков, представитель Крыма в Совете Федерации.

Александр Калинин, предприниматель.

Михаил Делягин, политолог.

 

Мурадов. Праздник, что мы отмечаем в эти дни, — это праздник возвращения России к своим цивилизационным корням. Праздник восстановления нашей идентичности, восстановления смысла цивилизационного устройства нашей части мира, которую мы стали терять в последние 25 лет. Крым — наше первое, серьезное, важное, символическое, цивилизационное, сакральное, как сказал наш президент, приобретение.

Переводит дыхание.

И как только поезд истории отойдет от событий крымской весны, мы сделаем этот праздник государственным праздником. Праздником многонационального цивилизационного сообщества, которое живет внутри России, вместе с Россией и вокруг России.

Редкие аплодисменты.

Мурадов (смущенно). Да я не ждал... Да я… Наболело просто, вот я и с пафосом... Вы меня простите, что я вас принуждаю к каким-то эмоциям…

Цеков. Мы, крымчане, гордый народ. Это не Крым воссоединяется с Россией. Это Россия воссоединяется с Крымом! Крым — колыбель русского православия. Я считаю, новый праздник можно было бы назвать днем воссоединения Руси. Потому что Крым — основа, сакральное значение и так далее.

Железняк. Да, воссоединение с Крымом — важнейшее событие в жизни Европы. А то и человеческой цивилизации. Та самая сакральность, о которой говорил наш президент, является частью нашего цивилизационного кода.

Делягин включает смартфон и начинает партию в шахматы.

В течение лет, а то и десятилетий Крым будет важнейшей точкой пересечения внешней и внутренней политики. Но те, кто не видит и не хочет успешного будущего России, будут постоянно разыгрывать карту Крыма. Наши оппоненты будут разыгрывать различные аспекты неустроенности в сфере Крыма, чтобы сдерживать развитие Крыма и России в целом…

Цеков. Хотя Европа сама уничтожила все национальные меньшинства на своей территории. Как и Америка. А Россия всегда всех уважала, сохраняла, мы многоконфессиональное государство. Если у кого-то надо учиться, то у нас.

Долгов. И надо с фактами в руках развенчивать мифы о ситуации с правами человека в России, пока по Риге маршируют нацисты, а Вашингтон не выражает беспокойства относительно Киева!

Железняк. Атака Запада касается вопросов, связанных с недостаточной эффективностью местного самоуправления… Да, в Крыму вместо абсолютно неэффективной украинской бюрократии пришла российская бюрократия, которая в некотором смысле в отдельных аспектах тоже, так сказать, некоторым образом, несвободна.

Пауза, переводит дыхание.

Но наша задача — не позволить кому-то расстроить граждан России своей неэффективностью.

Цеков. Да мы не расстроены! Не прошли у нас праздничные настроения! Мы встаем и радуемся! Каждый день встаем и радуемся что ушли от войны, от беды!

Железняк. Как видите, трудности, которые искусственно создаются Крыму со стороны третьих стран, не меняют готовности и решимости крымчан сделать свой округ визитной карточкой успешности российской стратегии в 21 веке.

Цеков. Мы, крымчане, родину-то не меняли! Нас, крымчан, зомбировали, что мы часть Украины! И какие результаты зомбирования? Я вам скажу.

Драматическая усмешка.

А никакие.

Калинин. Исторически Россия возникла как северо-восточные области Золотой орды...

Оживление в зале.

Извините, северо-западные. А Крым возник как юго-восточные области…

Делягин хлопает рукой по лбу.

Извините, юго-западные... Да просто Романовы хотели быть ближе к Западу…. Переписывали историю… А у нас генотип идентичный…. История России так глубоко уходит в историю… Что говорить сегодня… В общем… Нас объединяет гораздо больше, чем…

Пауза, внезапно.

Мы крымчанам сразу говорили: хотите быть успешными людьми — сохраните рынки сбыта!

Его грубо прерывают: пришел опоздавший Константинов.

Константинов. Наше поколение еще долго будет находиться в тени. В тени великих исторических событий… Мы референдум пропустили через свое сознание… Если вы теперь спросите у крымчан вспомнить что-то из украинской жизни, они посмотрят на вас с недоумением. Они уже забыли. Народ с энергией познает Россию. Сочи, Москву, Петербург...

Внезапно, живо.

Это как из армии вернуться! Два года — а все поменялось: кто-то женился, кто-то развелся! В общем, никакие политики, никакие чиновники, какими бы выдающимися они ни были…

Мурадов расправляет плечи.

Ничего бы они не обеспечили, если бы не люди.

Мурадов расстроен.

Была такая песня: если не был в Керчи, то молчи. Это был самый дальний край Крыма. А сегодня это самый передовой город.

Делягин начинает нервно перебирать визитки.

Мурадов. Да, еще два-четыре года, как все жители Крыма почувствуют позитивы. Пищевое-то производство как выросло. 36% — и это итог украинской блокады Крыма. Спасибо им большое! Еще нас поблокируют — еще на 36% вырастем!

Цеков. Да это мы раньше, при Украине жили в условиях блокады! К нам не относились как к своей территории. Нас постоянно попрекали. А сейчас мы радуемся.

Мурадов. Растет и сельское хозяйство. Мы получили лучший урожай за всю постсоветскую историю Крыма. Мы быстро переориентировались с влаголюбивых на засухоустойчивые!

Делягин нервно крутится в кресле.

Я говорил грубо и еще буду грубости говорить: самое важное, чтобы на этом экономическом поле не было дезертиров. Во время войны мы должны сплотиться. А не бежать в кусты и ждать, что санкции отменят, как это делают наши корпорации и банки… Санкции не отменят! Их отменят, только если все наши структуры пойдут в Крым! Кто попытается ввести, так сказать, санкции, обломает зубы о наши, так сказать, меры.

Цеков. Да, в нашей повседневной жизни есть проблемы, они нас огорчают, но как только мы приближаемся к какому-то празднику, ко Дню Победы, например, мы всегда встаем с ощущением большой радости от произошедшего с нами!

Мурадов. И о достижениях на ниве народной дипломатии: Ялта и Баден-Баден сохраняют свои побратимские отношения! Популярность Крыма как международного партнера постоянно возрастает.

Долгов. Скоро мы будем отмечать очередную трагическую годовщину одесских событий. Где расследование?

Цеков. Чувство радости не покидает крымчан и не покинет до конца их жизни.

Делягин резко встает и уходит. 

Занавес.