Никакого заката. Европа после терактов в Брюсселе

14 человек погибли в аэропорту Брюсселя, еще 20 в брюссельском метро. Ранены сотни. Эксперты по безопасности Сергей Мигдал и Андрей Солдатов, политолог Сергей Сумленный и журналистка Юлия Пешкова рассказали «Снобу», почему теракт нельзя было предотвратить, как на него реагируют бельгийцы и почему закат Европы откладывается

Фото: Laurie Dieffembacq/Belga/AFP
Фото: Laurie Dieffembacq/Belga/AFP
+T -
Поделиться:

Юлия Пешкова, журналист:

Мой муж работает прямо рядом со станцией «Мальбек». К счастью, он не пользуется метро и ездит на работу на велосипеде. Сегодня он проезжал там буквально через пару минут после взрыва — двери метро были разрушены, оттуда валил дым. Сейчас над городом летают вертолеты, я то и дело слышу сирены полиции и скорой помощи — обстановка напоминает декабрь, когда в городе арестовали шестерых предполагаемых террористов. На улицу выходить никому не рекомендуется, всех просят оставаться на местах и по возможности не пользоваться мобильными телефонами, чтобы не загружать сеть. Ни метро, ни автобусы не ходят, вокзалы тоже закрыты, а рейсы, которые направлялись в Брюссель, перенаправляют в другие города и даже в соседние страны.

Многие в Брюсселе сейчас сетуют, что нигде нет рамок металлоискателей, но, как я понимаю, они бы не предотвратили теракты. К таким вещам вообще никогда нельзя быть полностью готовым: начиная с парижских терактов, уровень террористической угрозы был сначала на четвертом уровне, потом его опустили до третьего, а сейчас опять подняли до четвертого. То есть все это время полиция и службы безопасности были настороже, но предотвратить случившееся все равно не удалось.

Очень страшно, что все это произошло сразу после того как здесь же, в Брюсселе, задержали Салаха Абдеслама — главного подозреваемого в подготовке парижских терактов. Я слышала, как люди говорили: «Ну слава богу, спецслужбы работают и они в состоянии поймать террористов». Если еще несколько месяцев назад все были очень напуганы после событий во Франции и старались особо не выходить из дома, то теперь всем стало спокойнее. И именно в этот момент прогремели новые взрывы — думаю, они были как раз ответом на арест Абдеслама. Террористы решили показать, что их осталось еще много и они будут продолжать делать то, что делают, а один арест ничего не решает.

Местная пресса пока никаких официальных заявлений не публикует, журналисты стараются в первую очередь дать полезную информацию — что делать, куда звонить в экстренной ситуации. Я видела, что в российской прессе уже приводят цифры, сколько людей погибло, но у нас пока пишут, что данные уточняются. И бельгийские, и французские журналисты делают все, чтобы не сеять лишней паники, поэтому в основном приводят факты, а не строят предположения. И это, по-моему, правильно. А главное — что бы там ни писали в российской прессе, я пока не слышала, чтобы кто-то проводил параллели между терактами и мигрантским кризисом в Европе. Конечно, везде есть свои националисты, но в целом я не замечала антимусульманских настроений в обществе — все прекрасно понимают, что есть беженцы, которые приехали, чтобы здесь жить и трудиться, а есть исламисты, которые устраивают теракты, и мешать все в одну кучу не надо.

Сергей Мигдал, эксперт по терроризму, специалист по безопасности, бывший офицер израильской армии и полиции:

Бельгия выбрана совершенно не случайно. Это слабое звено в западноевропейской системе безопасности, в которой и так полно недостатков. С одной стороны, привлекательность Бельгии для террористов обусловлена объектами, которые в ней находятся: штаб-квартира Евросоюза, Еврокомиссия, офис НАТО и очень многие европейские институты. С другой стороны, Бельгия — это страна, в которой самая слабая полиция и спецслужбы среди стран Западной Европы. Бельгия по своей природе — это искусственно созданное государство, раздираемое противоречиями между франкоязычными валлонами и фламандцами. Каждые несколько лет возникает очередная волна национализма, а партии, созданные по национальному и языковому принципу, не могут сотрудничать между собой. Страна фактически разделена на несколько отдельных провинций. В таких условиях очень сложно принимать какие-либо серьезные решения, касающиеся безопасности, просто потому что некому принимать эти решения. Из-за этого в том числе, полицейское начальство действует само по себе, и национальная безопасность недостаточно сильна. Этот гнойный нарыв рос последние 25 лет под боком у Франции, Англии, Германии. Именно из Бельгии вышли люди, связанные с терактами в Америке 2001 года и с другими терактами во многих странах мира. Именно в Бельгию стали внедрять различные исламистские подпольные группировки, террористы чувствовали себя там в абсолютной безопасности, начиная от организации террористических групп, заканчивая рекрутингом для поездок в Афганистан, Сирию, Ливию и так далее. Читать дальше >>

Сергей Сумленный, политолог:

Теракты в Брюсселе — не повод говорить о каком-то закате Европы, о провале европейского проекта интеграции. Никакого провала нет. В одной лишь Франции больше миллиона выходцев из арабских стран. И лишь единицы из них действительно радикализуются. Это показатель не провала интеграции, а наоборот: весьма успешной интеграции.

Из Бельгии на Ближний Восток уехали заниматься джихадом несколько сотен человек, а население Бельгии составляет несколько миллионов. В периоды экономических и прочих кризисов растет количество людей из социально слабых слоев, которые чувствуют себя неприкаянными и готовыми радикализироваться. Но таких людей не много. Один террорист, десять террористов могут совершить громкий теракт или несколько громких терактов, но это не показатель того, что, как любят говорить в России, общество в Европе находится на пороге гражданской войны. Ничего подобного нет.

Вероятность совершения терактов сейчас несколько выше, чем два года назад, но нужно понимать, что терроризм и убийства людей не являются прерогативой исламских террористов. В Германии все теракты за последние 30 лет совершались немецкими террористами по политическим соображениям, не имеющим никакого отношения к исламизму. Это были либо леворадикальные экстремисты, либо праворадикальные. Последняя активно работавшая на территории Германии группа террористов — неонацистская группировка НСУ, которую три года назад полиция случайно вскрыла. В Испании были взрывы, проводимые баскской организацией ЭТА.

Очевидно, что теракты будут пытаться использовать правые политики. Свою политическую выгоду из парижских терактов правые политики в Европе уже получили, и сомнительно, что они смогут получить еще какие-то преимущества. В Германии партия «Альтернатива для Германии», получила от 12 до 30%, и вряд ли она сможет получить больше. То же самое с партией «Национальный фронт» во Франции. Несущественное влияние эти теракты окажут и на британских политиков, британских граждан, которые размышляют, как им голосовать на референдуме по выходу из Евросоюза.

Те европейцы, у которых было негативное отношение к мигрантам, сформировали свое отношение еще до терактов. Происходит это из-за того, что европейцы могут испытывать страх от того, что поток большого количества беженцев плохо скажется на их доходах, что на создание инфраструктуры для беженцев будут тратиться их налоги. Экономические расчеты показывают, что на самом деле это не так. Кроме того, мигранты вызывают опасения из-за роста уличной преступности. Но мало кто всерьез голосует за правые партии из-за страха терактов.

Террористические атаки неприятны, несомненно они пугают население, но не могут оказать влияние на 450 миллионов жителей Евросоюза.

Андрей Солдатов, главный редактор сайта Agentura.ru, эксперт в области безопасности:

После ареста организатора парижских терактов предполагали, что следующей целью станет Бельгия. Бельгийские спецслужбы совместно с американцами уже несколько месяцев жестко давят на исламистские ячейки. Понятно, что в таких условиях может наступить реакция. Она и произошла. Вы арестовали нашего человека, мы вам покажем, что этого делать нельзя. Это такая игра, которая может, к сожалению, продолжаться какое-то время.

Хотя в Брюсселе находится штаб-квартира НАТО, Брюссель не является крепостью Евросоюза, и теракты произошли в крайне посещаемом гражданском аэропорту.

Любой город особенно такой большой, предполагает большое количество целей. Предотвращать такие теракты металлоискателями, рамками и так далее — ненадежно и малоэффективно. Теракт 2003 года в Тушино в Москве показал, что можно просто взорваться в толпе людей, стоящих в очереди перед рамками. Единственная возможность предотвращать теракты — это работа разведывательных служб.

Сообщая о возможности теракта, спецслужбы, с одной стороны, подстраховываются на будущее, а с другой, — призывают население к бдительности. Но такое предупреждение контрпродуктивно. Люди, не обученные отделять террористов от просто подозрительных людей, начинают спамить информационные каналы спецслужб, усложняя им работу.

Комментировать Всего 1 комментарий

Европейские политики верят, что нужно  и дальше пускать  "несчастных беженцев" (побрасавших своих жен,матерей,сестёр , дома и родину). Теракты в Париже и тд и тп .. ничему не научили..