Юлия Дудкина, Юлия Пантюшина

Кадыров — снова глава Чечни. Могло ли быть по-другому?

Владимир Путин назначил Рамзана Кадырова исполняющим обязанности главы Чеченской республики и выразил надежду, что тот будет участвовать в выборах главы Чечни 18 сентября. В феврале после конфликта с российской оппозицией Кадыров говорил, что его время на посту чеченского президента прошло и на эту должность надо искать нового человека. Доцент департамента политических наук НИУ ВШЭ Александр Кынев рассказал «Снобу», зачем чеченский лидер грозился уйти, а политолог Аббас Галлямов объяснил, кому выгодно переназначение Кадырова, а кому — нет

Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ
Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

Александр Кынев, политолог:

В последние месяцы мы наблюдали мощную информационную кампанию вокруг руководства Чечни, были и публичные заявления самого Рамзана Кадырова о том, что он готов покинуть свой пост. Думаю, это говорит о том, что вокруг дальнейшей судьбы чеченского главы существовала некая интрига. Ведь он — один из глав регионов, которые фактически входят в федеральную политическую элиту. Нынешний политический режим в России во многом сформировался благодаря реакции общества на кризис на Северном Кавказе и конфликт на территории Чечни в 90-е годы. Так что Чечня — это очень значимый регион для России, и вопрос руководства тут — не только внутрирегиональный, но и общефедеральный.

Понятно, что никакой публично заявленной оппозиции в Чечне нет — там для этого слишком жесткий политический режим. Интрига по поводу дальнейшей судьбы Кадырова, судя по всему, была в федеральном центре, где, очевидно, есть не только сторонники, но и противники чеченского главы. Думаю, такие противоречащие друг другу группы есть и внутри самого региона, просто мы их не видим, потому что там нет публичной политики. С другой стороны, сами чеченские власти тоже могли спровоцировать некое обострение ситуации вокруг фигуры Рамзана Кадырова — таким образом они вынудили ключевых людей региона публично выразить свою лояльность, присягнуть на верность Кадырову во время всех этих перепалок.

Но теперь, когда Рамзана Кадырова назначили исполняющим обязанности главы Чечни, интриги уже больше нет. С 2012 года выборы в России проходят в сентябре — в единый день голосования, и если полномочия главы региона заканчиваются раньше и его назначают и. о., то он, как правило, переизбирается, исключений пока еще не было. А уж если учитывать историю Чечни с ее вечными 99 процентами, то, думаю, всем понятно, чем закончатся следующие выборы.

Аббас Галлямов, политолог:

Глава Чечни оперирует особым статусом своего региона и очень дорого обходится Кремлю, не позволяя урезать объемы федерального финансирования. Кремль пытался поставить Кадырова в один ряд со всеми остальными губернаторами, но тот не дал этого сделать, демонстрируя свое особое влияние — он лез в федеральную политику, задавал федеральную повестку, показывая, что не стоит его иметь во врагах. В итоге любой условный замминистра финансов или экономики, который готовит предложения для своего руководителя, знает о том, что Кадыров находится на особом счету у российского руководства, и вместо того, чтобы предложить урезать бюджет Чечни, предложит скорее урезать бюджет Бурятии или Башкирии, а не Чеченской республики.  

Перед истечением срока полномочий главы Чечни Кремль прорабатывал разные варианты, которые могли быть даже не связаны с личностью Кадырова. Ведь Кремль не может быть заложником одного человека или ситуации, и Рамзан Кадыров об этом знал. Он нервничал, вдруг эти варианты реализуют — такой шанс есть всегда, и никто до последнего ни в чем не уверен. При этом Кремль вовсе не пытался искусственно держать Кадырова в подвешенном состоянии: он просто поставил его в ситуацию, в которой находится любой российский губернатор. Ведь альтернативы Кадырову существуют. Если Кремль поручит должность главы Чечни любому другому человеку из нынешнего руководства Чечни, тот, отвесив кучу реверансов в сторону нынешнего лидера, займет этот пост и никуда не денется.   

Но в итоге от переназначения Кадырова выигрывают и сам Кадыров, и Кремль. Ведь чеченский лидер, ведя борьбу с врагами Кремля и Путина, создал условия, в которых многие лидеры оппозиции и активисты напуганы.

Проигрывают в данном случае федеральные силовики, которые не являются теперь монополистами в части применения силы, и гражданское общество страны, потому что политическая дискуссия стала менее цивилизованной, более агрессивной, аргументы теперь заменяются силой. От этого в долгосрочном плане проигрывает и гражданское общество, и вся страна в целом.