Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

18198просмотров

Валерий Панюшкин: Гормон войны

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Я не знал этого механизма, пока не занялся боксом. Звенит гонг — и ты вдруг начинаешь бить симпатичного человека, владельца двух маленьких магазинчиков, который ничего плохого тебе не сделал, а наоборот, всего двадцать минут назад в раздевалке рассказывал тебе про своих милых детишек, а ты ему рассказывал про своих. Но вот звенит гонг — и ты пытаешься свалить его с ног ударом в голову.

Гонг — это условность. Просто так принято, что когда звенит гонг, мы начинаем бить друг друга, а когда гонг звенит еще раз, бить друг друга перестаем. В жизни, в отличие от спорта, сигнал к началу драки менее формализован и отчетлив. Часто его передают по телевизору. И часто это ерунда какая-нибудь. Например, парламент соседней страны принял закон, ограничивающий на территории той страны преподавание и распространение твоего языка. И это casus belli, даже несмотря на то что президент соседней страны наложил на этот закон вето. Никто не будет разбираться про вето — уже воюем. Такая же условность, как гонг в боксе. Просто большое количество людей поверило, что сигнал, который передали по телевизору, — это сигнал к началу новой войны. Любой сигнал. Верховный главнокомандующий что-то там кому-то приказал. Или царек далекой страны обратился с какой-то там просьбой. Главное, чтобы большое число людей поверило, что прозвучал гонг, и вот, повинуясь ему, военные отправляются убивать друг друга, точно так же как я по сигналу гонга принимаюсь бить по голове владельца двух маленьких магазинчиков и отца двоих милых детишек.

Причем все это случайно со мной произошло. Восемь лет назад я был совершенно мирным человеком и никогда никого не бил. Но однажды со мною случился сердечный приступ. Я испугался, отправился к кардиологу, а кардиолог прописал мне лекарства и велел заниматься спортом. Мне было скучно просто таскать штанги и шагать по беговой дорожке. Я решил попробовать бокс и постепенно втянулся. И вот я бью по голове владельца двух маленьких магазинчиков, хотя изначально никого не собирался бить, а просто хотел, чтобы у меня не было сердечных приступов.

Когда получаешь первый удар в голову — это ужасно. Кажется, что голова сейчас лопнет и ты умрешь.  Но за несколько лет тренировок ты свыкаешься с мыслью, что получить удар в голову не так уж и страшно. К боли можно привыкнуть. Ты привыкаешь к тому, что на тебя сыплются удары, и начинаешь соображать, хладнокровно защищаться и атаковать. Тебе даже нравится это, потому что сердце стучит часто и не остается времени для печалей и сомнений.

Некоторого, довольно небольшого опыта достаточно, чтобы научиться соображать во время драки. Мысли во время драки быстрые, но очень короткие и очень простые. Короче, чем сообщения в твиттер. Ты подмечаешь два-три приема, которые соперник использует для атаки, и выдумываешь два-три приема, чтобы защищаться от них. Если соперник способен придумать пять приемов для атаки — ты проиграл.

Ты слышишь, что кричит тебе тренер из-за канатов, но понимаешь только очень простые и очень короткие команды.

Ты занят тем, что подмечаешь ошибки, которые допускает соперник: слишком опускает руку, слишком наклоняет голову, теряет равновесие после удара. И ты пытаешься воспользоваться этими ошибками, попасть в него. Зачем тебе нужно попасть в голову или в подреберье владельцу двух маленьких магазинчиков и отцу двух милых детишек — эта мысль не приходит тебе в голову. Просто нужно попасть.

И еще ты не понимаешь эффективности своих ударов. Пока соперник стоит на ногах, невозможно понять, причиняешь ли ты ему хоть какой-нибудь ущерб. Даже когда он упал, ты не сразу это понимаешь. Когда мне впервые удалось отправить соперника в нокаут, я сначала отдышался немного и только потом подумал: «Что же я наделал? Зачем же я так сильно ударил своего товарища, отца двоих маленьких детей и владельца двух маленьких магазинчиков?»

И только уже в душе, облив голову холодной водой, я догадался, что весь этот Донбасс и вся эта Сирия, и весь этот Нагорный Карабах есть и во мне. И новая большая война тоже зашита во мне на биохимическом уровне. И никак нельзя это удалить.

Читайте также

Комментировать Всего 5 комментариев

Валерий, мне кажется, что если звучит телевизионный гонг (или какой-то никому не известный фанатик убивает кого-то там в далеком Сараево) и после начинается всеобщее месилово, значит субстрат был уже готов. Иначе - не склеится, и гонг может хоть обзвучаться.

В конце концов абсолютное большинство из тысяч (или даже миллионов?) немолодых людей, перенесших сердечный приступ и готовых заняться по этому поводу спортом, начинают приседать по утрам и/или бегать по дорожкам ближайшего парка, а вовсе не идут кого-то там бить по голове. ;)

Меня в предложенной Вами теме интересует вот что. Есть два разных феномена.

Один - сублимация агрессии в рычание. Ну вот встречаются две собаки, и драться не хотят, но и просто так пройти мимо не могут. Рычат, скалятся, шерсть дыбом: щазз порву! И я тебя - порву! Порычали, отметились и разошлись подобру поздорову.

Второй феномен - это накрутка себя и сторонников перед реальной дракой. Об этом знают все, кто жил уличной жизнью, или смотрел фильмы про гангстеров или викингов или читал романы Б.Корнуэлла. "Пойдем и убьем их всех!" "Вы ублюдки!" "Мы вырвем ваши глаза и будем плясать на ваших могилах!" "Ноги на уши навешу и бантиком завяжу!"

И вот мне очень делово интересно: с каким из двух феноменов мы сейчас имеем дело? 

Момент начала драки ускользает. Там триггер какой-то есть. Мимо скалящихся псов может пролететь птичка и псы сцепятся, потому что один из них отведет глаза, а второй воспримет это как удачный момент для атаки. 

А дворовая банда может год за годом подзаводить себя, но никакой драки из этого не получится, а получится рэп.

Мы не понимаем, почему это иногда включается, а иногда не включается. Мы понимаем только, что это во всех нас зашито, даже в самом наимилейшем профессоре в очках -9.

Не согласна, Валерий. Чтобы птичко-триггер сработал, второй пес должен быть готов атаковать. А дворовая банда, которая годами не дерется, а только пишет рэп, перестает быть дворовой бандой, а превращается в вокально-инструментальный ансамбль (это бывает, согласна, но ее претензии на "дворовость" и "бандитскость" уже никакими "серьезными пацанами" всерьез не воспринимаются ) ;)

Нмв ситуации один и два различаются в прошивке. И настоящий викинг их никогда не спутает (то есть он знает, зачем они сейчас сходятся - драться в "стене щитов" или так - за поговорить про развешенные кишки). Но внешне (для дилетантов)  феномены бывают похожи. И вот сейчас я чувствую, что не прочитываю. Один или два?

Феномен Ву Танг Клана, например, показывает нам, что даже очень знаменитый вокально-инструментальный ансамбль может иметь репутацию "серьезных пацанов" и пользоваться уважением в криминальной среде, каковое уважение, с другой стороны, отражается в поклоне Пса Призрака, встретившего Ризо на улице в фильме Джима Джармуша... Одним словом, реальность переплетается с мифологией и никак их не различишь, как не различишь, правда ли на Донбассе стреляют или это только по телевизору.

Да, конечно, согласна, если эти ребята и читают рэп и дерутся (и то, и то). Вы-то говорили про " год за годом подзаводить себя, но никакой драки из этого не получится" - А у этих музыкантов и талантливых предпринимателей, как я понимаю, проблемы с законом возникали и возникают то и дело. 

Начет мифологии, переплетенной с реальностью, тут конечно возразить нечего. Но реальность-то в любом случае куда-то двинется - порычат и разойдутся, или пойдет гулять губерния - вот в чем дело-то :((

 

Новости наших партнеров